/ / Общественно-политические и в области права
29.05.2017

Граница должна быть практически незаметной для законопослушного гражданина и неприступной для нарушителей – Анатолий Лаппо

Первое интервью в должности Председателя Госпогранкомитета Анатолий ЛАППО дал «СБ».

Анатолий Лаппо– Анатолий Петрович, что определило ваш выбор – стать пограничником?

– Так распорядилась, наверное, судьба. На призывном пункте в Могилеве мне сказали: призываем тебя в погранвойска. В тот день офицеры как раз отбирали призывников для службы в Батумском погранотряде. Поначалу было непривычно, ведь я дальше Беларуси нигде не был. В Закавказье все оказалось новое: люди, обстановка, климат...

Мне сразу понравилась эта служба. На входе написано: «Застава – наш дом родной». Горный участок границы – это 10 километров, за эти пределы ты никуда не выходишь. 40–50 человек живут практически одной семьей. Специфика заставы такова, что вместе собраться не удается. Одни отдыхают, другие готовятся к службе, третьи на службе, четвертые возвращаются. Бывает, сослуживца из своего отделения неделю не видишь. Понравилось, что три человека остаются один на один с пограничной тишиной.

У меня были хорошие наставники – начальник, офицеры заставы, – которые учили меня охранять рубежи Родины. Я решил попробовать сам: получится или нет. Как видите, получилось.

– В трудные 90-е вы участвовали в создании границы независимой Беларуси со странами Балтии. Это было трудно?

– В Закавказье была четко определена граница, оборудованы сигнализационный комплекс, контрольно-следовая полоса, местное население уже было приучено к специфической жизни. А в Беларуси граница с бывшими союзными республиками была практически административной. Сестра живет здесь, брат – за 4 километра, уже в другой стране. Людям пришлось привыкать к новым реалиям. В те времена на границе процветали контрабанда, рэкет, нелегальная миграция: мы практически каждый день применяли оружие – предупредительными выстрелами вверх, стрельбой по колесам. Собирали местных жителей в клубах и простым языком рассказывали, что такое граница и почему нужно ее защищать. Постепенно живущие в приграничье люди все правильно поняли. Сейчас значительная часть выявленных нарушителей – это реализация информации от местных жителей.

Поначалу и условия службы были спартанские: жили в вагончиках или временных зданиях, которые требовали ремонта. Не хватало специалистов, профессионалов нашего дела. Все приходилось начинать с нуля. Но в те непростые времена служили не за рубль, не за доллар – за совесть. Ощущалась советская закалка. Ну а те, кто захотел разбогатеть за счет границы, получили по заслугам. 

– Мало кто знает, что у пограничников свои, особые «пограничные» сутки, которые начинаются ровно в 20.00. С чем это связано?

– Сосредоточение основных усилий по охране границы происходит ночью, поэтому пограничник должен хорошо отдохнуть и подготовиться. Кстати, и профессиональный праздник начинается у нас 27 мая в 20 часов. Но заверяю, что во все праздники – и Новый год, и День защитников Отечества, и День Независимости – мы охраняем границу, причем по усиленному варианту.

– Какой случай из многолетней службы запомнился больше всего?

– Что-то выделить трудно, потому что помнится многое: первый выход на охрану границы, выпуск из пограничного училища, назначение начальником заставы, задержание первого боевого нарушителя... Но во всех задержаниях со мной действовали мои сослуживцы: большая им за это благодарность.

– Вы имели самое непосредственное отношение и к созданию предмета гордости пограничной службы Беларуси – кинологического центра. Какую роль он играет?

– Обученная служебная собака – это 99 процентов успеха в задержании нарушителя или контрабанды. В Закавказье с их помощью много задерживали боевых нарушителей, с оружием. Сегодня в наших подразделениях служат более шести сотен собак. А началось с создания в 1995 году собственного кинологического центра, предусмотренного проектом обустройства границы Союзного государства. В 2007-м он прошел модернизацию по программам международной технической помощи. Специалисты признают наш центр одним из лучших не только среди стран СНГ, но и в Восточной Европе. На его базе мы готовим кинологов и для коллег из других государств.

– Как вы оцениваете роль пограничного сотрудничества?

– Беларусь проводит многовекторную государственную политику. Также и погранведомство сотрудничает со всеми нашими соседями, по всем направлениям. Впрочем, не только с соседями. Активно взаимодействуем с такими крупными региональными институтами, как Совет командующих пограничными войсками государств – участников СНГ и Европейское пограничное агентство «Фронтекс». Тесные контакты наработаны с Международной организацией по миграции (МОМ), Управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), Программой развития ООН, Международным центром развития миграционной политики, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Следует особо отметить работу Пограничного комитета Союзного государства Беларуси и России, в рамках которого мы решаем многие вопросы обеспечения пограничной безопасности.

– Какие из участков белорусской границы можно назвать наиболее сложными?

– Каждому присущи свои особенности: простой границы не бывает. Сегодня с утра, допустим, на участке спокойно, а через 2–3 часа обстановка кардинально меняется. Нельзя однозначно сказать, что где-то всегда спокойно, а где-то нет. Пограничник должен действовать в любых условиях, будь то ночь или день, зима или весна. Я не раскрываю секрет: после поступления сигнала сработки пограничник уже через 3 минуты должен сидеть в машине во всей амуниции и быть готовым действовать по обстановке.

– Мы почти ежедневно узнаем новости о проблемах с мигрантами в разных странах Европы. А как с этим на наших границах?

– Беларусь – транзитная страна. Мы практически на всех направлениях периодически задерживаем мигрантов. Статистика прошлого года – более полутысячи нарушителей границы. В их числе почти 250 человек – незаконные мигранты из стран Азии и Африки. Более 5 тысяч потенциальных нелегалов мы выявили в пунктах пропуска. С начала 2017 года уже задержали около двух сотен нарушителей, из которых около ста – нелегалы. К сожалению, снижения потоков миграции пока не предвидится. Контроль над миграционными потоками, проходящими через нашу территорию, требует от страны колоссальных затрат, поэтому очевидно, что усилий только одного государства явно недостаточно.

– Насколько удается ведомству обеспечивать кадровые и материально-технические потребности?

– Строительство погранвойск мы начали практически без собственной базы подготовки, специалистов обучали за пределами страны. Теперь же у нас создан свой пограничный институт, который на 90 процентов обеспечивает подготовку специалистов для всех уровней управления. В нем сформирована современная учебно-материальная база, о которой, замечу, ваша газета уже подробно рассказывала. Мы руководствуемся принципом оптимального сочетания теории и практики, используем богатый потенциал ведущих вузов Беларуси и только по единичным специальностям отправляем курсантов на обучение в Россию.

В техническом обеспечении приоритет отдаем образцам белорусского производства. Перепрофилировали наш бывший завод в Дзержинске в группу материально-технического обеспечения и теперь на 70 процентов обеспечиваем свои потребности в инженерных заграждениях, сооружениях, мостах, ремонте техники и оружия. Сейчас открыли даже швейный цех, который частично покрывает потребности в вещевом имуществе. Будем развиваться и в дальнейшем, стремясь своевременно оснащать подразделения и экономить значительные бюджетные средства.

– Можете ли сказать о технических новинках?

– Один из хороших примеров – создание автомобиля МЗКТ «Застава», который пришел на замену старому ГАЗ-66. Были попытки его заменить аналогами или модернизировать, но мы пошли по другому пути – совместно с конструкторами МЗКТ сделали машину под специфику задач пограничной заставы. Она полностью нас удовлетворяет. Также отмечу образцы оптики, средства для проверки документов отечественного производства. Предприятия Госкомвоенпрома, с которыми у нас теснейшее сотрудничество, постоянно испытывают новые образцы, гибко реагируют на наши потребности. Сегодня 90–95 процентов техники на границе сделано в Беларуси.

– Касается ли проходящая оптимизация госаппарата деятельности Госпогранкомитета?

– Понятие «оптимизация» многими трактуется как «сокращение». Это в корне неверный подход. Мероприятия по оптимизации направлены в первую очередь на совершенствование системы управления. Определив наиболее важные, приоритетные участки, мы сейчас имеем оптимальное соотношение управленцев и сотрудников, непосредственно охраняющих границу. Исключительно за счет собственных ресурсов удалось в кратчайшие сроки прикрыть границу с Украиной новыми подразделениями. Уже в этом году выставляем две новые пограничные заставы, которые там необходимы.

– Анатолий Петрович, какими вам видятся перспективы развития органов пограничной службы?

– Обеспечение пограничной безопасности страны – не только общенациональная задача. Исторически так сложилось, что Беларусь является важнейшим звеном в обеспечении безопасности как России, так и Евросоюза. Поэтому закономерно особое внимание Президента, которое он уделяет обеспечению надежной охраны государственной границы.

В начале года Президентом одобрены наши предложения о разработке новой редакции Концепции обеспечения пограничной безопасности на следующие пять лет – с 2018 по 2022 год. Наши приоритеты таковы: развитие человеческого потенциала, повышение эффективности подготовки кадров, систем управления подразделениями, механизмов мониторинга и анализа обстановки, наращивание возможностей интегрированной системы охраны границы на всех направлениях, совершенствование контрольных процедур в пунктах пропуска. Говоря проще, граница должна быть комфортной и практически незаметной для законопослушного гражданина, но неприступной для тех, кто пытается ее нарушить с криминальными намерениями. Это непростые задачи, но мы знаем, как их решить.

Михаил ГЛАДКИЙ, «Советская Белоруссия», 28 мая 2017 г.
(фото – «Советская Белоруссия»)