/ / Общественно-политические и в области права
12.09.2018

Нам доверяют – это лучшая оценка. Интервью Председателя Следственного комитета Ивана Носкевича

Накануне профессионального праздника белорусских следователей гостем «СБ» стал Председатель Следственного комитета Иван Носкевич.

Иван Носкевич

– Иван Данилович, расскажите, чем сегодня живет Следственный комитет?

– Вместе с другими правоохранительными органами Следственный комитет много работает над тем, чтобы Беларусь оставалась самым безопасным местом на земле, здесь жили и честно трудились граждане, а если приключится беда – всегда шли к нам за помощью и могли положиться на компетентные государственные органы. Только за последний год нами рассмотрено более 100 тысяч заявлений о преступлениях, а количество самих преступлений уменьшилось на 3 процента. Приятно, что белорусы нам доверяют, а это самая высокая оценка для следователя.

Следственным комитетом проделана немалая работа – расследовано более 57 тысяч уголовных дел, возмещен ущерб на сумму более 37 миллионов рублей. При этом более половины из этих дел завершено в срок до одного месяца.

– Хотелось бы услышать и об уголовных делах, по которым не установлены преступники, а расследование длится годами...

– Сегодня расследование дел прошлых лет – это одно из приоритетных направлений Следственного комитета. Благодаря эффективной работе межведомственных рабочих групп, состоящих из наиболее квалифицированных следователей и сотрудников милиции, с 2012 года остаток нераскрытых преступлений прошлых лет сократился практически наполовину, более чем на 158 тысяч уголовных дел.

Отдельное внимание среди дел прошлых лет отводится расследованию убийств. Приведу пример расследования одного из таких преступлений. С 2008 года оставалось нераскрытым убийство женщины в Пинском районе. Практически 10 лет спустя при изучении фотографий с места происшествия следователем обращено внимание на емкость со следами, похожими на цементный раствор. Это позволило выдвинуть версию об убийстве с последующим бетонированием захоронения в сарае. В ходе проверки данной версии следователями собраны неопровержимые доказательства причастности к данному убийству сына погибшей, который в итоге осужден к наказанию в виде лишения свободы сроком на 10 лет.

– Криминологи утверждают, что преступность становится все более организованной и профессиональной. Расскажите, готовы ли следователи к таким вызовам современности?

– Да, в последние годы изменилась и структура преступности, общий интеллектуальный уровень преступников вырос.

Такая криминологическая ситуация требует от следователя не только быть настоящим профессионалом своего дела, но и аналитиком, организатором, тактиком одновременно. Творческие начала в следственной работе не должны отбрасываться на второй план. Недопустимо, чтобы следователь превратился в банального оформителя процессуальных документов. Расследование фактов коррупции требует глубокого мыслительного процесса и правильной оценки произошедших событий.

Например, сегодня уже не удивишь районного следователя изъятием майнинговой фермы, осмотром документов в системе «1:С Предприятие» или анализом переписки в мессенджерах.

– Следствие сегодня работает со сложными, запутанными преступлениями, и только теоретическими знаниями здесь, наверное, не обойтись. А какими технологиями вооружены следователи, какие технические новинки ими используются?

– Во-первых, следователи работают в тесной связи с экспертами Государственного комитета судебных экспертиз, у которых имеется широкий спектр возможностей исследования доказательств.

Во-вторых, для оперативности работы в Следственном комитете имеются собственные специалисты в лице следователей-криминалистов. Они не только работают на местах происшествий, но и постоянно проводят мониторинг мирового опыта криминалистической работы, следят за новинками специальной техники, анализируют возможности ее адаптации и применения в наших условиях.

Например, на высоком уровне организована работа с объектами, которые на практике принято называть цифровыми доказательствами. Следственный комитет имеет возможность проводить осмотры мобильных устройств, компьютеров для обнаружения криминалистически значимой информации. При необходимости с помощью специальной программы в компьютере следователь может более детально рассмотреть место происшествия и следы, оставленные преступником на месте происшествия.

– Известно, что у преступности нет границ, и от эффективности взаимодействия правоохранительных органов во многом зависит успех в борьбе с трансграничной и организованной преступностью. В каком направлении здесь работает Следственный комитет, чего удалось достичь за последние годы?

– Развитие цифровой экономики привлекает не только бизнес, но и злоумышленников. Границы между государствами не всегда могут остановить преступников. К примеру, внутри Союзного государства Беларуси и России или в интернете. Если говорить об объеме взаимодействия в количественном выражении, то за 8 месяцев 2018 года направлено 3.440 поручений об оказании международно-правовой помощи компетентным органам иностранных государств, а также организовано исполнение поступивших 504 поручений из-за рубежа.

В этом плане Россия остается нашим ключевым партнером в области международно-правового сотрудничества в сфере досудебного уголовного производства. Знаковым событием стало проведение в мае 2018 года в Гомеле третьего совместного заседания коллегий следственных комитетов Республики Беларусь, Республики Армения и Российской Федерации. На этой встрече подробно обсуждались вопросы совершенствования следственной деятельности, использования информационных технологий в процессе расследования уголовных дел.

Профессионализм наших следователей в сфере высоких технологий и успешное расследование ряда уголовных дел в этой сфере открыли взаимовыгодные перспективы сотрудничества с ФБР США.

После успешного сотрудничества с ФБР на нас обратили внимание и другие правоохранительные органы США – меморандум нам предлагает подписать федеральное Агентство по борьбе с наркотиками. В настоящее время документы на согласование направлены в МИД и Минюст.

– У Следственного комитета сложилась четкая и понятная структура, есть хорошие кадры, неплохая материально-техническая база. В таком случае остались ли в его деятельности еще не решенные проблемы?

– Проблем нет, есть цели, к которым мы движемся. Мы продолжаем работу над нашей Единой автоматизированной информационной системой – ЕАИС.

Сейчас мы прорабатываем концепцию создания собственного ведомственного учреждения образования, в котором будут осуществляться переподготовка и повышение квалификации специалистов для нужд Следственного комитета из числа выпускников юридических вузов, а также лиц, имеющих высшее юридическое образование и стаж работы по специальности.

Еще один вопрос, который мы постоянно держим на контроле, – криминалистическое обеспечение деятельности, выше мы об этом упоминали. Мы стараемся следить за новинками в этой сфере. Если появляется какой-то инструмент, который абсолютно точно поможет в следственной работе, то мы не жалеем ни средств, ни времени на его приобретение и внедрение, скорее мы сэкономим на каких-то бытовых вещах.

– В свое время Президент говорил о необходимости активной законотворческой деятельности ведомства, учитывая проблемы, с которыми приходится регулярно разбираться. Что в данной области было сделано Следственным комитетом в последнее время?

– Подобная работа проводится на постоянной основе, и список наших предложений за последний год довольно обширен. Здесь мы можем выделить несколько основных. Первое – подготовлены предложения в рамках выполнения поручения Главы государства о либерализации законодательства в сфере экономики.

Второе – совместно с Генеральной прокуратурой и Палатой представителей прорабатываем вопрос ужесточения ответственности за доведение до самоубийства и склонение к самоубийству, а также введение уголовной ответственности за пропаганду самоубийства. Данный законопроект находится в настоящее время в Палате представителей.

Третье – прорабатывается вопрос о декриминализации ответственности по статьям 233 и 234 Уголовного кодекса. Речь о незаконной предпринимательской деятельности и лжепредпринимательстве.

Кроме того, инициированы изменения в уголовно-процессуальное законодательство в части возможности в определенных случаях замены понятых непрерывной звуко- и видеозаписью хода следственного действия. Соответствующая норма включена в законопроект, который в настоящее время находится в Палате представителей. Также продолжается проработка вопроса о создании государственного целевого внебюджетного фонда возмещения вреда потерпевшим в результате совершения особо тяжкого либо тяжкого преступления против жизни и здоровья человека, повлекшего смерть либо причинение тяжкого телесного повреждения.

– Следственный комитет регулярно обращает внимание общественности на проблемы детского травматизма и преступлений в отношении несовершеннолетних. Откуда такое внимание к проблеме?

– Я лично ежедневно изучаю суточную сводку, уделяя особое внимание фактам детского травматизма и гибели детей. Проверки и расследования по некоторым фактам моментально берутся под личный контроль. Мы наблюдаем тревожную динамику, в связи с чем используем все инструменты, чтобы предостеречь и уберечь наших детей, работая посредством социальных медиа, через СМИ. На постоянной основе представители комитета принимают участие при проведении классных часов, родительских собраний, а также проводят индивидуальную работу с детьми и их семьями, находящимися в группе риска, но и этого, как показывает практика, оказывается недостаточно.

Нельзя забывать, что в конечном итоге воспитывать ребенка должен не Следственный комитет или исполком, а его родители, которые, к сожалению, не всегда уделяют достаточно внимания своим детям. Особенно в раннем возрасте, когда ребенка на каждом углу может поджидать опасность.

Продолжающийся печальный тренд, который вновь вернулся этим летом, – падение детей из окон. Это становится просто национальной катастрофой. Регулярно мы получаем подобные сообщения, пытаемся максимально выяснять и освещать обстоятельства произошедшего, однако пока всем нам не удалось коренным образом переломить ситуацию.

– Какой вы видите работу следователя через пять, десять лет?

– В первую очередь – востребованной. Как бы всем нам ни хотелось обратного, но через десять лет преступления никуда не исчезнут, а поэтому будут нужны те, кто их станет расследовать.

Сергей АЛЕКСАНДРОВ, «СБ. Беларусь сегодня», 12 сентября 2018 г.