/ / Общественно-политические и в области права
05.07.2017

В Бресте 20% сделок с имуществом признаются недействительными, если возникают сомнения в трезвости ума одной из сторон

Причём слово «трезвый» в этом контексте никоим образом не связано с алкоголем и, скорее, может заменяться синонимом «адекватный». Эксперты судебной психологии и психиатрии в подобной практике применяют специальный термин – «сделкоспособность». Не секрет, что дела имущественные – наследство, дарственные, договоры ренты и т.д. – часто становятся предметом судебных разбирательств с участием двух-трёх сторон. Периодически у стороны истца возникают сомнения не только в юридической легальности сделки, но ещё и в морально-психологическом или в психическом состоянии человека, её заключавшего.

В таком случае суд вправе назначить судебно-психиатрическую экспертизу на сделкоспособность человека. Иными словами – нужно доказать, что на момент заключения сделки вы полностью могли понимать значение своих действий и руководить ими, понимали, что происходит и что будет происходить после проведения юридических операций. Статистика же говорит вот о чём: из 100-130 экспертиз в год результаты в 20 % случаев говорят, что сделку нельзя признать правомерной.

НОТАРИУС ВСЕГО НЕ ЗАМЕТИТ. А БАБУШКА – НЕ ПОЙМЁТ

«Ни одна сделка у нас не проходит без нотариального заверения, – рассказывает начальник управления судебно-психиатрических экспертиз УГКСЭ по Брестской области Андрей Волковыцкий. – Юридически нотариус всегда обязан удостовериться в дееспособности участников сделки. Но на практике это сделать получается не всегда. Признать человека недееспособным в Беларуси может только суд, и если такого решения нет, то и нотариус по внешним признакам не всегда может определить состояние человека. Мы всегда рекомендуем даже в случае малейших подозрений на какие-то психические отклонения или нелогичные мотивы сделки отправлять клиентов к нам».

Андрей Волковыцкий

И нотариусы такой опцией пользуются. Правда, иногда уже после заключения сделки. Андрей Волковыцкий припоминает недавнюю историю. В управление пришли две женщины – бабушка и её более молодая соседка. Бабуля на старости лет осталась практически одна, дети и внуки навещали её редко, практически не помогали. Соседка взяла на себя роль опекунши, и бабушка захотела отблагодарить её. Они заключили договор ренты, по которому после смерти пожилой брестчанки её квартира переходит соседке. Взамен та обязуется поддерживать бабушку и ухаживать за ней всё время. У нотариуса юридических препон не возникло, но всё-таки относительно сделкоспособности пожилой женщины, видимо, были сомнения. Последовав совету, обе участницы сделки пришли к экспертам.

«Молодая соседка сначала не сказала, что они уже были у нотариуса, – вспоминает Андрей Волковыцкий. – Сказала, что они только планируют заключить сделку. Но в процессе общения с бабушкой я понял, что здесь что-то не то. Она слабо ориентировалась, куда пришла и зачем, путала даты и проговорилась, что её сюда направили. Начали расспрашивать подробнее – узнали про нотариуса и сделку. Конечно, мы не могли признать пожилого человека сделкоспособным, ведь бабушка не могла понимать значение своих действий и руководить ими. С другой стороны, и у соседки я не увидел злого умысла. Сделку они, конечно, отменять не стали, но в будущем соседка может эту квартиру и не получить, даже если будет соблюдать свою часть договорённостей. Кстати, такие случаи не единичны. И теперь у нас есть распоряжение не проводить экспертизу после проведения клиентами сделок».

ЧТОБ НИКТО НЕ ОСПОРИЛ ВОЛИ

А не унизительно ли это в общем – идти на экспертизу, которая по факту может признать тебя, мягко говоря, не совсем адекватным? Оказывается, нет. И люди приходят не только по решению суда или после визита к нотариусу. Не так давно к экспертам обратился мужчина, бывший военный, который желал составить договор ренты. По нему недвижимость мужчины переходила к его второй супруге, на тот момент – просто сожительнице, дети от первого брака уже получили часть имущества. Заявитель перед этим перенёс инсульт, но, к счастью, не утратил интеллектуально-мнестических способностей. Мотивировал он своё решение тем, что не хотел бы, чтобы после его смерти дети оспорили волю отца, так как помогать ему после инсульта отказались.

Был и еще один похожий случай, когда пожилой брестчанин решил завещать квартиру одному сыну, второй при этом оставался ни с чем. Мужчина объяснил своё решение тем, что второй сын фактически бросил семью, уехал и никак ему не помогал. Поэтому наследство справедливо останется только за одним из братьев.

После проведения экспертизы заявителей признали полностью сделкоспособными. Тем самым были предотвращены возможные судебные разбирательства в будущем. Примечательно, что по результатам экспертизы выдаётся заключение, в котором эксперт обозначает вердикт, и приложение к нему с обнаруженными психическими и психологическими особенностями – исключительно для лица, проходившего экспертизу. Приложение не становится достоянием суда или общественности, психиатрическое и психологическое исследование не разглашается.

ДАТЬ ОЦЕНКУ ПОСМЕРТНО

Судебные эксперты также очень часто проводят посмертные экспертизы на признание гражданина несделкоспособным. Этот процесс достаточно сложен и кропотлив. Если на обычную экспертизу с живым человеком уходит день-два, то здесь исследование может затянуться на более длительный срок. В судебных заседаниях собираются все возможные материалы, начиная от медицинской документации и заканчивая опросами близких, врачей, нотариусов, знакомых, друзей, соседей. В последующем эта информация направляется к экспертам, проводящим сбор анамнеза по материалам дела и комплексный анализ результатов исследования и формулируют выводы. Ключевыми являются медицинские показания. Несмотря на сложность экспертизы, она является одной из самых распространённых в делах, касающихся наследства.

ПОЯВИЛОСЬ ЧТО ДЕЛИТЬ

Почему же ещё лет пять-семь назад о сделкоспособности никто особенно не думал? Андрей Волковыцкий основную причину видит в том, что у людей появилась собственность, нажитая, как говаривал один комедийный герой, непосильным трудом. «На Западе институт наследства развивался очень долго, поскольку люди всегда имели какое-то имущество. У нас в СССР практиковался постулат, что всё – общее. Где-то государство давало, где-то забирало. Сейчас советское поколение потихоньку уходит, приходит новое. Люди стали умнее юридически. Со мной могут не согласиться, но мы, белорусы, стали жить богаче. Есть свои квартиры, дома, машины – есть что делить, завещать, продавать. Думаю, актуальность подобных экспертиз в будущем только вырастет, это вопрос времени».

ТРИ ВОПРОСА ЭКСПЕРТУ АНДРЕЮ ВОЛКОВЫЦКОМУ

Что представляет из себя экспертиза на сделкоспособность?

Посмертная экспертиза (по материалам дела) проводится путем сбора жизненного анамнеза (сведений) на основе медицинских данных, показаний свидетелей, родных и близких людей, анализа полученных результатов и дачи экспертной оценки. Прижизненная экспертиза в себя дополнительно включает беседу с человеком. Обычно в ней участвуют психиатр и психолог, каждый специалист даёт оценку по своей методологии.

Мы проверяем состояние сознания, степень ориентировки в окружающей обстановке, во времени и личности, понимание и цели исследования, контактность, особенности восприятия, мышления, внимания, настроения, эмоций, сферу памяти, когда просим исследуемого рассказать о своих родных, близких, местах получения образования, трудовом стаже, интеллект, какие-то банальные математические способности, смотрим на то, как человек ведёт беседу, насколько он собран или теряется в ней. По разрешению заявителя, поднимаем медицинские данные, в обязательном порядке смотрим, состоит ли гражданин на наркологическом или психиатрическом учёте. Замечу, что далеко не все психические отклонения и психологические особенности являются основанием для признания человека несделкоспособным.

Кто, в основном, приходит к экспертам?

Большинство клиентов – возрастные люди, от 70 лет и старше. Приходят и люди, имеющие какие-либо соматические болезни, перенесшие инсульты, инфаркты, менингоэнцефалиты, черепно-мозговые травмы. Все они также влияют на физические и интеллектуально-мнестические способности человека, поэтому в некоторых случаях требуется подтверждение сделкоспособности.

Сколько это стоит?

Экспертиза по заявлению стоит от 150 до 200 рублей. Гражданин утром приходит, пишет заявление, представляет справки из наркологического и психиатрического диспансеров или даёт разрешение на запрос этих документов. Мы проводим беседу и обычно в тот же день после обеда выдаём заключение.

Дмитрий Шиферштейн, «Вечерний Брест», 3 июля 2017 г.