/ / Общественно-политические и в области права
24.01.2017

Ваше ходатайство рассмотрено: об обращениях в Департамент исполнения наказаний

 Департамент исполнения наказаний ежедневно приходят десятки писем от осужденных и их родственников. В большинстве – просьба о переводе, направлении в другую колонию, применении более мягкого наказания либо условно-досрочного освобождения. Разумеется, по каждому обращению прВоводится проверка, делаются соответствующие запросы – вопрос рассматривается всесторонне и объективно. Но, как правило, ходатайства не удовлетворяются. Объяснение простое: все нюансы, в том числе те, о которых теперь говорят заявители, изучались ранее и учитывались еще при назначении наказания. «Мы смотрим и тяжесть преступления, и где живут потерпевшие, родственники осужденного, социальное положение его семьи, есть ли в деле соучастники, – приводит примеры начальник управления исполнения приговоров ДИН МВД Жанна Батурицкая. – И только с учетом комплекса информации, в строгом соответствии с законом решается, где человек будет отбывать наказание. Эта система прозрачна».

Начальник управления исполнения приговоров ДИН МВД Жанна Батурицкая

Вопросы распределения находятся исключительно в компетенции Департамента исполнения наказаний, оспорить его решение в суде нельзя, обращает внимание полковник внутренней службы Жанна Батурицкая: «В исправительное учреждение осужденный направляется в течение 10 суток после вступления приговора в силу. При распределении учитываются как интересы осужденного, его семьи, так и интересы потерпевшего. Если, скажем, убийство было совершено в Бобруйске, то мы не можем направить преступника туда же. Вместе с тем молодых людей по возможности распределяем ближе к дому, чтобы не рвать социальные связи. Так что подход при определении места отбывания наказания достаточно человечный».

Бывают ситуации, когда осужденный, находясь в одной колонии, просится в другую. Однако для перевода нужны веские основания, как, к примеру, угроза жизни, здоровью либо необходимость помещения в медучреждение. Да, есть исключения. Допустим, осужденного всю жизнь воспитывала бабушка, поскольку родители лишены родительских прав, умерли, а в силу возраста и состояния здоровья она не может посещать внука. При таких обстоятельствах, обращаясь к нам, нужно документально подтвердить, что случай действительно исключительный. Тогда, конечно, если нет иных препятствий, мы идем навстречу. В остальных ситуациях человек отбывает наказание в одном исправучреждении. К тому же почти в каждом регионе есть колонии как для тех, кто осужден к лишению свободы впервые, так и для ранее судимых. Условия содержания везде одинаковы. Положен тебе определенный режим содержания и столько-то передач, свиданий – они будут. Родственникам-заявителям надо учитывать и то, что не всегда их просьбы могут совпадать с желанием самого сидельца. Кроме того, при направлении заявления необходимо представить документы, подтверждающие родство с осужденным, а также дающие полномочия на представление интересов осужденного родственника. Осужденный вправе сам обратиться в ДИН с заявлением, к которому администрация исправучреждения приложит все необходимые справки и сведения. Что ускорит рассмотрение вопроса.

Немало обращений в Департамент касаются и институтов досрочного освобождения. Как известно, в зависимости от тяжести преступления для осужденного наступают сроки, когда рассматривается возможность о его условно-досрочном освобождении либо замене наказания более мягким. Замначальника управления организации исправпроцесса Александр Кралько признается: с такой просьбой в последние годы близкие осужденных стали «атаковать» Департамент все чаще, порой прибегая и к запрещенным приемам. Почему-то отдельные граждане полагают, что решить вопрос с условно-досрочным освобождением можно исключительно через взятку. Поэтому данное направление, подчеркивает мой собеседник, в ДИН и других службах на особом контроле.

Заместитель начальника управления организации исправительного процесса Александр Кралько

Однако кому и за что пытаются платить близкие сидельцев? Во-первых, уголовную ответственность за дачу взятки, посредничество и подстрекательство к ней никто не отменял. Во-вторых, возможность УДО и прочее рассматривается целой командой специалистов из различных служб учреждения, а решение принимается коллегиально большинством голосов на комиссии. На выездных судебных заседаниях присутствуют прокурорские работники. То есть сама процедура прозрачна, и выявить слабое звено особого труда не составит. А те, кто все же согласился бы стать посредником в этой авантюре, – не более чем шарлатаны, которые периодически попадаются в разных сферах. Он тоже может лишь обещать и брать деньги в конверте, заранее зная: выполнить обещанное не сможет. Зато оказаться за такую помощь в камере вполне реально. Поэтому, если вдруг вам предложат такую услугу за деньги, идите в милицию.

Белорусская пенитенциарная система и без того обеспечивает отбывающего наказание человека всем тем, что ему положено по закону, напомнил полковник внутренней службы Александр Кралько:

Все строго регламентировано с первого и до последнего дня нахождения в исправительном учреждении. Разъясню алгоритм по УДО. Согласно уголовно-исполнительному законодательству администрация колонии обязана известить осужденного о том, что подошли сроки, и комиссия будет рассматривать возможность применения институтов досрочного освобождения. Под эту процедуру не подпадают лишь те, кто обязан возмещать расходы, затраченные государством на содержание детей.

За три месяца до этого срока спецотделы готовят списки осужденных, к которым может быть применено УДО. Списки передаются во все службы учреждения, в том числе воспитательные, психологические, режимные, оперативные, где сотрудники на предварительной стадии оценивают шансы кандидатов в зависимости от того, как они отбывали наказание. Причем, начиная со следственного изолятора, до вступления приговора в силу. Ряд осужденных отсеивается из-за взысканий. Смотрят и другие критерии. Психолог, к примеру, изучает готовность осужденного вести правопослушный образ жизни на свободе. Также мы выясняем, где он будет жить, работать, имеются ли социально-полезные связи.

Кстати, часто родственники, пытаясь подстраховаться, сами берут справки о возможном трудоустройстве на различных предприятиях. Но эти документы, как показывает опыт, зачастую бесполезны: в большинстве случаев предполагаемый наниматель отказывает бывшему осужденному в трудоустройстве и ответственности за это не несет. Поэтому мы направляем наших подопечных в центры занятости. Конечно, все сразу хотят работать директорами, а никак не дворниками или сантехниками. Однако с чего-то же надо начинать. Также мы взаимодействуем с Минтруда и соцзащиты по бронированию мест на предприятиях. И только тогда, когда по каждому кандидату готов весь пакет документов, они передаются в спецотдел и назначается заседание комиссии. При положительном решении вопроса незамедлительно готовится представление в суд. Если же судья отказывает в удовлетворении ходатайства руководства колонии, повторно комиссия может вернуться к этому вопросу не ранее чем через полгода. Бывает и так: человек доказал, что исправился, но ему на свободе негде жить. Поэтому решение вопроса может быть отложено до того, пока не уладится жилищная проблема.

Еще один важный момент, на который обратили внимание специалисты Департамента: если осужденный считает, что его права нарушаются, то он сам (не родственники) должен обратиться с заявлением в первую очередь к руководству учреждения и лишь потом в управление ДИН по области, департамент. Причем близкие люди при обращении в ДИН от имени осужденного должны иметь доверенность на право представления его интересов.

Людмила Гладкая, «Советская Белоруссия», № 15 (25150), 24 января 2017 г.
(фото – Татьяна Столярова, Александр Стадуб)