18 июня. Оглашение Центральной литовской депутации Полонецкого универсала Т. Костюшко...

18 июня. Оглашение Центральной литовской депутации Полонецкого универсала Т. Костюшко об освобождении крестьян без земли на время участия их в восстании

Центральная литовская депутация.

Каковой получила от Вышнего народного совета универсал, оный в следующих здесь словах для повсяместнаго значения публикует.

Тадеуш Костюшко, главнокомандующий народных вооруженных сил, комисиям порядковым всех земель и поветов.

Никогда полякам оружие неприятелей их страшно не было бы, если бы сами, между собою быв согласны, ведали свою силу и знали, как оною действовать. Никогда, говорю, поляков оружием превозмочь не можно бы было, естли бы лукавой неприятель превратностью, изменою и подлогами не истончевал в народе охоты, которую всё время продолжения в Польше московского тиранства доказывает, до коликой степени наглость онаго довела состояние наше, употребляя к тому попеременно искуп, то подложные обещания, то потачку в судах, то удовлетворение приватностей, то наговоры однаго против другаго, то уничижение всего, что есть иностранное, словом, что только адская злость совместно с превратнейшею хитростью измыслить могла всё то употребляя.

В многократных случаях, когда поляк противу того тиранства порывался за оружие, может ли сей род разбойников щитать хотя одну над нами истинную победу, когда смелость поляков всегда оканчивалась тем, что побежденной неприятель опять новым победителем, налагая иго на семействе только облегченье было? Отколь же происходит сей Речи Посполитой переворот, естли не от того, что хитрость московских интриг, быв сильнее оружия, погубляла завсегда поляков своими же единоземцами.

В разсуждении правил, на которых вольность и постановление народное основываться должно было, нещастные поляки разделились в голосах и в невинном мнении противоборствовало по любви к собственным и особым предметам упорство, отсрочки и склонность к иностранным дворам, влекущая в подлую зависимость.

Пришло время, мерою нещастий и терпений приспешенное, последнее для участи польской составляющие эпоху, в которое единая цель, единое безсомнительное и спору непричастное преднамерение соединить должно сердце и умы, не оставляя от общей связи и отделенных поляков кроме примеченных в измене или трусости, которые не могут положиться на собственный разсудок. Нынешнеее народное возстание желает возвратить Польше вольность, целость и независимость, представляя народу свободнейшее время учреждать, под каким он сам соизволит быть правлением. Итак, повод различнаго суждения остается, а священная и очевидная цель деятельностию занимает сердце и собирает воедино и тех даже, коих по сие время различные притчины разделяли.

А потому время сие или паче минуту онаго с найвяцшим усердием хватать должно. Истощит неприятель все силы, препятствуя воспользоваться сим временем употребить оружие, но оное почитать должно ни малейше не опасным усилия его оружием. Против кучи встревоженных уже невольников поставим потребное число свободных жителей, которые, за собственное щастие сражаясь, никак не могут сомневаться в победе. А то, чем нас по сие время преодолевали, то оружие гадов тайно угрызающих, то оледенелое макиовелизма искуство победит наш разум, усердие честных обывателей и грозный меч справедливости, который досягнет везде, где только измена или вредная народу превратность окажется.

Итак, участь Польши теперь на том зависит, чтоб сокрушить две неприятельские силы, то есть силу оружия и силу интриги. И для того за долг поставляю известить народ, что росияне ищут средств, как бы возмутить против нас чернь, представляя оным своенравность наших помещиков, давнишное их притеснение и, наконец, обещая лучшую участь при помощи российской. Сие говоря, заохвачивают и позволяют совместно с ними поселянам нападать для грабежа на господские домы. Простой народ, часто обольщаясь нуждою, может впадать, да и в самой вещи впадает уже в сии усилия, чему видны примеры, что уведенные или насильно взятые, одеты уже в их мундиры.

С сожалением признать должен, что часто строгое обхождение с народом дает россиянам повод сим весь народ укорением. Безпрестанно жалуются жолнеры и рекруты, что оставшиеся жены и их дети не точию никакой отрады не имеют, но как бы за то ещё служат Речи Посполитой их мужья и отцы, сугубо угнетаются. Таковые поступки во многих местах конечно происходят, но в других оказываются уже самою опастностью злаго их желания или заграничнаго впечатления, дабы тем народное воспаление к защите Отечества совсем остудить.

Но благопристойность, справедливость и благо Отечества представляют нам удобное и верное средство, которым домашнее коварство или заграничную интригу предупредить можно. Скажем, что народ же оттеперь состоит под опекою национального правления, что угнетенный человек имеет защиту в порядковой комисии своего воеводства, что притесняючий и преследующий защитников Отечества яко неприятель и изменник Отечества казнен будет. Средство сие согласует со справедливостью благороднаго народа, любезно чувствительным душам и, что касается до подати офяры, то малого стоит и, следовательно, привяжет народ к публичному делу и охранит ево от уловлений неприятельских. И для того препоручаю порядковым комисиям, состоящим в воеводствах и поветах всего края, дабы следующее распределение между всех вотчинников, владельцов и на местах их бывших управителей зделали.

1. Оповестили бы в народе, что оной состоит под призрением национальнаго правления.

2. Што личная особа всякаго поселянина свободна так, что может он жить где похочет, оповестя однако ж в своем воеводстве порядковую комисию, куда переходит, только бы естли кому должен равномерно и казенные подати заплатил.

3. Что народ облегчается в господских работах таким образом: который работает 5 или 6 дней в недели облегчается двумя днями в недели, который 3 или 4 работал в недели, такому дается свободы 1 день, кто работал 2 дни, облегчается одним днём, кто в недели работал один только день, тот от сего времени в двух неделях будет на господина работать один день, а кто в других ходил на господскую работу, такой освобождается в двойном числе и дни, которые работал по одиночку, такому отпускаются в одинаком числе дни. И сие увольнение продолжится чрез всё время революции, пока в свое время законодательная власть твёрдое по сему предмету зделает постановление.

Городские начальники старалися бы, чтоб находящихся в войске Речи Посполитой лиц не разорялось хозяйство и дабы земля, яко источник нашего сокровища, запущена не была, каковому примеру как господские дворы, так и деревенские собрания последовать долженствуют.

5. Которые будут в посполитом рушении, те во всё время обретательства их под ружьем на господскую работу не пойдут, пока возвратятся в домы свои.

6. Собственности во владение землею, ограниченной обязательными в силу выше изъясненной милости обеспечением, никакой вотчинник не может лишить никакова поселянина, естли предварительно о том чрез дозорцов не разведался и не доказал, что поселянин обязанностей своих не исполняет.

7. Естли бы который подстароста, економ или комисар противу сего распоряжения поступил и угнетал чем бы то ни было народ, таковаго должно взять, представить в комисию для отсылки в криминальный суд.

8. А естли бы вотчинники приказывали не слушать или же сами угнетали бы народ (чево не могу однако ж надеяться), таковые яко противники предрасположению народнаго возстания взяты будут к ответу.

9. Взаимным образом и поселяне, чувствуя к себе справедливость и благотворение, изливаемое от правительства, должны со всяким усердием оставленные для господской работы дни отслуживать, начальникам своим повиноваться, о хозяйстве радеть, земли порядочно обрабатывать и засевать. И когда для поселян зделано такое облегчение по поводу неудобности к защите Отечества, а помещики — за любовь к Отечеству охотно оное приемлют, для того поселяне не должны отказываться от найма для службы в господских дворах на безобидных условиях.

10. Для удобнейшаго соблюдения порядка и удостоверения, что сие приказание исполнено, комисии порядковые разделят таким образом, как сказано в инструкции, воеводствы или земли или поветы свои на дозоры, в подведомстве которых в каждом бы тысяча, а по самой большой мере 1200 хозяев было, и назовут сии дозоры по имянам главных местечек или сел и в такой должны быть окружности, чтоб удобно было сообщаться.

11. Во всяком дозоре изберут человека способнаго и честнаго, который бы кроме возложенной на себя должности, изъясненной в инструкции порядковых комиссий, принимал жалобы от народа о притеснениях ево, как равномерно и от господского двора в случае непослушания или противных поступков разсматривал бы споры, и естли бы стороны не были довольны, в таком случае отсылал их в порядковую комисию.

12. Благотворение, оказанное от суда народу в облегчении ево от тяжестей, тем вяще поощрять должно оной к хлебопашеству и к защите Отечества, а дабы тунеядцы, употребив во зло таковую милость и справедливость правительства, не удаляли народ от труда, не наущали к неповиновению помещикам и не отговаривали защищать Отечество, о сем порядковые комисии в своих воеводствах и поветах наиприлежнейшее должны иметь смотрение.

13. Духовне, яко ближайшие народа наставники, должны оному внушать, чем народ обязан своему Отечеству, которое по справедливости для нево изъявляет материнские свидетельства. Они просветить должны народ, что усердной в своем и господском хлебопашестве труд столь же для Отечества есть приятная жертва, сколь и того, которой от хищности и грабежа неприятелей защищает оное что, и исполняя господскую послугу, столь ныне облегченную, другаво ничего не делает, как только платит должное помещику, коего владеет землёй.

14. Духовенство обеих обрядов сие распоряжение должны огласить в церквах и костелах продолжая то ж самое чрез четыре недели, а сверх сего и комиссии порядковые из числа своих чиновников или из обывателей, пекущихся о благе Отечества, назначат особ, которые бы, объезжая по селам и парафиям, вслух пред народом сие распоряжение читали, приохочивая их за таковое благотворение Речи Посполитой к усердной защите ея.

Дан в лагере под Поланцем 7 мая 1794 года Тадеуш Костюшко.

Мецишевский, комисар краковский, перо держащий.

И для того подтверждает депутация порядковым всех воеводства и земель комисиям означенной универсал по всем парафиям как найскорее оповестить и исполнить, а за исполнением имеют непременное смотрение.

Дан в Вильне 18 июня 1794 года.

Секретарь Иосиф Нарбут.

***

РГАДА, ф. 16, д. 758, ч. 2, л. 234—237 об.

Восстание и война 1794 года в литовской провинции (по документам российских архивов) / сост. Е. К. Анищенко (сост., ред. и предисл.). — М.: ЧеРо, 2000. — С. 118—122.