/ / Общественно-политические и в области права
28.06.2017

Нарисуйте нос «картошкой», или как сотрудники Государственного комитета судебных экспертиз составляют фоторобот

Помните сцену из известного кинофильма 1964 года? Луи де Фюнес, играющий комиссара полиции, разбрасывает в разные стороны газеты со словами: «Фантомас! И здесь Фантомас, и там Фантомас! Всюду Фантомас! Немедленно опросим всех свидетелей и создадим словесный портрет!» Каково было удивление комиссара Жюва, когда на экране после смены пленок с разными элементами лица появилось изображение его самого. Как события развивались дальше, знают все поклонники легендарной киноленты, но факт в том, что такой метод составления субъективного портрета подозреваемого действительно когда-то использовался в милиции. Очевидец или потерпевший выбирал прозрачные пленки с нарисованными глазами, носом, овалом лица, губами, бровями, которые последовательно накладывались одна на другую. Полученный портрет фотографировался и применялся в оперативно-розыскной деятельности. С тех пор составление фоторобота претерпело значительные изменения. О том, как сегодня создаются субъективные портреты «злодеев», как они помогают в раскрытии преступлений, зачем гродненским криминалистам понадобилось «рисовать» фотороботы сказочных персонажей, рассказал старший эксперт Гродненского межрайонного отдела ГКСЭ Александр Вячеславович МАРИНЫЧ.

Александр Мариныч

Если углубиться в историю составления субъективных портретов, то ранее преступников изображали профессиональные художники. Это была очень кропотливая работа, занимающая много времени, нередко готовые портреты приходилось переделывать или рисовать заново. Методика создания фоторобота и сам термин были придуманы в 1952 году французским криминалистом Пьером Шабо. Портреты предполагаемых преступников составлялись из фрагментов разных фотографий одинакового масштаба. Но у этого метода имелись «подводные камни»: база деталей была очень «скромной». На смену пришли прозрачные пленки с нарисованными на них участками человеческого лица. Потом специалисты усовершенствовали идею Шабо: наработали огромную базу носов, бровей, губ и других фрагментов. В СССР фоторобот составляли при помощи диапроектора.

Сегодня в арсенале экспертов-криминалистов – специализированные компьютерные программы, в базах которых содержатся сотни подбородков, усов, бровей, носов, очков и других элементов. Однако нужно понимать, что идеальный фоторобот составить практически невозможно. Многое зависит от памяти потерпевшего или очевидца, их восприятия произошедшего, мастерства эксперта и других условий. Главное, чего нужно достичь, так это типажного сходства с «оригиналом». Эксперт советует: если вы стали очевидцем преступления, прежде всего стоит обратить внимание на особые приметы преступника: шрамы, родинки, татуировки. Постарайтесь запомнить глаза. Возможно, злоумышленник похож на какого-то известного человека – зафиксируйте в памяти, на кого.

Сейчас субъективные портреты преступников составляются довольно редко. Поиск злоумышленников облегчают видеокамеры, изображения с которых рассылаются в подразделения милиции, раздаются патрульным, участковым инспекторам. К тому же, сотрудники органов внутренних дел пользуются базами данных, в которых хранятся фотографии и информация о лицах, ранее попадавших в поле зрения правоохранителей. Как рассказывает Александр Мариныч, на учете в экспертно-криминалистической базе сегодня состоит более 10 тысяч человек. Для поиска необходимо ввести установочные данные: пол, предполагаемый возраст и т.д. Когда программа выдаст подборку лиц, подходящих под заданные параметры, эксперту вместе с потерпевшим или свидетелем необходимо ее просмотреть. Если искомого человека на учете нет, предлагается составить субъективный портрет.

– Однако фоторобот составляется лишь в том случае, если очевидец запомнил основные составные части лица: глаза, нос, губы, подбородок, волосы. Труднее всего люди запоминают глаза и рот, – поясняет Александр Вячеславович, – приходится им помогать. Нередко потерпевший говорит, что у нападавшего нос «картошкой» или «злые» глаза. Задача эксперта в беседе с пострадавшим материализовать эмоциональные образы в конкретные изображения. Бывает, что человек запомнил лишь овал лица и нос с губами, тогда приходится терпеливо сидеть и подбирать глаза из базы. А их в ней более пятисот. Случается, глаза вроде подходят, однако в общем получается портрет 25-летнего, а не сорокалетнего, как должно быть. Тогда приходится менять форму глаз, размещать их дальше или ближе к носу или же подбирать другие. В зависимости от памяти человека процесс составления субъективного портрета может занимать от 40 минут до двух часов и более».

По словам эксперта, преступления как правило совершаются в темное время суток, поэтому граждане мало что запоминают. Но бывают и такие случаи: «Однажды спустя полгода по фотороботу опознали преступника, – рассказывает Александр Мариныч. – Оказалось, что совпадение составило 90%: такая у человека, описывающего его лицо, оказалась фотографическая память».

Фоторобот составляется от общего к частному. Сначала уточняются пол преступника, рост, тело-сложение, а уже потом – детали и подробности, такие как форма головы, разрез глаз или особые приметы: оттопыренные уши, татуировка, шрам. Качество изображения зависит в том числе от того, в какое время суток было совершено преступление, сколько времени прошло с тех пор, на каком расстоянии находился злоумышленник, в каком психологическом и физическом состоянии был очевидец. Если человек в состоянии стресса, лучше, если он сначала придет в себя, соберется и только потом приступит к «рисованию» портрета.

– Если же потерпевший был пьян, это «нулевой вариант», – поясняет эксперт. – Даже протрезвев, он ничего не вспомнит.

При составлении фоторобота или при поиске человека по АСПИ люди нередко устают, начинают говорить, что все стали на одно лицо. «Даем ему возможность передохнуть, выйти подышать свежим воздухом, – рассказывает Александр Вячеславович. – Кстати, мужчины, женщины и дети по-разному запоминают приметы злоумышленника. С детьми труднее всего: у них совершенно иное восприятие в отличие от взрослых. На деле изображенный пятидесятилетним человек может оказаться 20-летним. Бывает, что ребенок и лишнего может придумать. Поэтому дети очень редко привлекаются к составлению фоторобота. Если сравнить мужчин и женщин, то первые лучше запоминают тело, а вторые стараются рассмотреть лицо. С женщинами проще. Если они, к примеру, запоминают глаза, то часто и расстояние между ними, в то время как мужчина может сказать что-то наподобие: «Пойдет, вставляйте эти».

– Александр Вячеславович, расскажите, зачем гродненские эксперты составляли фотороботы Деда Мороза и Снегурочки?

– В канун 2016 года решили преподнести детям из областного дома ребенка подарок: в игровой форме составить вместе с ними портрет известного и всеми любимого новогоднего персонажа – Деда Мороза. Ребята делились с нами «приметами» волшебного старца: какой у него рост, возраст, глаза, нос, щеки и т.д. По итогу Дедушка Мороз оказался мужчиной с европеоидным типом лица, большим носом «картошкой», белыми густыми волосами и длинной седой бородой. Через год мы приехали в один из гродненских детских садов и предложили ребятне найти Снегурочку, которая, по нашей легенде, потерялась, а для того, чтобы ее отыскать, нужно составить фоторобот. Дети сообщили «приметы» пропавшей: голубое пальто и шапочка, валенки на ногах и варежки на руках, светлые волосы и голубые глаза. А еще она добрая и дарит подарки. Несмотря на то, что в фотороботе довольно грубые черты, не художественные, персонажи получились вполне узнаваемыми.

– Слышала, что где-то в Америке был составлен фоторобот, который окрестили самым худшим в истории. И всё же по нему был опознан преступник…

– В американском штате Техас полиция арестовала Гленна Ранделса, виновного в ограблении с отягчающими обстоятельствами, непристойном обнажении, взломе жилища, хулиганстве и уклонении от ареста. Его опознал патрульный по разосланному за неделю до этого в полицейские участки нелепому фотороботу, который даже стал предметом насмешек среди полицейских и местных жителей, был назван худшим фотороботом в истории. Тем не менее благодаря этому рисунку злоумышленник был пойман.

Ольга Махнач, Государственный комитет судебных экспертиз Республики Беларусь
(фото – Ольга Махнач)