/ / Общественно-политические и в области права
27.02.2017

Контроль не должен быть излишним. Что мешает предприятиям разной формы собственности работать более эффективно

Любая деятельность должна быть простой и понятной. Но порой из-за разночтений в документах, противоречивых требований приходится ломать голову, как не оказаться в числе нарушителей. Ведь контролеры отговорок не приемлют. Президент на недавнем совещании потребовал сократить число проверок бизнеса и пересмотреть принципы работы проверяющих. Уже известно, что планируется внести изменения в Указ № 510 «О совершенствовании контрольно-надзорной деятельности». Чтобы он был максимально приближен к жизни, по распоряжению Александра Лукашенко была создана рабочая группа. Ее специалисты ныне ездят по стране, чтобы услышать максимум замечаний и предложений по главному вопросу. В одну из таких поездок отправилась и корреспондент «Р». 

Представители Национального центра правовой информации на предприятии г. Молодечно

Место встречи – предприятие «Молодечномебель». До него представители Национального центра правовой информации – заместитель директора Вячеслав Бекета и замначальника управления Ольга Барковская – уже побывали на кондитерской фабрике «Конфа». Днем ранее – на нескольких предприятиях Заславля. У специалистов сложилась картина замечаний:

– Многие называют одни и те же препятствия, мешающие работе. Например, требования одних надзорных органов противоречат другим. За изменениями работники предприятий просто не успевают следить – так часто приходится перекраивать работу, при этом не всегда удается оперативно получить разъяснения. Контролеры разных служб часто дублируют работу друг друга, да еще могут прийти на одно предприятие дважды в один и тот же месяц.

Директор «Молодечномебель» Валерий Бушило эмоций не скрывает: контроль неоправданно избыточен. И, по его мнению, дело даже не в проверках, а в цели визитов:

– У проверяющих стоит задача найти недостаток и оштрафовать. А что еще думать, когда они идут с планами штрафов? В СССР был один сильный контролер – Комитет народного контроля. Но он работал на упреждение нарушений. Помню, тогда в Молодечно было всего четыре штатных сотрудника. Если доходило дело до наказания, то оно не разоряло предприятия. Да, наказывался руководитель – штрафом, но он был заинтересован в качественной работе. Сейчас некоторые законы разработаны так, что неясно, как их трактовать. Когда приходят проверяющие, у них уже есть анкета с пунктами, на что обратить внимание. Лучше разослали бы разъяснения и наказывали, когда их не исполняют!

Представители Национального центра правовой информации Республики Беларусь на предприятии г. Молодечно

В зале заседаний, куда мы направляемся, собрались руководители практически всех служб предприятия. Они подготовили ответы на анкету, которую получили ранее. В ней общие вопросы: например, сколько проверок в прошлом году побывало на предприятии, приостанавливалась ли работа и на сколько, поддерживают ли они введение моратория на проведение плановых проверок, с какими проблемами сталкивались в сфере сертификации, бухучета и так далее. Кроме анкеты, многие распечатали свои предложения – в паре строчек они попросту не умещаются.

Некоторые были озвучены во время беседы. Так, бухгалтеры негодуют: из-за обилия документов некогда головы поднять, так еще некоторые нормативно-правовые акты принимают задним числом – пересчитывай все по новой. Или взять Указ № 178, определяющий сроки совершения внешнеторговых операций и контроль за этим. Казалось бы, все логично: отсрочка платежа не должна превышать 90 дней. В то же время установление жестких сроков или истребование уплаты долга через суд «отбивает» покупателей. Львиная часть экспорта «Молодечномебель» идет в Россию – соседи порой отворачиваются от настойчивых белорусов и работают с Малайзией, Китаем, которые не так требовательны.

– Возьмем ситуацию: в суде удовлетворили наш иск о выставлении претензии. Насчитали контрагенту штраф, пеню… В бухучете у нас поступлений нет, но с точки зрения налогового законодательства мы сразу же должны уплатить налог на прибыль за неполученные еще «дополнительные» доходы. Хотя не факт, что их еще получим – покупатель может обанкротиться. Порой проще поехать и договориться с ним, чем так действовать, – считает заместитель главного бухгалтера Тереза Кречко.

Примеры есть и у главного инженера Виктора Кривицкого:

– Классика жанра: в фирменных магазинах по нормам МЧС на окнах не положены решетки. А по правилам сотрудников МВД, которые охраняют объекты, решетки должны быть. Кого слушать?

Директор следующего объекта – предприятия «Велес-Мит» – Олег Иванов менее эмоционален. Говорит, что поддерживает жесткие требования технических регламентов и санитарных норм – все-таки предприятие производит мясную продукцию. Но при этом отмечает: число проверок можно было бы и сократить, в крайнем случае – согласовать их приход на предприятие и цели. А то получается, что контролеры один за другим появляются в одно и то же время и всем показывай примерно одинаковый комплект документов. Это очень сильно отвлекает от работы.

Представители мониторинговой группы записали все предложения. Они станут основой для анализа и взвешенных шагов по переформатированию контрольной работы госорганов. В ближайшие недели посещения предприятий разной формы собственности продолжатся.

Прямая речь

Дмитрий МОРОЗОВ, генеральный директор могилевского Стройтреста № 12:

Дмитрий Морозов– Такое ощущение, будто отдельные структуры сначала пишут некие инструкции так, как им выгодно, а потом проверяют их выполнение. Пришли к нам сейчас представители департамента «Охрана» и заявляют: прежде, чем вы примете сторожа на работу, он должен пройти у нас стажировку. Разумеется, за это стройтресту придется заплатить. Требуют, чтобы на каждом объекте была установлена тревожная кнопка. Опять-таки – за деньги. Установка и месяц обслуживания обойдется в 680 рублей. У нас больше 20 объектов сегодня. Получается, 14 тысяч надо просто взять и отдать? Нормативные сроки строительства некоторых объектов 2–3 месяца. И что, все это время тратить деньги? А как установить тревожную кнопку на строящейся в чистом поле ферме? Делают замечание: у сторожей должны быть нагрудные металлические жетоны. Их нет – тоже непорядок. Не понимаю, каким образом департамент «Охрана» связан с хозяйственной деятельностью нашего предприятия? Мы никаких договоров не заключали. Но, оказывается, платить им все-таки за различные услуги должны. Не будем выполнять их инструкцию – придется платить штраф. Тоже, кстати, немаленький – от 10 до 100 базовых величин.

Игорь АНДРОСЮК, главный инженер СП ОАО «Брест-газоаппарат»:

– В прошлом году только внепланово нас мониторили шесть раз. Проверяли органы госконтроля, налоговая, пожарный и госпромнадзоры. Был запрет на отгрузку определенных партий продукции, по которым возникли незначительные замечания. Угрозы жизни и здоровью потребителей не было. Речь шла о спорных моментах. Скажем, отсутствие указания юридического адреса в гарантийном талоне. Но проверяющие не делят замечания на существенные и не существенные.

Любой представитель бизнеса скажет, что наиболее серьезными проблемами, которые создают проверки, будут высокие штрафы и неадекватность наказания нарушению. Проверяющие в нашей столовой нашли слегка подсушенный пучок петрушки. Ответственные за это заплатили непомерно высокие штрафы. Проверка – явление нормальное, но она должна поддерживать организацию. Если нет криминала или явной угрозы потребителям, можно ограничиться замечаниями, а не поиском виновных со всеми объяснительными и дальнейшим суровым наказанием.

Мария Друк, «Рэспубліка», 26 февраля 2017 г.
(фото – Сергей Лозюк)