/ / Общественно-политические и в области права
29.03.2017

Сколько времени потребуется, чтобы установить личность преступника по отпечаткам пальцев

Представим ситуацию: на съемной квартире выпивает троица, разгорается ссора, один из участников хватается за нож, в порыве гнева убивает собутыльников и спешно ретируется. Утром за ключами приходят хозяе­ва и видят на кухне два окровавленных трупа. Разумеется, сразу набирают 102. Вскоре там уже работают сотрудники милиции, следователи, эксперты…

Правоохранители обращают внимание на следы недавнего застолья. Трупа два, а стаканов, из которых употребляли беленькую, – три. Допустим, в спешке или на пьяную голову убийца не позаботился о том, чтобы убрать улики.

Эксперт выявляет следы пальцев рук и посредством электронных каналов связи передает их коллегам в управление Государственного комитета судебных экспертиз (ГКСЭ) Рес­публики Беларусь по городу Минску. Те в свою очередь идентифицируют их в автоматизированной дактилоскопической информационной системе (АДИС).

Решила провести эксперимент. Зная наверняка, что мои отпечатки есть в базе данных (много лет назад я проходила обязательную дактилоскопическую регистрацию), на одной из трех кружек оставила след, предложив государственному судебному эксперту управления криминалистических экспертиз и учетов управления ГКСЭ Республики Беларусь по городу Минску Ольге Поречной установить, кому он принадлежит. Девушка специальной кистью нанесла на поверхность чашек дактилоскопический магнитный порошок. Затем при помощи скотча перенесла проявленный след на бумажную подложку, сделала снимок и отослала его коллегам в управление, которые, к слову, работают круглосуточно. Те, присвоив изображению шифр, в специальной программе вручную прорисовали наиболее явные признаки следа, чтобы ускорить и упростить процесс. Далее дело за техникой: идентификация с дактокартами, имеющимися в АДИС.

Среди миллионов отпечатков в течение минут 15 программа определила перечень лиц, наиболее подходящих по расположению идентифицирующих признаков, то есть тех, кто предположительно мог его оставить. Потом эксперт еще раз лично сравнил изъятые с места преступления следы с имеющимися дактокартами. И – вуаля! – наиболее подходящий оказался моим. На все ушло не более 40 минут.

Чтобы доказать причастность того или иного лица к совершению преступления, отпечаток должен совпасть с дактокартой не по одному-двум признакам – их требуется более десятка. Если такого не произошло, эксперт никогда не даст положительного заключения, чтобы исключить вероятность незаслуженного наказания. Такая экспертиза должна давать одно­значный ответ, без каких-либо «может быть» или «вероятнее всего». К слову, дактокарты предполагаемого преступника и вовсе может не оказаться в базе данных, но при этом след совпадет с тем, что был выявлен на месте другого преступления. Такую информацию эксперты обязательно передадут в заинтересованные органы.

– Разумеется, при совершении квартирной кражи эксперт не станет покрывать порошком всю квартиру, фиксируя все следы подряд, – разъясняет специфику работы начальник отдела криминалистических учетов управления криминалистических экспертиз и учетов управления ГКСЭ по городу Минску Максим Дук. – Вместе со следователем они смоделируют возможную траекторию передвижения преступника, уделив особое внимание тем местам, где что-то пропало или лежит не так, как обычно.

Не все поверхности обрабатывают дактилоскопическим магнитным порошком. Например, потерпевший уверяет, что оставленный им на столе лист бумаги лежит по-другому. Эксперт изымет его как вещественное доказательство с возможными следами рук и передаст в лабораторию, где специалисты будут их выявлять при помощи других химических веществ. Даже на теле человека, умершего от механического удушения, можно выявить следы пальцев убийцы.

В прошлом году специалисты подразделения Максима Дука обработали порядка 30 тысяч запросов по АДИС. Порой его коллеги проводят на местах совершения преступлений целые сутки, ведь от качества их работы во многом зависит раскрытие преступления. Был случай, когда эксперты находились в квартире, где произошло тройное убийство, около двух суток.

Некоторые преступники орудуют в перчатках, ошибочно полагая, что таким образом не наследят. Однако папиллярные линии имеют свойство выступать, и след в любом случае на предмете останется.

Даже если преступник орудует в перчатках, отпечатки пальцев все равно останутся.

Виктория Юдицкая, «Минский курьер», 28 марта 2017 г.