/ / Общественно-политические и в области права
05.07.2017

О состоянии дел и задачах экономического правосудия на современном этапе – заместитель Председателя Верховного Суда В.Н.Демидович

На вопросы главного редактора журнала «Судовы веснік» о том, какие изменения произошли в сфере осуществления экономического правосудия с момента создания единой системы судов общей юрисдикции под руководством Верховного Суда, какие задачи сегодня стоят перед судами, рассматривающими экономические дела, ответил заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь, председатель судебной коллегии по экономическим делам, заслуженный юрист Республики Беларусь Василий Николаевич Демидович.

– Василий Николаевич, объединение судов произошло в период, когда в сфере экономического правосудия доминирующей тенденцией было ежегодное увеличение нагрузки на хозяйственные суды. Как можно охарактеризовать динамику обращений за разрешением споров в экономические суды в последние три года?

Василий Демидович– В 2014–2015 гг. тенденция, о которой Вы упомянули, сохранялась. В эти годы общее количество поступающих в экономические суды обращений по всем видам судопроизводства ежегодно увеличивалось в среднем на 25%: если в 2013 году их было около 119,5 тыс., то в 2014 году – 153,6 тыс., а в 2015 году – уже 193,5 тыс.

По итогам 2016 года отмечены определенные позитивные изменения: во всех экономических судах зафиксировано уменьшение количества обращений – как первичных, так и в порядке обжалования судебных постановлений, в среднем по республике оно составило 15%, а в экономических судах различных регионов Беларуси – от 3% до 28%.

И только по делам об экономической несостоятельности (банкротстве) наблюдается обратная ситуация: в минувшем году, по сравнению с 2015-м, в экономические суды было направлено на 18% больше заявлений о банкротстве.

В целом фактическая среднемесячная нагрузка на судей экономических судов областей (города Минска) по поступившим процессуальным документам приблизилась к показателю 2014 года и составила 136 обращений.

– То есть можно говорить о том, что многолетнюю тенденцию роста удалось переломить? Если да, то каким путем?

– На мой взгляд, говорить об уменьшении нагрузки на экономические суды как о наметившейся, а тем более как о сколь-нибудь устойчивой тенденции пока преждевременно. Дальнейшее прогнозирование динамики поступления в суды экономических споров будет возможно после анализа данных о работе судов за первое полугодие 2017 года.

Вместе с тем, безусловно, есть основания констатировать, что предпринимаемые усилия по оптимизации нагрузки в экономических судах приносят видимые результаты. Необходимо понимать, что снижение нагрузки происходит не одномоментно, а поступательно, благодаря совокупности нескольких факторов.

Во-первых, достаточно существенное влияние на ситуацию с нагрузкой оказали изменения, внесенные в 2015 году в Указ Президента Республики Беларусь от 11 августа 2011 г. № 366 «О некоторых вопросах нотариальной деятельности». В результате применения норм этого Указа удовлетворение ряда бесспорных требований о взыскании задолженности, которые ранее рассматривались судами, стало производиться посредством совершения исполнительной надписи нотариусами.

Верховный Суд Республики Беларусь принимал активное участие как в разработке проекта нормативного правового акта о внесении соответствующих изменений и дополнений в Указ, так и в процессе дальнейшего совершенствования норм Указа по итогам анализа складывающейся судебной практики.

Во-вторых, благодаря судебной реформе 2014 года стало возможным перераспределение численности судей в рамках единой системы судов общей юрисдикции, причем без дополнительных расходов бюджета. Принятие соответствующих мер позволяет сбалансировать нагрузку во всех судах общей юрисдикции.

– Вы упомянули о росте поступления в экономические суды дел об экономической несостоятельности (банкротстве). Какая ситуация в целом складывается в сфере рассмотрения дел о банкротстве? И какие меры предпринимаются Верховным Судом с целью обеспечения надлежащего качества рассмотрения этой сложной категории дел?

– В структуре споров, рассматриваемых экономическими судами, дела об экономической несостоятельности (банкротстве) в цифровом выражении занимают, казалось бы, достаточно скромное место – по итогам 2016 года они составили 2,5% от всех рассмотренных дел. Однако в 2015 году аналогичный показатель составлял 1,8%. А в сравнении с 2014 годом количество поступивших в суды заявлений об экономической несостоятельности (банкротстве) в 2016 году увеличилось на 48%. То есть мы видим, что ежегодно количество таких дел возрастает.

Всего за период с 2012 по 2016 год хозяйственными, а с 2014 года экономическими судами завершены производства по 8 648 делам об экономической несостоятельности (банкротстве). На протяжении всего этого периода процедуры банкротства вводились в основном в отношении субъектов хозяйствования негосударственной формы собственности – на них в разные годы приходилось от 94 до 98% всех дел данной категории. В общем объеме рассмотренных дел о банкротстве 13,7% составляют дела в отношении индивидуальных предпринимателей. При этом по подавляющему большинству завершенных дел (97%) судами вынесены решения о признании должников банкротами с ликвидацией (прекращением деятельности).

Среди отмечаемых в последнее время изменений можно выделить увеличение количества социально значимых дел об экономической несостоятельности (банкротстве) должников – государственных организаций, организаций, имеющих долю государственной собственности в уставном фонде, градообразующих и приравненных к ним организаций, бюджетообразующих, системообразующих организаций. Так, если на конец 2014 года в производстве экономических судов оставалось 41 дело в отношении названных организаций, то на конец 2015 года – уже 70 дел, а 2016-го – 106 дел. То есть в сравнении с 2014 годом наблюдается рост данного показателя в 2,5 раза.

Также руководством Верховного Суда с учетом принятия Указа Президента Республики Беларусь от 4 июля 2016 г. № 253 «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций» прогнозировалось увеличение в производстве судов количества дел о банкротстве сельхозорганизаций. И этот прогноз оправдался.

Во исполнение названного Указа постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 31 октября 2016 г. № 889 утвержден перечень сельскохозяйственных организаций, в отношении которых необходимо проведение процедур экономической несостоятельности (банкротства), в этот перечень включено 102 организации. В результате если на конец 2016 года в производстве судов находилось только 12 дел об экономической несостоятельности (банкротстве) сельскохозяйственных организаций, то по состоянию на 1 мая 2017 г. таких дел уже 102.

С учетом увеличения общего количества дел об экономической несостоятельности (банкротстве), их все возрастающей сложности, а также того обстоятельства, что многие из этих дел, не только в отношении организаций государственной формы собственности, имеют значимые социально-экономические последствия, дела данной категории постоянно находятся в поле зрения Верховного Суда.

Так, в 2015 году была обобщена практика рассмотрения таких дел. По итогам обобщения в целях единообразного и правильного применения судами законодательства Пленумом Верховного Суда принято постановление от 25 июня 2015 г. № 7 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве)».

В 2016 году Верховным Судом изучена судебная практика привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом. По результатам обсуждения материалов обобщения Президиумом Верховного Суда даны соответствующие рекомендации судам в постановлении от 27 апреля 2016 г. № 2 «О практике рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом».

Также Верховным Судом на системной основе проводится мониторинг качества и соблюдения сроков рассмотрения экономическими судами областей (города Минска) дел об экономической несостоятельности (банкротстве).

Статистические данные, касающиеся этой категории дел, ежемесячно размещаются на официальном портале системы судов общей юрисдикции. Кроме того, информация о проблемных аспектах рассмотрения дел о банкротстве, в том числе в отношении отдельных категорий должников, периодически направляется в Совет Министров с целью выработки действенных мер как досудебного оздоровления должников, так и повышения эффективности процедур банкротства.

– К слову, о повышении эффективности процедур банкротства. Известно, что еще в конце 2015 года был разработан законопроект о внесении изменений и дополнений в действующий Закон о банкротстве. В какой стадии сейчас находится данный законопроект? И что может измениться для экономических судов с его принятием?

– Упомянутый Вами законопроект был разработан в соответствии с п. 3 плана подготовки законопроектов на 2015 год, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 13 февраля 2015 г. № 55. Первоначально речь шла действительно о внесении дополнений и изменений в Закон Республики Беларусь от 13 июля 2012 г. «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» с учетом практики его применения. Однако впоследствии Министерство экономики, являющееся непосредственным разработчиком этого законопроекта, пришло к выводу о необходимости принятия нового закона ввиду того, что объем предлагавшихся поправок составлял более половины текста действующего Закона.

Законопроект получил рабочее название «О несостоятельности и банкротстве», в настоящее время он внесен Советом Министров в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь и подготовлен к первому чтению.

В числе концептуальных положений законопроекта, которые в случае его принятия в предложенной редакции будут иметь существенное значение для судебной практики по делам о банкротстве, можно выделить следующие.

Во-первых, это детальное урегулирование оснований подачи заявления кредитора, которые базируются на так называемом принципе неоплатности долга. Предполагается, что такой подход позволит четко определить момент возникновения права кредитора на подачу заявления о банкротстве должника и исключит необходимость выполнения существующего ныне требования о наличии достоверных, документально подтвержденных сведений о неплатежеспособности должника, имеющей или приобретающей устойчивый характер, которое действительно, как правило, трудно реализовать на практике.

При этом кредитор будет вправе подать заявление только о банкротстве должника, а должник получит возможность подачи встречного заявления о несостоятельности при наличии оснований для восстановления платежеспособности. Представляется, что возложение на должника активной процессуальной роли в части совершения обязательных процессуальных действий, внесения проекта плана санации и т. д. будет способствовать вынесению судом более обоснованных решений при введении санации.

Во-вторых, в законопроекте уточняются цели введения различных процедур банкротства – защитного периода, конкурсного производства, санации, задачи, которые необходимо решить в ходе каждой из них, а также предлагается сократить сроки проведения процедур банкротства с тем, чтобы общий срок был ограничен 1,8 года (в настоящее время этот срок составляет 3 года).

В-третьих, ряд предлагаемых новаций направлен на совершенствование норм о субсидиарной ответственности по обязательствам банкрота.

Судебная практика свидетельствует о том, что доказать наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) виновных в банкротстве должника лиц и наступившим банкротством при отсутствии бухгалтерских и иных учетных документов должника чрезвычайно сложно или даже невозможно. В свою очередь, недобросовестные должностные лица, осознавая это, скрывают бухгалтерские и иные учетные документы, объясняя их отсутствие различными причинами (пожар, кража и т. д.). По экспертным оценкам, только около 10% субъектов передают в процедурах банкротства бухгалтерскую документацию в полном объеме.

В законопроекте содержатся положения, устанавливающие презумпцию вины в доведении должника до банкротства при привлечении к субсидиарной ответственности в случаях, когда руководителем должника и иными ответственными лицами не обеспечена сохранность бухгалтерских и иных учетных документов должника. Облегчение для управляющих бремени доказывания по искам о привлечении к субсидиарной ответственности позволит в большей степени защитить интересы кредиторов и одновременно будет способствовать ответственному отношению должностных лиц к обеспечению сохранности документов. К слову, аналогичная норма содержится в российском законодательстве с 2009 года.

Одновременно предполагается исключить норму о десятилетнем сроке с момента возбуждения производства по делу, в течение которого могут быть заявлены требования о привлечении к субсидиарной ответственности.

Кроме того, в законопроекте предлагается изменить подход к выплате вознаграждения управляющим с той целью, чтобы стимулировать их к более эффективному выполнению своих обязанностей. В частности, размер вознаграждения ставится в зависимость от вида процедуры банкротства, соблюдения срока ее проведения, объема удовлетворения требований кредиторов и иных факторов. Данные меры представляются актуальными, поскольку на работу управляющих немало нареканий, о чем свидетельствует и увеличение количества поступающих в экономические суды протоколов о привлечении управляющих к административной ответственности по ч. 8 ст. 12.13 КоАП за ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

В то же время должен отметить, что законопроект не был окончательного согласован Верховным Судом до направления Советом Министров в Парламент ввиду наличия принципиальных разногласий. В частности, не учтено возражение Верховного Суда относительно закрепления за судом, рассматривающим экономические дела, обязанности по выбору управляющего в дело о несостоятельности или банкротстве в случайном порядке с использованием автоматизированной системы. По мнению разработчиков, введение такого порядка позволит исключить коррупционные риски при назначении управляющих. Однако здесь возникает иной риск, заключающийся в том, что выбранный в случайном порядке управляющий окажется не соответствующим по своей квалификации и опыту работы сложности дела, особенно если речь идет о банкротстве государственного или сельскохозяйственного предприятия. Кроме того, техническое ведение самой автоматизированной системы «случайного выбора» логичнее возложить на уполномоченный государственный орган, а не на суд.

Кроме того, не учтено замечание Верховного Суда относительно предлагаемого изменения подхода к определению очередности удовлетворения требований, возникающих в связи с признанием судом сделок недействительными (проект предлагает производить погашение указанных требований во внеочередном порядке). 

В целом можно предположить, что законопроект будет еще дорабатываться по мере прохождения им чтений в Палате представителей, насколько продолжительным будет этот процесс, прогнозировать не берусь.

– В продолжение темы участия Верховного Суда в законотворческом процессе хотелось бы затронуть вопрос о перспективах подготовки единого Гражданского процессуального кодекса. Из публикаций в отдельных правовых изданиях и на интернет-ресурсах можно понять: часть юридического сообщества ожидала, что неизбежным следствием объединения общих и экономических судов станет унификация гражданского и хозяйственного процессов путем принятия единого кодекса. Ведется ли какая-либо работа в этом направлении?

– Данный вопрос обсуждался на заседании Совета по вопросам правовой и судебной деятельности при Президенте Республики Беларусь. Совет признал создание единого процессуального кодекса наиболее эффективным способом унификации гражданского процессуального и хозяйственного процессуального законодательства. В решении Совета отмечено, что единый процессуальный кодекс «позволит свести к минимуму риск появления пробелов и коллизий в регулировании процедуры рассмотрения гражданских и экономических дел, а также будет способствовать укреплению единообразия судебной практики и предсказуемости гражданского оборота».

Вопрос унификации системы процессуальных норм гражданского и хозяйственного судопроизводства на сегодняшний день, безусловно, актуален. Однако следует понимать, что процесс разработки единого кодекса является длительным и трудоемким, требуется провести тщательную подготовительную работу, проанализировать процессуальное законодательство как с точки зрения фундаментальных теоретико-правовых основ, так и с практической стороны, сформировать единые взвешенные позиции.

Именно такая подготовительная работа сейчас и ведется. Итогом ее должна стать выработка концептуальных положений по унификации процессуального законодательства, на основе чего уже может быть подготовлен проект нового Гражданского процессуального кодекса, в котором будут закреплены единые подходы в отношении общих правил судопроизводства и установлены специальные правила для рассмотрения отдельных категорий гражданских и экономических дел. При этом новый процессуальный кодекс должен быть направлен на укрепление гарантий прав граждан и юридических лиц на судебную защиту и повышение эффективности правосудия при соблюдении принципа процессуальной экономии.

Однако повторю: никакой поспешности при подготовке и принятии единого кодекса быть не может, поскольку это основополагающий нормативный правовой акт для организации судопроизводства по гражданским и экономическим делам.

– Василий Николаевич, в заключение разговора как бы Вы сформулировали основные задачи, которые сегодня стоят перед судебной коллегией по экономическим делам и экономическими судами?

– Главными задачами и для судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда, и для экономических судов областей и города Минска, как, впрочем, для всех судов общей юрисдикции, остаются обеспечение качественного и оперативного правосудия.

Анализ данных судебной статистики показал, что в 2016 году на фоне уменьшения общего количества обращений в экономические суды количество жалоб, рассмотренных апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями возросло. При этом отмененные либо измененные судебные постановления составили 1,5% от общего количества дел, рассмотренных по первой инстанции (с учетом искового производства и производства по делам о банкротстве), в то время как в 2015 году этот показатель составлял 1,2%. Увеличение количества отмен (изменения) зафиксировано при пересмотре судебных постановлений и в порядке апелляции, и в порядке кассации.

Такие данные вынуждают говорить о некотором снижении стабильности и качества судебных постановлений, выносимых судьями экономических судов. В этой связи приоритетной задачей является повышение качества осуществления экономического правосудия на всех уровнях, в том числе улучшение качества судебных постановлений, их мотивированности и обоснованности.

Что касается вопроса оперативности правосудия, то в 2016 году с нарушением установленных законодательством сроков экономическими судами рассмотрено 84 дела, причем основной объем таких нарушений (76 дел) приходится на административное судопроизводство.

При рассмотрении дел в порядке искового производства слушание откладывалось по 1 987 делам, что составляет 9,2% от рассмотренных (в 2015 – по 7% дел). При этом в 27% случаев судебные заседания откладывались по причине неявки лиц, участвующих в деле.

На перечисленные недостатки в работе судов было указано в ходе мероприятий по подведению итогов работы за 2016 год. Перед председателями экономических судов руководством Верховного Суда поставлена задача разработать эффективную систему контроля за надлежащей подготовкой дел к судебному разбирательству в возглавляемых ими судах, принимать действенные меры реагирования в отношении судей, систематически допускающих нарушения процессуального законодательства.

В свою очередь, задача судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда – обеспечить принципиальное реагирование на процессуальные нарушения, выявляемые при пересмотре судебных постановлений.

Кроме того, на основе анализа актуальных проблем судопроизводства сформулированы и более узкие задачи, касающиеся рассмотрения конкретных категорий дел. В частности, экономическим судам и судебной коллегии по экономическим делам рекомендовано проводить постоянный мониторинг судебной практики по делам об административных правонарушениях с целью обеспечения соразмерности принимаемых мер административной ответственности. Также необходимо усилить процессуальный контроль за деятельностью антикризисных управляющих по делам об экономической несостоятельности (банкротстве).

В целях формирования единообразной судебной практики судебной коллегией по экономическим делам совместно с судебной коллегией по гражданским делам будет продолжена работа по подготовке соответствующих постановлений Пленума Верховного Суда.

По сообщению официального портала системы судов общей юрисдикции