/ / Общественно-политические и в области права
14.03.2018

Родительский долг в наследство: Социальные сироты вынуждены расплачиваться по родительским счетам

Девятнадцатилетняя минчанка Александра сразу просила о максимальной анонимности: «Стыдно...» Все дело в том, что девушка солидарно со старшим братом Николаем должна сегодня государству почти 11,5 тысячи рублей. Денег нет. А долг растет... Он накопился за годы, пока Александра и Николай находились в статусе социальных сирот и воспитывались в детском доме семейного типа. Тем временем в их родном доме мама Наташа и тетя Оля пили-гуляли. Оплачивать коммунальные услуги было некогда, да и не из чего: 70 % их мизерных зарплат уборщиц ЖЭСа уходило на оплату «родительского долга» по Декрету № 18. Остальное тут же пропивалось. И вот результат: дети выросли, вернулись домой, а получили «в наследство» большую проблему...

Социальное сиротство

Всего в трехкомнатной квартире по улице Слободской когда-то проживали аж 9 человек: бабушка Тамара и две ее дочери с маленькими детьми. Все взрослые очень любили шумно погулять и много выпить. Закончилось тем, что весной 2012 года детей поместили в приют, а потом распределили по детским домам семейного типа. Там сироты привыкли к чистоте, заботе, любви. Первыми совершеннолетними стали дети Натальи: сначала Николай, потом Александра, совсем недавно Павел... По закону достигшие 18 лет сироты должны возвращаться в закрепленные за ними родительские квартиры. А больше, собственно, и некуда. И вот выясняется, что в родном доме на 63 метрах живет теперь только тетя Оля. Мама Наташа переехала к сожителю. Но ни Николай, ни Александра долго в своей квартире не задержались.

– А как там можно жить? Квартира еще больше стала напоминать свинарник, а тетка совсем спилась и чуть что бросается на всех с кулаками. Я и навела бы порядок, да бессмысленно: придут очередные гости, зальют глаза, и все станет как было. А в конце ноября еще и свет за долги отключили! Теперь компании заседают при свечах. Боюсь, как бы дом не спалили.

У Александры уже есть молодой человек. Планировали даже снять жилье, да парня забрали в армию. Александра попросилась в квартиру к маминому сожителю. Пустили. Теперь она ночует на старом диванчике в кухне. Старший брат прижился пока в квартире родителей своей девушки – вроде дело идет к свадьбе. Младший брат Павел живет в общежитии от колледжа, в котором учится.

– Я пыталась встать на очередь на жилье, – продолжает Александра. – Но оказалось – нет оснований, метража на всех достаточно. А месяца три назад мне позвонили и сообщили, что необходимо срочно погашать основной долг за «коммуналку» в размере около 1.000 рублей и что обязательство это равными долями поделено на всех зарегистрированных совершеннолетних жильцов. Свою часть я начала выплачивать в декабре. Погасила уже 150 из 250 рублей. Думала рассчитаться как можно скорее, но уже второй месяц не могу выкроить ни копейки.

Александра работает кассиром в одном из минских супермаркетов в режиме «два через два». Начало смены в 8.00, окончание – в 23.00. Николай – консультант в магазине. А что же «царствующая» в трехкомнатной квартире 35-летняя тетя Ольга?

Она открыла нам дверь со свечой в руках, крайне недовольная: из-за нашего визита, судя по всему, срывалось очередное «мероприятие». И пока мы, с позволения сказать, беседовали, ее гости то и дело пытались проникнуть внутрь. Первые минут десять Ольга просто нервничала, а потом высказалась в том духе, что племянники ей пожизненно должны и собственные дети тоже:

– Я разве просила государство забирать у меня детей? Нет! Росли себе, в школу ходили... А то, что я и сестра выпивали – так кто не пьет?! Где мне теперь взять деньги на эту вашу «коммуналку», если на руки я получаю в зарплату всего 67 рублей? Остальное государству на содержание детей уходит. Про них я вообще не хочу говорить...

Вообще, если обратиться к букве закона, то с 2016 года, когда закончилась приватизация жилья, особая ситуация с социальными сиротами как бы выпала из законодательного поля. Суть в том, что появилось понятие «жилье коммерческое», у которого на правовом поле свои «правила игры». А ведь многие из социальных сирот сегодня закреплены за квадратными метрами именно с таким статусом... И если раньше по закону была возможность, образно говоря, подстелить соломку, то сейчас пока ничего иного не остается, как только руководствоваться ст. 32 Жилищного кодекса, обязывающей совершеннолетних членов семьи нанимателя жилого помещения государственного жилфонда участвовать в расходах по оплате «коммуналки». Хотя ясно как день: к долгам родителей эти выросшие дети никакого отношения не имеют. Думается, здесь надо как–то справедливее расставить акценты...

Комментарий

Судебный исполнитель отдела принудительного исполнения Московского района Минска Алена Барейко уверена, что «нехорошая» квартира по улице Слободской еще долго не избавится от дурной репутации:

– Детям, которые выросли и получили в наследство от беспутных матерей огромные долги, конечно же нужно посочувствовать. Смотрите, какая нерадостная пока вырисовывается картина. И Ольга Гурская, и ее сестра Наталья еще долго будут являться обязанными лицами по Декрету № 18 – у обеих имеются дети, находящиеся на государственном обеспечении. Самые младшие из них достигнут совершеннолетия только в 2024 году. Но это мало что изменит. Ведь каждая сегодня должна государству за содержание детей более 10 тысяч рублей. Отчислениями из их заработных плат удается закрыть лишь небольшую часть финансовой проблемы. Поэтому суммы пока только растут. Вот конкретные цифры. Ольге Гурской каждый месяц за содержание 12-летней Елизаветы и 16-летнего Владислава выставляется счет в размере 484,54 рубля. Наталье – почти столько же. Отцы детей, как это часто случается, бесследно исчезли. А поскольку погашение родительского долга носит первоочередной характер, то на взыскание долгов за коммунальные услуги уже ничего не остается! И так уже много лет...

Что мы могли сделать, чтобы предотвратить подобное? Увы, о выселении с предоставлением другого менее благоустроенного жилья не могло быть и речи. Во-первых, жилое помещение закреплено за несовершеннолетними, временно находящимися на государственном обеспечении, и подобный шаг рассматривается как ухудшение условий их жизни. Во-вторых, если раньше мы практиковали выселение обязанных лиц, скажем, в общежития, а квартиры, где зарегистрированы дети, до их совершеннолетия сдавали в аренду и таким образом избегали накопления коммунальных долгов плюс частично погашали из этих средств и родительский долг, то с арендным жильем такие манипуляции невозможны... Какой выход? Сложно сказать. Стартовать во взрослую жизнь со статусом должника, конечно, более чем неприятно и обидно, ведь долги, по сути, не детские. Но с законом не поспоришь. Впрочем, статус должника пропадет автоматически, если из квартиры выписаться. Однако в никуда это сделать невозможно.

Прямая речь

Начальник расчетно-справочного центра № 2 Московского района Татьяна Листратенко:

– Сейчас сумма основного долга за коммунальные услуги в квартире по улице Слободской составляет 1.301,24 рубля, сумма пени – 5.454,29 рубля. В декабре 2017-го на лицевой счет поступило 150 рублей (те, что заплатила Александра) – это пока единственная оплата за последние годы.

Марина Зубович, «Советская Белоруссия», 14 марта 2018 года
(фото – Елизавета Тимашкова)