Из «Повести временных лет» о борьбе древлян против киевских князей Игоря, Ольги и Святослава

945 – 946 гг. – Из «Повести временных лет» о борьбе древлян против киевских князей Игоря, Ольги и Святослава

1. В лето 6453 [945]. В се же лето рекоша дружина Игореви: «Отроци Свенельжи изоделися суть оружьем и порты, а мы нази. Поиде, княже, с нами в дань, да и ты добудеши и мы». И послуша их Игорь, иде в Дерева в дань, и примышляше к первой дани, и насиляше им и мужи его. Возьемав дань, поиде в град свой. Идущу же ему въспять, размыслив рече дружине своей: «Идете с данью домови, а я возъвращюся, похожю и еще». Пусти дружину свою домови, с малом же дружины возъвратися, желая больша именья. Слышавше же Деревляне, яко опять идеть, сдумавше со князем своим Малом: «Аще ся въвадить волк в овце, то выносить все стадо, аще не убьють его; тако и се, аще не убьем его, то вся ны погубить». И послаша к нему, глаголюще: «Почто идеши опять? Поймал еси всю дань». И не послуша их Игорь, и вышедше из града Изъкоръстеня Деревля не убиша Игоря и дружину его; бе бо их мало. И погребен бысть Игорь, и есть могила его у Искоръстеня града в Деревех и до сего дне.

Вольга же бяше в Киеве с сыном своим с детьском Святославом, и кормилец его Асмуд, и воевода бе Свенелд, — то же отець Мистишин. Реша же Деревляне: «Се князя убихом рускаго; поймем жену его Вольгу за князь свой Мал и Святослава, и створим ему, яко же хощем». И послаша Деревляне лучьшие мужи, числом 20, в лодьи к Ользе, и присташа под Боричевым в лодьи. Бе бо тогда вода текущи въздоле горы Киевськия, и на подольи не седяху людье, но на горе. Град же бе Киев, идеже есть ныне двор Гордятин и Никифоров, а двор княжь бяше в городе, идеже есть ныне двор Воротиславль и Чюдин, а перевесище бе вне града, и бе вне града двор другый, идеже есть двор демьстиков за святою богородицею; над горою, двор теремный, бе бо ту терем камен. И поведаша Ользе, яко Деревляне придоша, и возва я Ольга к собе и рече им: «Добри гостье придоша». И реша Деревляне: «Придохом, княгине». И рече им Ольга: «Да глаголете, что ради придосте семо?» Реша же Деревляне: «Посла ны Дерьвьска земля, рекущи сице: мужа твоего убихом, бяше бо мужь твой аки волк восхищая и грабя, а наши князи добри суть, иже распасли суть Деревьску землю, да поиди за князь нашь за Мал»; бе бо имя ему Мал, князю дерьвьску. Рече же им Ольга: «Люба ми есть речь ваша, уже мне мужа своего не кресити; но хочю вы почтити наутрия пред людьми своими, а ныне идете в лодью свою, и лязите в лодьи величающеся, и аз утро послю по вы, вы же рьцете: не идем на конех, ни леши идем, но понесете ны в лодье; и възне — суть вы в лодьи»; и отпусти я в лодью. Ольга же повеле ископати яму велику и глубоку на дворе теремьстем, вне града. И заутра Вольга, седящи в тереме, посла по гости, и придоша к ним, глаголюще: «Зоветь вы Ольга на честь велику». Они же реша: «Не едем на коних, ни на возех, ни пеши идем, понесете ны в лодьи». Реша же Кияне: «Нам неволя; князь нашь убьен, и княгини наша хочет за вашь князь»; и понесоша я в лодьи. Они же седяху в перегъбех в великих сустугах гордящеся. И принесоша я на двор к Ользе, и, несъше, вринуша е в яму и с лодьею. Приникъши Ольга и рече им: «Добра ли вы честь?» Они же реша: «Пуще ны Игоревы смерти». И повеле засыпати я живы, и посыпаша я.

И пославши Ольга к Деревляном; рече им: «Да аще мя просите право, то пришлите мужа нарочиты, да в велице чти приду за вашь князь, еда не пустять мене людье киевстии». Се слышавше Деревляне, избраша лучьшие мужи, иже дерьжаху Деревьску землю, и послаша по ню. Деревляном же пришедъшим, повеле Ольга мовь створити, рькуще сице: «Измывшеся придите ко мне». Они же пережьгоша истопку, и влезоша Деревляне, начаша ся мыти; и запроша о них истобъку, и повеле зажечи я от дверий, ту изгореша вси.

И посла к Деревляном, рькущи сице: «Се уже иду к вам, да пристройте меды многи в граде, иде же убисте мужа моего, да поплачюся над гробом его, и створю трызну мужю своему». Они же, то слышавше, съвезоша меды многи зело, и възвариша. Ольга же, поимши мало дружины, легъко идущи приде к гробу его, и плакася по мужи своем. И повеле людем своим съсути могилу велику, и яко соспоша, и повеле трызну творити. Посемь седоша Деревляне пити, и повеле Ольга отроком своим служити пред ними. И реша Деревляне к Ользе: «Кде суть дружина наша, их же послахом по тя?». Она же рече: «Идуть по мне с дружиною мужа моего». И яко упишася Деревляне, повеле отроком своим пити на ня, а сама отъиде кроме, и повеле дружине своей сечи Деревляны; и исекоша их 5000. А Ольга возъвратися Киеву, и пристрои вои на прок их.

2. В лето 6454 [946]. Ольга с сыном своим Святославом собра вои много и храбры, и иде на Деревьску землю. И изидоша Деревляне противу. И сънемъшемася обема полкома на скупь, суну копьем Святослав на Деревляны, и копье лете сквозь уши коневи, и удари в ноги коневи, бе бо детеск. И рече Свенелд и Асмолд: «Князь уже почал; потягнете, дружина, по князе». И победиша Деревляны. Деревляне же побегоша и затворишася в градех своих. Ольга же устремися с сыном своим на Искоростень град, яко тее бяху убили мужа ея, и ста около града с сыном своим, а Деревляне затворишася в граде, .и боряхуся крепко из града, ведеху бо, яко сами убили князя и на что ся предати. И стоя Ольга лето, и не можаше взяти града, и умысли сице: посла ко граду, глаголюще: «Что хочете доседети? А вси гради ваши предашася мне, и ялися по дань, и делають нивы своя и земле своя; а вы хочете изъмерети гладом, не имучеся по дань». Деревляне же рекоша: «Ради ся быхом яли по дань, но хощеши мьщати мужа своего». Рече же им Ольга, яко «Аз мьстила уже обиду мужа своего, когда придоша Киеву, второе и третьее, когда творих трызну мужеви своему. А уже не хощю мъщати, но хощю дань имати помалу, и смирившися с вами пойду опять». Рекоша же Деревляне: «Што хощеши у нас? Ради даем медомь и скорою». Она же рече им: «Ныне у вас несть меду, ни скоры, но мало у вас прошю: дадите ми от двора по 3 голуби да по 3 воробьи. Аз бо не хощю тяжьки дани взъложити, яко же и мужь мой, сего прошю у вас мало. Вы бо есте изънемогли в осаде, да сего у вас прошю мала». Деревляне же ради бывше и собраша от двора по 3 голуби и по 3 воробьи, и послаша к Ользе с поклоном. Вольга же рече им: «Се уже есте покорилися мне и моему детяти, а идете в град, а я заутра отступлю от града, и пойду в градо свой». Деревляне же ради бывше внидоша в град, и поведаша людем, и обрадовашася людье в граде. Вольга же раздая воем по голуби кому ждо, а другим по воробьеви, и повеле к коемуждо голуби и к воробьеви привязывати церь, обертывающе в платки малы, нитъкою поверзывающе к коемуждо их. И повеле Ольга, яко смерчеся, пустити голуби и воробьи воем своим. Голуби же и воробьеве полетеша в гнезда своя, голуби в голубники, врабьеве же под стрехи; и тако възгарахуся голубьници, ово клети, ово веже, ово ли одрины, и не бе двора, идеже не горяще и не бе льзе гасити вси бо двори възгорешася. И побегоша людье из града, и повеле Ольга воем своим имати а, яко взя град и пожьже и; старейшины же града изънима, и прочая люди новых изби, а другия работе предасть мужем своим, а прок их остави платити дань.

И възложиша на ня дань тяжьку; 2 части дани идета Киеву, а третьяя Вышегороду к Ользе; бе бо Вышегород град Воньзин. И иде Вольга по Дерьвьстей земли с сыном своим и с дружиною, уставляющи уставы и уроки; и суть становища ее и ловища. И приде в град свой Киев с сыном своим Святославом, и пребывши лето едино.

***

Повесть временных лет, ч. 1, Изд. АН СССР, 1950.

Белоруссия в эпоху феодализма : сборник документов и материалов : в 3 т. / редкол.: А.П. Азаров, А.М. Карпачев, Е.И. Карнейчик ; сост.: З.Ю. Копыльский и др. ; Ин-т истории АН БССР, Арх. упр. МВД БССР. – Минск : Издательство Академии наук БССР, 1959–.
Т. 1 : С древнейших времен до середины XVII века. – Минск : Издательство Академии наук БССР, 1959. – С. 32–35.