/ / Общественно-политические и в области права
27.03.2017

Фоноскопия в деталях: по голосу на аудиозаписи можно установить пол, приблизительный возраст и даже профессию человека

Установить пол, приблизительный возраст и даже профессию человека по его голосу на аудиозаписи могут сотрудники управления специальных и технических экспертиз УГКСЭ РБ по Гродненской области. 

Фоноскопическая экспертиза

Обмануть не удастся

Для этого они проводят фоноскопическую экспертизу. Она позволяет определить не только личностные характеристики говорящего, но и идентифицировать человека по голосу и речи, установить количество участников разговора на аудиозаписи и многое другое. В нашем регионе всего два специалиста, которые занимаются подобными исследованиями. Один из них, государственный судебный эксперт Андрей Ветров, который отвечает за инструментальную часть изучения голоса. Допустим, есть образец речи мужчины и диктофонная запись, на которой предположительно он же что-то говорит. Чтобы понять, действительно ли это голос одного и того же человека, специалист вначале внимательно прослушивает аудиофайлы, отмечает, есть ли сходства. Потом с помощью специального программного обеспечения проводит дополнительное исследование.

– Голос каждого человека уникален, – отмечает эксперт. – Даже если кто-то попробует его изменить: зажмет нос рукой, будет пытаться сделать более писклявым или наоборот грубым, то все равно сохранятся индивидуальные особенности. Программа выявляет до 501 признака каждого голоса и далее проводит сравнение по ним.

О чем речь?

Еще один этап исследования аудиозаписи – лингвистический. Он идет параллельно первому, и им занимается государственный судебный эксперт Елена Фиялова.

– Для его проведения необходимо, чтобы на аудиофайле было как минимум несколько фраз или предложений, – поясняет специалист. – Изучается построение единиц речи, выявляется преобладающий тип лексики и многое другое. Это позволяет сравнивать два образца речи на принадлежность одному человеку.

Также по наличию определенных слов эксперт выявляет сферу деятельности говорящего, по структуре разговора и иным особенностям – эмоциональное состояние, пьян ли человек, страдает ли психическим заболеванием. А вот возраст выдают голосовые связки, которые с годами претерпевают изменения, влияя на тембр и другие характеристики голоса.

По результатам работы двух экспертов выносится положительное либо отрицательное заключение. В некоторых случаях им не удается выявить необходимое количество признаков голоса, речи, особенно если качество записи не очень хорошее или она слишком короткая. В таком случае чаще всего указывается вероятностная принадлежность голоса определенному человеку.

Язык мой…

Большинство фоноскопических исследований проводят по уголовным делам. Так, например, был случай, когда мужчина в Гродно вербовал девушек для занятия проституцией в Москве. После задержания подозреваемого эксперты сравнивали его голос с тем, что присутствовал на записи звонков, которые им предоставили. Оказалось, что они совпадают. Еще одно исследование было назначено по делу, связанному с подготовкой к убийству. Тогда мужчина хотел лишить жизни свою бывшую жену. Сам он этого делать не собирался, а был заказчиком. Когда его задержали, то отрицал, что на телефонной записи, где ведется обсуждение деталей будущего убийства, звучит его голос. Но экспертиза установила обратное.

Доказано: монтажа нет

Вообще, фоноскопическая экспертиза проводится от двух недель и более. Один раз специалистам пришлось воспроизвести дословное содержание разговора с 42 аудиофайлов. Это касалось дела, которое было связано со злоупотреблением служебными полномочиями. В итоге работа заняла около месяца. Но не всегда длительность исследования зависит от количества и продолжительности записей. К примеру, сообщение о минировании какого-то объекта состоит обычно из одного-двух предложений. Но на изучение требуется несколько недель: анализируется не только произношение слов, но и слогов. Интересно, что специалисты могут определить факт монтажа, изменения записи. Правда, ни один такой случай не подтвердился.

Артем Бурчик, «Перспектива», 23 марта 2017 г.

(фото – Мария Лешик)