/ / Общественно-политические и в области права
04.09.2017

Будто ядом намазано. Чем можно отравить человека: основные яды в журналистском расследовании

Шумный сосед, неверный муж, преуспевающий коллега – основные жертвы отравлений в детективных сериалах. Но и жизнь порой закручивает такие сюжеты, что режиссерам не снилось! Конечно, в реке полно омутов, а свежевымытые мраморные ступени весьма коварны… Но для преступников привлекательность отравления как способа убийства состоит в незаметности ядов. Вот только современная экспертиза способна обнаружить большинство из них. Как распознают яды, узнала корреспондент «Р».

Экспертиза

По запросу «Чем отравить человека?» google выдает 387 тысяч результатов. В топе – мышьяк. До XIX века отравление этим «королем ядов» было сложно диагностировать, поскольку симптомы схожи с симптомами холеры. Достать мышьяк тогда было просто – достаточно лишь отправить слугу в аптеку за смертельным пузырьком. Сегодня раздобыть этот яд крайне сложно: из-за его токсичности в стоматологии, например, его заменили более безопасными лекарствами.

– Мышьяк, вернее, его соединения – порошкообразные кристаллические вещества. При контакте с водными средами образуют крайне ядовитое соединение мышьяка с водородом – арсин. Арсин убивает все живое на своем пути, – вводит меня в курс дела начальник управления судебно-химических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Юрий Синькевич.

Экспертиза

Эксперт должен не только подтвердить факт отравления, но и определить вещество. Это могут быть и тяжелые металлы, и бытовые растворители, и суррогаты алкоголя, и лекарственные препараты, и даже пестициды. Тяжелые металлы, например, накапливаются в волосах. По ним можно установить, когда именно человека отравили:

– Средняя скорость роста волос у человека – 1,5 сантиметра в месяц. Исходя из этого, мы нарезаем волосы на участки и исследуем их на наличие веществ. Можем установить с точностью до месяца, когда человек подвергся воздействию яда. По волосам можно сказать, курит ли человек, употребляет ли он наркотики и даже любит ли кофе.

Юрий Синькевич загружает в специальный прибор образцы, которые будем анализировать на наличие в них мышьяка. В приборе создается температура в 2,5 тысячи градусов, при которой вещества атомизируются. Если в атомном паре будут атомы мышьяка, прибор это покажет. Аппарат настолько чувствителен, что обнаружит мышьяк в образцах человека, евшего накануне морепродукты, для которых характерно повышенное содержание этого элемента. Спустя несколько минут получаем результат – мышьяк в образцах не обнаружен.

Экспертиза

…В быту для борьбы с вредителями широко применяют фосфин. Этот ядовитый газ также используют для уничтожения насекомых и иной живности при проведении карантинных мероприятий с привезенными из-за границы фруктами.

– Нам доставили образцы трех погибших человек и собаки, – комментирует случай группового отравления Юрий Синькевич. – Оказалось, все погибшие ночевали на одном из складов, где в это время шли карантинные мероприятия. Владелец склада применил повсюду фосфорные соединения. Те при контакте с воздухом выделили фосфин. Ядовитый газ убил не только насекомых в ящиках с фруктами, но и ночевавших на складе людей.

Некоторые вещества могут стать крайне ядовитыми при неверной дозировке. Недаром известный средневековый медик Парацельс писал, что «все есть яд, и ничто не лишено ядовитости». Нитрит натрия, например, широко применяют при производстве колбасных изделий. Он придает продукции аппетитный розоватый оттенок. Но одна чайная ложка нитрита натрия – смертельная доза для человека. Однажды им отравилась целая семья: дедушка, бабушка и внук умерли дома, мать успела дойти до работы.

– Изучив их продукты питания, мы выяснили, что все супы и каши были посолены не пищевой солью, а нитритом натрия, – эксперт вспоминает обстоятельства группового отравления. – Внешне вещество похоже на поваренную соль «Экстра». Такое же мелкогранулированное кристаллическое, а на вкус такое же соленое. На первый взгляд разницу – небольшой характерный желтоватый оттенок соли – уловит разве что специалист.

Отравление чаще носит случайный характер. Но и преднамеренно людей травят. Так, корпоративная вечеринка для одной минчанки закончилась экспертизой. «Выпила тридцать граммов водки, а развезло как от полбутылки. И потом коллега настойчиво усаживал меня за руль…» – жаловалась она, отдавая экспертам образцы своей крови на анализ. Экспертиза обнаружила в ее образцах снотворное.

Экспертиза

Порой в коварный замысел отравителя вмешивается карма. Женщина пыталась отравить знакомую, добавив в ее суп ртуть из термометра. Несостоявшаяся преступница не учла законы химии и, надышавшись испарениями ртути, сама угодила с тяжелым отравлением в больницу.

Около 70% от всех отравлений вызвано этиловым спиртом и спиртосодержащими жидкостями. Метиловый спирт по внешнему виду, запаху и вкусу почти ничем не отличается от этанола. Но для летального исхода его достаточно 30-50 миллилитров. И «ошибка» равнозначна смерти. Это подтверждает недавняя массовая гибель людей от средства «Боярышник», содержащего метанол.

Случаются и массовые отравления. Одно из самых громких произошло в 2007 году. В крови пострадавших содержание билирубина, свидетельствовавшего о поражении печени, зашкаливало за 500 единиц при норме около 10. Эксперты выяснили, что спиртосодержащая жидкость, которую пили жертвы, являлась технической.

Порой в лаборатории госкомитета закручиваются истории похлеще детективных. Эксперты помнят, как в 1980-х годах сотрудник Театра оперы и балета мстил коллеге, подсыпая в его шампанское таллий. Вот только отравленную бутылку каждый раз брали другие люди. По мотивам этого преступления даже сняли выпуск «Следствие вели…» на НТВ. После задержания преступник признался, что достал таллий у брата-химика.

В прошлом отравление как способ убийства было широко распространено. Купить яд было легко, а подтвердить отравление сложно. Сейчас же по-настоящему ядовитых средств в аптеках немного, а для покупки большинства из них нужен рецепт. Введете в поисковик «купить смертельный яд» – и этот запрос останется в вашей истории поиска, выдав вас. Да и экспертиза шагнула далеко вперед: как только находится способ обнаруживать некий яд, криминальный интерес к нему сразу исчезает.

Инна Горбатенко, «Рэспубліка», 1 сентября 2017 г.
(фото – Артур Прупас)