/ / Общественно-политические и в области права
21.02.2017

С сознанием дела: легко ли в Беларуси оспорить завещание пожилого родственника

На самом ли деле любви все возрасты покорны? Или просто одна сторона использует другую для того, чтобы извлечь материальную выгоду?

Короткая стрижка, яркий макияж, победоносный взгляд. К заседаниям суда могилевчанка Екатерина Суденко готовится, как к выходу на сцену. Ее спутник Марк Плохотников хотя и опирается на трость, но тоже уверен в собственной позиции. Вот уже который месяц они пытаются доказать судьям, родственникам мужа, а возможно, и самим себе, что женились не по расчету. И что решение связать себя узами брака продиктовано большим и светлым чувством, потому отказываться они от него не собираются.

Расчет

Любви все возрасты покорны?

О первом моменте своего знакомства Екатерина Владимировна и Марк Герасимович умалчивают. Но соседи рассказали: новую хозяйку на огороде восьмидесятивосьмилетнего старика заприметили еще три года назад. «Управлялась с грядками ловко, – охотно поделились наблюдениями. – Яблоки с деревьев по осени снимала. Дама помоложе кавалера будет: наверняка по возрасту в дочери тому годится». 

На самом деле дочь пенсионера на полтора десятка лет старше его сорокасемилетней избранницы. Сын тоже немолод. Оба живут сейчас в России. Когда была жива мать, семейным кругом собирались чаще. Но и сейчас папу не забывают: звонят, приезжают. Появление в родительском доме незнакомой дамы для них оказалось неприятным сюрпризом. Дети и внуки заподозрили, что та обманом заставила их отца и деда расписаться, чтобы потом имуществом завладеть. 

– Неправда, – эмоционально апеллирует Суденко. – Я люблю этого человека. 

И уточняет: у них все «не просто так, а по-настоящему». Даже хотели «детей завести», но потом передумали. Тем более что у каждого свои уже есть. Правда, Екатерина Владимировна родительских прав на младшего двенадцатилетнего сына лишена. За то, что с материнскими обязанностями не справлялась, злоупотребляла спиртным. Да и условий для жизни и учебы мальчику, в общем-то, не создала. «Но теперь ведь с жильем все в порядке!» – констатирует Суденко. 

Непростой вопрос

Как законная жена – а расписались супруги в прошлом году! – она теперь имеет право на «квадраты» мужа. Особняк хотя и небольшой, деревянный, однако жить можно. Но сын и дочка Марка Герасимовича в законности ее прав усомнились. Сомнение вызвал тот факт, что штампы о регистрации брака пара поставила не в областном центре, где оба прописаны, а в одном из сельсоветов Могилевского района. Волнует детей и внуков жениха также денежный вопрос. По их мнению, на счете и в кубышке Плохотникова была кругленькая сумма: около десяти тысяч долларов и не менее двух тысяч рублей белорусскими. «Я не должен кому-то отчитываться о своих сбережениях и куда я их трачу», – парировал Плохотников. И вообще, подчеркнул, обидно, что родные люди смотрят на него, как на мешок с деньгами. Без этого, спрашивается, отец и дед уже не нужен? 

Коллаж Юлии Костиковой

Вторая сторона тоже сдаваться не намерена. И настояла на экспертизе, призванной определить, насколько Марк Герасимович осознавал свои действия, когда шел под венец с невестой вдвое моложе, чем он сам. Слушание дела в связи с этим отложили на неопределенный срок.

– Ситуации, когда приходится назначать судебно-медицинские экспертизы, встречаются не так уж и редко, – признала старший помощник прокурора Могилева Елена Дубровская. – К ним приходится прибегать в разных случаях, в том числе в спорах по гражданским делам. 

Квартира в подарок

Только управление Госкомитета судебных экспертиз по Могилевской области в минувшем году сделало около трех десятков подобных заключений. Как уточнил начальник управления судебно-психиатрических экспертиз кандидат медицинских наук Антон Балашов, в некоторых случаях люди за услугой обращались сами, чтобы застраховаться от непредвиденных обстоятельств на будущее. Приходилось проводить психолого-психиатрические обследования и по судебным запросам. Чаще всего необходимость удостовериться в здоровье человека возникает, если тот в преклонном возрасте, перенес тяжелую болезнь, переживает психическое расстройство. Поводом могут послужить сомнения близких в осознанности заключенных им серьезных договоров – например, купли-продажи, наследования недвижимости. Антон Дмитриевич припомнил одну из показательных историй из своей практики:

– Составляя брачный договор, жена сумела заверить мужа, что его долю в квартире нужно переписать на их общего ребенка, но в итоге оформила ее на себя. Когда мужчина понял, что лишается крыши над головой, он обратился в суд. Психолого-психиатрическое исследование показало: человек в момент подписания договора был не совсем здоров (у него были частые приступы эпилепсии). В результате жилье свое супруг вернул. 

Вот новый оборот

Немало тяжелых моментов пришлось пережить и пожилой могилевчанке, написавшей доверенность дочери на право пользования и распоряжения имуществом. Дочь взяла кредит под залог квартиры, вовремя за него не рассчиталась, и старушку – на законных основаниях! – выселили. Начались судебные тяжбы. Бабушку на момент проведения психолого-психиатрической экспертизы признали не способной для самостоятельного проведения сделок. «Если бы такое исследование было проведено до операции с недвижимостью, в подобный переплет горожанка не попала бы», – констатировал Балашов. Подчеркнув, что не бывает похожих случаев, в каждом разбираться приходится отдельно, причем с особой тщательностью. Речь ведь идет об очень тонкой материи: человеческих взаимоотношениях, здоровье людей.

– После проведения психолого-психиатрической экспертизы дело может получить новый оборот, – считает и старший помощник прокурора Могилевской области Елена Шумейко

Тому пример – история «любви» сорокалетнего бобруйчанина к жене-ровеснице. В браке пара прожила больше десятка лет, но в последнее время счастливую прежде жизнь стала омрачать сумасшедшая ревность супруга. Он устраивал за ней слежку, запирал в ванной, на балконе. Замучил сомнительными расспросами родных и знакомых. После очередного бурного выяснения отношений, которые оставили на теле синяки и ушибы, горожанка в конце концов обратилась в милицию. Оказалось, что причина неадекватного поведения бобруйчанина кроется в его болезни. Сейчас он находится на лечении.

…В истории Екатерины Владимировны и Марка Герасимовича точки над «і» пока не расставлены. Чем она закончится, покажет время. И – официальное заключение экспертов о состоянии здоровья пенсионера. 

Светлана МАРКОВА, «Рэспублiка», 20 февраля 2017 г.

(коллаж – Юлия КОСТИКОВА)