/ / Общественно-политические и в области права
26.07.2017

Как в жизни выглядит работа судебного эксперта? Корреспондент на несколько часов стала криминалистом и попробовала раскрыть запутанное дело

Мы привыкли к тому, что в кино эти люди, прибывая на место происшествия, за считанные минуты находят важные улики, и всем сразу же становится ясно: убийца – дворецкий. А как в жизни выглядит работа судебного эксперта? Корреспондент «МП» на несколько часов стала криминалистом и попробовала раскрыть запутанное дело.

По легенде на одной из проселочных дорог произошло ДТП: неизвестный сбил человека, покинул машину и скрылся. Пешеход погиб, его тело обнаружили очевидцы.

Экспертиза

В числе первых на место происшествия прибывают эксперты-криминалисты. Скорость в их работе порой становится фактором, определяющим вероятность раскрытия преступления: нужно успеть собрать все улики, пока здесь не «наследили». Оперативность экспертов важна еще и потому, что многие улики с течением времени могут существенно пострадать или даже вовсе исчезнуть – из-за дождя, сильного ветра.

Шефство над «новобранцем» берет Алексей Денисевич, старший эксперт сектора криминалистических экспертиз по Стародорожскому району Слуцкого межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. Приступаем к изучению места происшествия.

– Если человек за рулем совершил наезд из-за несоблюдения правил дорожного движения, ему полагается одно наказание. Если же ДТП произошло по вине пешехода, к водителю будут применены совсем другие меры.

Работу начинаем с достаточно сложной процедуры: измеряем длину тормозного пути; отмечаем положение колес авто и позу, в которой застыл «погибший». Эти данные помогают следователям определить виновного в аварии.

Экспертиза

– Я видела в кино, что место, где лежит труп, обводят мелом. Почему мы так не делаем? – спрашиваю у своего куратора.

– К этому прибегают лишь в кино, – улыбается Алексей Денисевич. – А у нас технологии давно шагнули вперед. Теперь мы фотографируем тело: по снимку легче работать, видны все детали.

Экспертиза

Изучив все необходимые данные и все измерив, прикрепляем к уликам специальные карточки с цифрами, делаем несколько фото. Далее ведем поиск улик, которые могли бы навести правоохранителей на след преступника. С видом опытного сыщика пытаюсь обратить внимание на очевидное:

– Зачем искать какие-то улики, если главная здесь – автомобиль? По номеру мы можем легко установить владельца машины, которая участвовала в ДТП!

– Все это верно. Но вы не учли один важный момент: а если машина была угнана? – терпеливо объясняет Алексей. – Тогда поиск владельца авто не даст нам никаких результатов, надо будет искать другие следы.

И правда: из дежурного отделения милиции поступило сообщение о том, что найденный автомобиль находится в угоне. Начинаем тщательно исследовать место ДТП. Для эксперта-криминалиста важна любая деталь, поэтому осмотру подвергается каждый сантиметр.

Экспертиза

– Это правда, что, найдя окурок, брошенный преступником, можно выйти на него самого? Так часто в сериалах показывают, – спрашиваю о том, что интересует уже давно.

– Здесь сценаристы и режиссеры не соврали. Действительно, определить человека можно по любой мелочи, даже по окурку. На нем остаются слюна преступника, отпечатки пальцев. А определить по этим уликам человека – дело времени, – говорит Алексей Денисевич. – Важную роль играет даже волосок, найденный на месте преступления, запах (с ним мы работаем, прибегая к помощи специально обученных собак). Порой улики можно найти даже в самых необычных местах. Например, однажды на теле погибшего пешехода мы обнаружили отпечаток эмблемы автомобиля.

За разговором удается отыскать первые важные улики: спешно убегая, водитель оставил на стекле отпечаток ладони, к тому же на песке виднеется хорошо различимый след ботинка. Криминалист Алексей открывает свой рабочий чемоданчик. Внутри лежат линейки разных размеров, лупы, гипс и… лак для волос.

Экспертиза

– Это ваша жена забыла? – спрашиваю.

– Это мое, – смеется криминалист. – Лак для волос – отличный помощник в изготовлении слепков. Чтобы не нарушить целостность следа, я брызгаю лаком на землю, песок, пыль. Лак отлично скрепляет след обуви. Потом его уже можно заливать гипсом и исследовать. Кстати, я не хуже жены разбираюсь в лаках для волос. Так, для работы всегда выбираю средство ультрасильной фиксации. Вообще женская косметичка – находка для криминалистов. Например, компактная пудра – отличное средство для проявления отпечатков пальцев.

Сняв отпечаток руки со стекла и сделав слепок следа, аккуратно складываем их в специальные пакеты и передаем следователю. Как только заканчиваем работу, начинается дождь.

– А если бы не успели все сделать до дождя, часть важных улик была бы потеряна, – замечает Алексей Денисевич. 

Уже по дороге в отдел пытаюсь узнать у криминалиста, смотрит ли он сериалы про экспертов.

– Не люблю их, если честно. Потому что там много неправды. Во-первых, в сериале резонансные преступления совершаются едва ли не каждый день, а на самом деле они, к счастью, бывают редко. Основная часть нашей работы – это исследование, проведение различных экспертиз, – приоткрывает завесу тайны Алексей. – Во-вторых, обычно главный герой-криминалист – это какой-нибудь молодой парень, которому меньше тридцати лет. Но, несмотря на свой молодой возраст, он уже все умеет: и химическую экспертизу проведет, и криминалистическую. За считанные часы умудряется раскрыть запутанные преступления. В жизни все не так: каждый специалист должен заниматься своим делом, невозможно уметь все и сразу. Эксперт-криминалист никогда не будет делать работу медицинского эксперта. Единственный фильм про сыщиков, который могу порекомендовать к просмотру всем сотрудникам милиции, – это знаменитая советская экранизация «Шерлока Холмса». Вот там-то есть чему поучиться!

Алексей отправляется исследовать полученные улики, а мы продолжаем беседу с Николаем Бравсевичем, начальником Слуцкого межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. И среди качеств, наиболее важных для судебного эксперта, Николай отмечает внимательность.

– В нашей работе надо уметь подмечать любую деталь. На месте преступления не бывает лишних предметов – все может нести в себе ценную информацию. Еще одно необходимое качество – точность. Все улики должны быть исследованы досконально, чтобы исключить ошибку. А вообще с опытом вырабатывается профессиональная интуиция, умение моделировать ситуацию, действия злоумышленника. Бывает так, что руки сами тянутся к тому предмету, на котором остались, например, отпечатки пальцев… У меня был случай, когда разыскивали пожилую женщину. Она пропала из собственного дома. Меня сразу потянуло к старому подвалу. И точно, там нашли тело бабушки: ее убил и спрятал человек, вхожий в дом, – рассказывает Николай Бравсевич.

Обычно экспертиза занимает порядка двух-трех недель. Но сегодня – особый случай, преступника надо искать по горячим следам. После изучения всех улик криминалистам удается выяснить: отпечатки на стекле принадлежат ранее судимому мужчине, который несколько дней назад угнал с автостоянки машину, а сегодня утром сбил на ней человека. Теперь остается только разыскать и задержать подозреваемого, затем выяснить все детали дела. Но это уже совсем другая история…

Екатерина СУРМА, «Мінская праўда», 25 июля 2017 г.
(фото – «Мінская праўда»)