/ / Общественно-политические и в области права
04.12.2017

Осознанный риск: Уголовное законодательство в отношении людей, живущих с ВИЧ, нуждается в корректировках

С начала года в Беларуси, по данным МВД, зарегистрировано 106 преступлений, связанных с заражением ВИЧ. Абсолютным лидером стала Гомельская область (83 случая), счастливым аутсайдером – Витебская (1 случай).

ВИЧ

Уже почти тридцать лет календарная зима начинается с Всемирного дня борьбы со СПИДом. Он был провозглашен ВОЗ в 1988 году для повышения осведомленности об этом заболевании и как день памяти его жертв. Сегодня акцентируем внимание на отдельных юридических нюансах.

Пары, в которых одному из партнеров поставлен диагноз ВИЧ, называют дискордантными. Это может показаться парадоксальным, но разводы в таких семейных союзах крайне редки. И не в последнюю очередь потому, что двое, смирившись с новым качеством жизни, начинают проявлять друг к другу особую заботу и нежность. Однако даже в том случае, когда супруги добровольно соглашаются продолжить отношения, в дело вмешивается уголовное законодательство: если у прежде здорового партнера вдруг обнаружат ВИЧ, тот, кто уже был инфицирован, может отправиться в колонию за преднамеренное заражение смертельно опасным заболеванием. И такие примеры есть.

Елена познакомилась с Сергеем, когда и он, и она уже знали о своем диагнозе. Общая проблема всегда сближает, тем более когда речь идет о болезни, которую наше общество до сих пор вопреки всем обнародованным фактам продолжает считать постыдной и смертельно опасной. Неудивительно, что мужчины и женщины со статусом ВИЧ тянутся друг к другу, вступают в отношения, создают семьи. Так произошло и в случае с нашими героями.

Елена и Сергей поженились и даже родили двоих совершенно здоровых малышей. Благо будущая мама весьма ответственно подошла к вопросам своего здоровья: вовремя стала на учет в поликлинике и принимала все необходимые лекарства. А вот Сергей, когда-то сделавший платный анонимный анализ, подтвердивший его опасения насчет ВИЧ, предпочел справляться с болезнью без помощи врачей. Не хотел лишней огласки.

Так продолжалось до тех пор, пока самочувствие Сергея резко не ухудшилось. Он оказался в больнице, где и выяснилась основная причина его недомогания. Сергею назначили лечение и поставили на учет по ВИЧ, причем с той даты, когда он поступил в медучреждение. И врач-инфекционист подала в суд на Елену, посчитав, что она преднамеренно заразила своего партнера. Подобное развитие событий оказалось полной неожиданностью для супругов, ведь Сергей, по понятным причинам, не имел никаких претензий к жене. Однако факт оставался фактом: поскольку до больницы он не состоял на учете по ВИЧ и априори считался здоровым, выходило, что вирус ему передала Елена.

На суде с ходатайством в защиту 32-летней женщины, мамы двоих детей, до этого никогда не привлекавшейся ни к административной, ни тем более к уголовной ответственности, выступали представители РОО «Белорусское сообщество людей, живущих с ВИЧ». В результате удалось добиться практически невозможного: Елене дали два года условно. Хотя по части 2 статьи 157 УК Беларуси ей грозило до 7 лет лишения свободы. Впрочем, условное наказание не спасло прежде счастливую и вполне благополучную семью от постановки на учет как находящуюся в социально опасном положении.

– Раньше о нашем диагнозе знали только самые близкие люди, – признается Елена. – Сколько бы мы ни призывали общество быть к нам лояльнее, все равно стереотипы умирают слишком медленно. Понятно, что я не хотела огласки. Но теперь приходится объяснять детям, друзьям, просто знакомым, пришедшим в гости на чай, почему в любое время дня ко мне вдруг приходят из милиции и органов опеки. Мало того – документы с заседания суда с приговором выслали на адрес моей работы. Пока начальник меня не уволил, но кто знает, что будет дальше. Всегда есть коварная формулировка для прекращения сотрудничества со ставшим неугодным работником – «по соглашению сторон». Из-за ограничений, связанных с условным отбытием срока, мне не дали съездить на день рождения мамы в деревню. Я так и не поняла, в чем виновата, за что наказана. Муж, конечно, очень переживает. Еще недавно мы жили полноценной жизнью, а теперь все пошло под откос...

Андрею – 34, о своем диагнозе он узнал шесть лет назад.

– Нас, людей с ВИЧ, словно сгоняют в какую-то резервацию. Мол, встречайтесь и размножайтесь только с себе подобными. А как же быть с чувствами, которым не прикажешь? – эмоционально повествует о своей проблеме молодой человек. – Я встречался с девушкой, мы любили друг друга. Соблюдали все меры предосторожности: предохранялись, я проходил лечение. Но над нами довлела часть 1 статьи 157 УК – заведомое поставление другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека. Моя подруга была готова продолжать отношения, несмотря ни на что, но, как объяснили мне юристы, это не имеет никакого значения для нашего законодательства: если, не дай Бог, она заразится, я могу отправиться в колонию.

И мы расстались. Это было тяжело каждый день и час, но я не видел другого выхода. Жить под угрозой уголовной статьи? Строить семью, заводить детей, когда нет никакой определенности в будущем? Когда ты в любой момент можешь оказаться под следствием? Почему человек, который честно предупредил партнера о своей болезни, и тот, взвесив все за и против, принял решение продолжать отношения, все равно станет преступником, если у его друга или подруги обнаружат ВИЧ?

Когда беременная Эля после планового анализа крови из вены узнала, что у нее обнаружили ВИЧ, это стало для нее настоящим шоком. Ее единственным мужчиной был горячо любимый муж, с которым до брака она встречалась пять лет, еще со старших классов школы. Рома, узнав о поставленном жене страшном диагнозе, принялся уверять супругу в своей безграничной верности. И его слова оказались подкреплены фактами: у Романа ВИЧ не выявили. Супруги до сих пор не понимают, как Элеонора заразилась вирусом. Остается только строить бездоказательные догадки. Возможно, причиной стали посещения салонов перманентного макияжа. Или все произошло несколько лет назад в одной из больниц, где Эля лежала после серьезного ДТП.

– Попытки докопаться до правды давно отошли для нас на десятый план, – говорит Роман. – Сейчас главное – родить здорового малыша. Эля принимает необходимые лекарства, врачи уверяют, что все будет хорошо. Я очень люблю жену, мне даже в голову не приходит разорвать с ней отношения из-за того, что произошло. Потому что я верю: это случилось не по ее вине. Еще один шок мы пережили, когда врач, которая нас консультирует, предупредила жену об уголовной ответственности, если у меня тоже найдут ВИЧ. Я прямо там, в поликлинике, предложил написать заявление, что не имею никаких претензий к Эле, и заверить его у нотариуса. Но мне ответили, что эта бумажка не будет иметь никакой юридической силы, поскольку трактовка статьи 157 УК не предполагает индивидуального подхода к отдельно взятой жизненной ситуации. Мне кажется, это в корне неверно и никак не согласуется с понятием цивилизованного общества. Во многих странах Западной Европы давно отменили уголовную ответственность за заражение ВИЧ в случае, если человек предупредил партнера и тот осознанно решил продолжать сексуальные отношения. Это касается даже людей, которые не состоят в браке. Что тогда говорить о нас с Элей? Это мой выбор и выбор моей жены. Мы взрослые самостоятельные люди и в состоянии справиться со свалившейся на нас неприятностью. Если я не хочу предохраняться, имея сексуальные отношения с собственной женой, кому до этого дело? Зачем привлекать к этому посторонних людей? Я не понимаю смысла такого однобокого подхода к проблеме. Да, если заражение происходит из мести – тут однозначно преступление. Но как это понимать в нашем случае? Кому нужны лишние уголовники? У нас что, пустуют колонии?

Юрист Юрий Бельский обращает внимание еще на одну проблему, которая потребует решения даже в том случае, если уголовное законодательство в отношении людей, живущих с ВИЧ, несколько либерализуют:

– Необходимо продумать очень важный юридический момент: каким образом ВИЧ-позитивный пациент может доказать, что действительно предупреждал партнера о своем диагнозе? Нужны свидетели, которые подтвердят, что слышали это? Или необходим документ вроде расписки? Не объяснен этот нюанс и в уголовном законодательстве России, где ВИЧ-инфицированный человек освобождается от уголовной ответственности в случае, если его партнер, поставленный в опасность заражения либо уже зараженный ВИЧ, был своевременно предупрежден о наличии такой угрозы и добровольно согласился совершить сексуальные действия.

Сегодня РОО «Белорусское сообщество людей, живущих с ВИЧ» выступает за декриминализацию статьи 157 УК (заражение вирусом иммунодефицита человека), которая предполагает наказание в виде штрафа, ареста или лишения свободы на срок до 13 лет.

– В последнее время в нашей стране появились случаи, когда уголовному преследованию подвергаются мужчины и женщины, партнеры или супруги которых знали о диагнозе и вступали с ними в интимные отношения по доброй воле, – говорит член руководящего совета организации Наталья Дайнеко. – Глобальный консультативный комитет по валидации (GVAC), занимающийся проблемами людей, живущих с ВИЧ, рекомендовал Беларуси пересмотреть статью 157 в отношении криминализации, поскольку Всемирная организация здравоохранения перевела этот диагноз из разряда смертельных в разряд хронических вялотекущих заболеваний при условии своевременного лечения.

Член Постоянной комиссии Палаты представителей по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Ольга Мычко высказывает свое мнение:

– Для однозначного толкования ситуации необходимы изменения в трактовке уголовной статьи, поскольку каждая такая история, с которой сегодня приходится сталкиваться нашим судам, в своем роде уникальна, неоднозначна и требует четкого разбирательства. Потому что есть риск с грязной водой выплеснуть и ребенка. Даже если среди ста случаев будет только один, для принятия справедливого решения в отношении которого потребуется откорректировать действующее законодательство, Парламент рассмотрит такую возможность.

(Имена героев публикации по этическим соображениям изменены.)

Памятка

ВИЧ – хроническое заболевание, когда организм не может бороться с инфекциями и другими болезнями. Часто люди уже ВИЧ-инфицированы, хотя симптомов до поры до времени нет. Несмотря на это, человек является заразным, и рано или поздно его болезнь все равно проявится.

Вы можете заразиться:

  • при использовании нестерильного шприца при употреблении наркотиков;
  • при сексуальном контакте без презерватива, оральном сексе с партнером, у которого есть ВИЧ (даже при единичном контакте).

Обращайтесь к врачу, чтобы сдать анализ (узнать, есть ВИЧ или нет), если:

  • вы используете совместные шприцы, иглы для употребления наркотиков;
  • у вас были сексуальные контакты с разными партнерами без презерватива.

Так как ВИЧ сразу не проявляется, его:

  • часто выявляют случайно при лечении других болезней;
  • обнаруживают, когда у человека уже сильно ослаблен иммунитет и требуется немедленное лечение.

Людмила Конопелько, «Народная газета», 1 декабря 2017 г.