/ / Общественно-политические и в области права
17.03.2017

В документе важна суть: что нужно учесть при корректировке Декрета № 3 «О предупреждении социального иждивенчества»

Власть, эксперты и общественность продолжают обсуждать Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества». Относительно небольшой период действия этого документа выявил ряд недоработок в его реализации. В том, что социальная справедливость в обществе должна торжествовать, не сомневается практически никто. Но как добиться этого результата? Ответ на вопрос искали участники «круглого стола», проведенного в редакции «СБ»: депутат Палаты представителей Валерий БОРОДЕНЯ, председатель Сеницкого сельисполкома Наталья ЖУК, заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси Георгий ГРИЦ, председатель Партии труда и справедливости Василий ЗАДНЕПРЯНЫЙ и старший преподаватель Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ Андрей ИВАНОВ.

«СБ»: Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества» вызвал неоднозначную реакцию. В результате на совещании у Президента принято принципиальное решение: декрет отменять не станут, но документ дошлифуют и откорректируют. Это потребует времени, поэтому на взыскание сбора фактически наложен мораторий на год. Почему же правильный по сути нормативный акт вызвал такой резонанс?

Валерий БороденяВ.Бороденя: Не думаю, что главным катализатором стал декрет. Тут важно видеть весь спектр процессов последних двух лет. Сужение внешних рынков, снижение экспорта и ужесточение конкуренции привело к сокращению ВВП, который до этого увеличивался на протяжении десяти лет. Наиболее сильно трудности в экономике сказались на регионах, где начало сокращаться количество высокооплачиваемых рабочих мест. Власти попытались сделать ставку на малый бизнес, однако менталитет у большинства наших людей за 20 с лишним лет не изменился. Они не хотят рисковать и по-прежнему ждут от государства, что оно даст им хорошую работу, жилье, бесплатное образование, медицину и прочие социальные блага. Но мы объективно живем по рыночной доктрине, и государство не может и не должно решать за каждого его проблемы. Поэтому когда появился Декрет № 3, тут же нашлись желающие «оседлать» его и использовать как повод. Кто-то – для выражения недовольства, а кто-то – для достижения своих, совсем не экономических, целей.

Г.Гриц: Цель декрета понятна: социальное иждивенчество – это вредное явление, с которым надо бороться. Но сама постановка этой цели и последующий механизм реализации декрета вызывают ряд вопросов. Для меня просто неприемлемо то, насколько гипертрофирована в Беларуси проблема неработающих граждан. По статистике, уровень занятости на предприятиях – 80% трудоспособных граждан. В России, например, эта цифра составляет около 65%, в Польше – 57,5%. У нас работящая нация! И мне непонятен посыл про 470 тысяч человек, которых в народе с легкой руки отдельных острословов окрестили «тунеядцами». Эта цифра была взята, по сути, с потолка. К примеру, если поднять данные российской миграционной службы, то в 2014–2015 годах в России работали 400 тысяч белорусов. Это – официальная статистика, следовательно, каждый из них оплатил 13 процентов подоходного налога в республиканский бюджет.

Георгий ГрицЕще одна недоработка – это отсутствие ясных критериев, позволяющих идентифицировать «социального иждивенца». Одно дело, когда человек получает деньги в конверте и не платит налоги, и совсем другое – асоциальные элементы, которые принципиально нигде не работают. И бороться с этими явлениями надо совершенно разными инструментами. Но наши чиновники настолько уверовали в эти 470 тысяч, что в бюджет на 2016 год заложили порядка 470 млрд неденоминированных рублей, которые казна должна получить от этих несуществующих иждивенцев! Примитивно рассчитали и сумму сбора. Дотации на ЖКХ, транспорт, образование, медицину поделили на эти сотни тысяч человек и вышло по 20 базовых величин. Разослали всем под копирку извещения и сидим, ждем. Но надо понимать, что в структуре бюджета подоходный налог в отличие от западных стран не является определяющим. Доля НДС и акцизов в два раза больше. Получается, даже бомжи, которые пьют «чернила» и курят дешевые сигареты, так или иначе участвуют в софинансировании госрасходов. Если же мы говорим о справедливости, тогда, по идее, сумма сбора на финансирование госрасходов должна быть существенно меньше, и людям надо было доступно объяснить, откуда она взялась.

Когда же «письма счастья» от налоговиков пришли почти 300 тысячам граждан, ни депутатский корпус, ни местные власти не смогли людям внятно ничего разъяснить и тем самым предупредить протестные настроения. А тут еще нашлись желающие погреть руки на этой ситуации.

«СБ»: Наталья Анатольевна, на местах действительно недоработали?

Наталья ЖукН.Жук: Я представляю пригородный сельский Совет, на территории которого проживают почти 18,5 тысячи населения. Плюс у нас очень много приезжих. При всем желании до каждого жителя сложно достучаться. Однако без внимания никто не остался. Различные госорганы проделали огромную работу. Сельсоветы прорабатывали информацию о людях, ведущих личное подсобное хозяйство. В больнице работали с теми, у кого есть основания не платить налог по медицинским показаниям. Школа отслеживала тех, кому исполнилось 18 лет, но они еще нигде не трудоустроены и не учатся, и так далее. Конечно, в этой работе нельзя исключать человеческий фактор, неточности. Пока мы собирали и анализировали эту информацию, кто-то умер, кто-то сменил фамилию, место жительства или вообще убыл из страны. Все это отслеживается и корректируется.

Например, у нас есть семья, в которой жена находится в декретном отпуске с тремя детьми, муж без образования и опыта работы подрабатывает механиком в гараже. Они получили извещение, по которому им надо заплатить сумму больше, чем их месячный доход. Для них это, конечно, шок. Но такие люди приходят в сельский Совет, получают разъяснения, куда нужно обратиться. Вопрос об освобождении от уплаты сбора в каждом случае решается коллегиально. Вот другой пример. Приходит ко мне мать 40-летнего мужчины, который не хочет работать. Вакансии есть, но они его не устраивают. На самом деле он просто привык сидеть на шее матери и жить на ее пенсию. С ними разговор должен быть совсем другой.

Василий ЗаднепряныйВ.Заднепряный: Если мы хотим искоренить иждивенчество, давайте делать это не карательными (изъять, конфисковать, арестовать), а идеологическими методами. Надо создавать нетерпимую атмосферу к таким согражданам, а с другой стороны, стимулировать их к труду. И здесь полезными могут оказаться структуры гражданского общества. Почему у нас слабо используется их потенциал? При разработке и принятии тех или иных решений надо все-таки быть ближе к людям, возможно, они подскажут что-то дельное, полезное.

«СБ»: Президент дал поручение госслужащим и ответственным лицам усовершенствовать механизм выявления граждан, не участвующих в финансировании государственных расходов. До 1 апреля на местах предстоит подготовить списки безработных. Кого считать социальным иждивенцем и кто в обязательном порядке должен платить этот сбор?

Андрей ИвановА.Иванов: Идея Декрета № 3 во многом началась с внимания к узкой прослойке граждан в Брестской и Гродненской областях, постоянно возивших через границу сигареты и солярку. А мы сделали «среднюю температуру по больнице» – накрыли им всю социальную сферу страны. Декретом № 3 мы бьем лишь по последствиям, но никак не по причинам. А причина не в социальном иждивенце как таковом, а в том, что наше общество сдало за последние десятилетия в культурологическом, образовательном, воспитательном и прочих смыслах. А всякое закручивание гаек в следствиях – это напряжение социальной среды и формирование конфликтной среды на будущее.

Г.Гриц: Я абсолютно не согласен. Мы пытаемся искать в каких-то частных случаях некие «глубокомысленные» выводы. Благосостояние народа существенно выросло, страна сформировалась как суверенное государство. Но социальное иждивенчество и теневая экономика – это два совершенно разных тренда. Уплата налогов, пошлин и иных платежей является безусловным требованием государства, вытекающим из конституционной обязанности каждого принимать участие в финансировании государственных расходов, что и подтвердил на днях Конституционный Суд. Но администрирование этой нормы, а точнее Декрета № 3, профильными государственными ведомствами было осуществлено из рук вон плохо.

В.Бороденя: Уровень налогообложения в Беларуси сравним со среднеевропейским – в отличие от уровня производительности труда. А уровень налогообложения физлиц – гораздо ниже. И плоская, справедливая налоговая шкала не дает оснований говорить о том, что государство ущемляет граждан.

«СБ»: Важный момент – человека могут освободить от уплаты сбора в связи с трудной жизненной ситуацией. Это право есть у местных Советов депутатов. Насколько справляются они с такой работой?

Н.Жук: Освобождает от уплаты сбора не первичный уровень Советов, а базовый. В моем случае – Минский райисполком. Но сперва они приходят к нам. И вопрос о том, в самом ли деле у человека трудная жизненная ситуация либо же он просто не хочет работать, решается коллегиально на комиссии.

В любом случае оснований выходить на улицы или на баррикады точно нет. Все решается, люди знают, куда для этого обращаться. И те, кто в самом деле находится в трудной жизненной ситуации, от уплаты сбора будут освобождены. А те, кто не смог обосновать свои жизненные трудности, заплатят, значит, у них есть средства. Если, скажем, человек купил (не построил, а купил!) квартиру в новом доме, живет в ней с двумя детьми и не работает – а такие примеры на территории моего сельсовета есть, – наверное, найдет он средства и на уплату сбора.

Г.Гриц: Важный момент. Подобная инициатива по борьбе с социальным иждивенчеством изучалась в прошлом году и в России. И не была принята не только из-за опасения возникновения социальных конфликтов в обществе, но и ожидания, что сама процедура администрирования этой системы обойдется дороже, нежели полученные доходы в бюджет. Интересно, во сколько нашему бюджету уже обошлась бездумная реализация, по сути, правильной инициативы Президента? И кто за весь этот бардак ответит?

«СБ»: Какие же коррективы стоило бы внести в этот документ – и от депутатов, и от местных органов власти?

Г.Гриц: Поддержу Президента – новая редакция декрета должна нести не экономическую цель прямого собирания налогов, а идеологическую и социально ответственную цели. Пополнение бюджета будет осуществляться опосредованно через вовлечение населения в общественно полезный труд и повышение его эффективности. Что делать с теми, кто уклоняется от финансирования госрасходов или ведет асоциальный образ жизни? Можно воздействовать на их самосознание в виде тех же «досок позора». Или обязать их выполнять общественно значимые работы. Критерии и инструментарий – вот что необходимо переориентировать в декрете.

В.Заднепряный: Вот даже вы только что ограничили круг работы с декретом депутатами и местными органами власти. А где же гражданское общество?

В.Бороденя: Хороший вопрос. Я разослал проект одного из законов по 30 адресам членам общественной организации. И получил в ответ ноль отзывов. А речь шла о людях, которых непосредственно коснется этот закон! Вот такой у нас уровень политической культуры и такое гражданское общество. Они даже читать не хотят...

Н.Жук: Соглашусь – перед подготовкой декрета надо было сперва изучить все категории людей, которые будут им затронуты. Ведь есть еще категории граждан, не учтенные разработчиками. Например, матери, воспитывающие часто болеющих детей. Многих ведь именно то и обидело, что им самим сегодня приходится ходить по инстанциям и доказывать, что они не иждивенцы. Но необходимость восстановления социальной справедливости даже не обсуждается. Простой пример. У меня работает главный бухгалтер, на которой колоссальная ответственность и у которой строгий рабочий день. Она трудится и получает не более 300 рублей. А рядом живет парень, проводящий досуг под магазином. Так почему же эта женщина должна своими налогами, по сути, содержать этого лодыря?

В.Заднепряный: А ведь социальное иждивенчество не исчерпывается такими вот прямыми примерами. Поясню. Столкнулся недавно с ситуацией: россияне дали срочный заказ на два наших завода, сделали предоплату. Директор одного из предприятий обратился к коллективу: в субботу и воскресенье надо выйти на работу. Вы не представляете, сколько было возмущения, звонков во все инстанции, требований снять руководителя с должности и так далее.

«СБ»: Мы видим как прямые примеры социального иждивенчества, так и косвенные. И потому резонно возникает вопрос: может быть, сначала стоило бы определиться с глоссарием и четко разъяснить, кто такой иждивенец, что такое справедливость и так далее?

В.Бороденя: Эта проблема как раз ярко проявилась в ходе нашей дискуссии. Мы постоянно смешиваем различные понятия. Начали с лиц, не участвующих в финансировании госрасходов, а дошли до теневой экономики – по сути, натурального криминала.

Г.Гриц: В нормотворческой классике любой нормативный акт открывается глоссарием. Будь он, львиная часть проблем ушла бы сама собой. Но в случае с Декретом № 3 грубо был нарушен регламент разработки и принятия такого документа. Сделало это Правительство. Ему теперь и карты в руки – доработать этот документ.

А.Иванов: И сделать это надо с учетом ключевой проблемы нашей государственности. У нас нет образа будущего, который был бы притягательным для людей. Задача государства сделать так, чтобы человек почувствовал себя еще более защищенным. И сформировать такую культуру общества, при которой он мог бы добиться и профессионального, и личностного роста.

Евгений КОНОНОВИЧ, Максим ОСИПОВ, «Советская Белоруссия», 16 марта 2017 г.

(фото – «Советская Белоруссия»)