/ / Общественно-политические и в области права
29.09.2016

Взыскать долги по алиментам. Как проходит рабочий день судебного исполнителя

Устав ждать выплат по алиментам, 38-летняя жительница Оренбурга схватила топор и помчалась на дачу к нерадивому папаше. Прямо на глазах у бывшего она раскромсала его горячо любимую машину. Теперь матери малолетнего ребенка грозит реальный срок. Даже полицейские прониклись к ней сочувствием, что уж говорить о 50 тысячах наших соотечественниц, которые каждое утро спешат к почтовым ящикам в призрачной надежде найти там денежный перевод от должника-мужа. Увы. Здесь зачастую одна надежда – на судебных исполнителей.

...Рабочий день Анастасии Хиневич, заведующей сектором № 1 отдела принудительного исполнения Московского района Минска, редко заканчивается вовремя:

– На звонки должников отвечать не заставишь, а днем их дома, как правило, нет. Поэтому еду по адресам вечером. Вчера вот полтора часа дежурила возле шикарного коттеджа в частном секторе. Его хозяин – не поверите! – безработный и неимущий. Это по бумагам, конечно... Который уже месяц он трясет перед нами пустыми карманами. А вот от машины «откреститься» забыл! Поэтому я надеялась встретить его возле дома, так сказать, с поличным. Но он так и не появился...

Подобный маскарад – классика жанра. Когда убегают от алиментов, за считанные часы на родственников переписывают квартиры, дома, фирмы... Однажды, чтобы наложить взыскание на машину, Анастасии Хиневич пришлось устроить целый театр. До этого автомобиль очередного «нищего» не могли задержать даже с помощью ГАИ – как в воду канул! И тут в отдел звонит взыскательница, мол, дошли слухи, что бывший выставил авто на продажу, вспоминает подробности судебный исполнитель:

– В общем, я прошерстила интернет, нашла объявление и уже через пару минут договорилась о встрече, представившись покупательницей. Но приехала уже вместе с представителями реализующей организации. Это, конечно, было для должника ударом! Потом он узнал, почему у него дома не работает интернет, а мобильный телефон упрямо блокирует исходящие, хотя он все время пополняет баланс. По нашему указанию компании, поставляющие услуги, сразу же списывали средства со счета абонента и перенаправляли к нам, а мы – взыскателю.

Здесь самые эффективные «лекарства» – запрет на выезд за пределы страны, лишение водительских прав и наложение взыскания на автомобиль. Конечно, есть еще статья 174 УК, и когда должник наглеет совсем, судебный исполнитель сама предлагает взыскательнице написать заявление с просьбой возбудить уголовное дело. В 60 % случаев так и происходит. Результат? Со скрипом, но большинство потерявших совесть папаш начинает платить. В целом же эта мера, говорит судебный исполнитель, чаще используется все-таки для устрашения:

– Большинство взыскательниц, несмотря на предельную степень своего негодования и нередко действительно бедственное материальное положение, не хотят, чтобы судимость отца в дальнейшем отразилась на судьбе ребенка.

Вместе с тем и Анастасия Хиневич, и ее коллега Юлия Криштопчик, на которых сегодня «висят» все алиментщики района (а это почти 2 тысячи исполнительных производств), гендерно объективны. Во-первых, в их списке должников не менее 20 имен – женские. А во-вторых, сами не раз убеждались: непорядочность многих «плохих» отцов – следствие элементарной женской жадности и глупости. Недавно 42 дня Анастасия буквально жила на работе, чтобы взыскать более 70 тысяч долларов по алиментам с гражданина С. Информация, поступившая в отдел от бывшей супруги, подтверждала законность требований. Хотя целых три года Алину Сергеевну задолженность по алиментам ничуть не волновала. Возможно, она и вправду забыла, что пообещала С. забрать заявление в ответ на его щедрое предложение профинансировать все расходы на ребенка. А может, решила подождать лучших времен. В общем, когда у взыскательницы появилась информация о ранее неведомых ей источниках доходов бывшего, она немедленно потребовала свои законные 25 %. С. сразу предупредил, что желаемого она не получит, и предложил 5 тысяч долларов откупных плюс прежние условия по содержанию ребенка. Но Алина Сергеевна уже видела себя на белом коне. Итог? В списке должников района появился еще один «неимущий» директор скромной конторки с окладом в... 115 рублей! И теперь с этой суммы Алине Сергеевне каждый месяц исправно начисляется ее законная доля...

Немало случаев, когда мужчины становятся должниками по алиментам после мимолетной связи с женщиной, которую они потом с трудом узнают в суде. Состоятельные папы иногда предлагают «взнос» щедрый, но одноразовый. Недавно, например, один бизнесмен готов был подарить брестчанке благоустроенную квартиру в Минске, и, мол, на этом точка. Но взыскательница и ее мама стали в позу, заявив, что уж с его-то доходов за 18 лет они купят таких квартир две, а то и три. Теперь вот каждый месяц получают 80 рублей...

Картина с натуры

В приемный день Анастасии Хиневич, с 9.00 до 20.00, сюжетов набирается едва ли не на «Санта-Барбару». Буквально на днях в ее кабинете, обливаясь слезами, глотая валерьянку, мама одного юного должника угрожала немедленно свести счеты с жизнью, если судебный исполнитель не уговорит ее невестку забрать заявление на алименты...

Теоретически в назначенный день по повестке могло явиться 160 должников. Прибавьте сюда еще звонки по просто раскалившемуся от негативных эмоций телефону. Судебный исполнитель умудрялась одновременно консультировать, выслушивать претензии и жалобы, предупреждать об ответственности, взывать к совести и вшивать в папки необходимые документы. Некоторые «герои дня» особенно запомнились.

10.50. Пришел 34-летний «любящий отец единственной дочери». Из многочисленных бумажек, которыми «разорившийся владелец кафе» засыпал судебного исполнителя, имела смысл лишь одна – денежный перевод в адрес бывшей супруги.

– Э-э! А как же остальное? Вот чек за обед в «Макдоналдсе», вот я Леночке шоколадку купил, а вот туфельки в магазине за целых 60 рублей! А вот еще за продуктами ходил...

Увы, чеки в зачет не идут, и теперь Г. вполне может заклеить ими окна в офисе, где ночует с тех пор, как жена указала на дверь. Должник зачем-то стал уверять, что любит дочь больше жизни. Правда, заполняя один из документов, так и не смог вспомнить дату ее рождения – искал в паспорте. Прощаясь, заявил, что больше не верит в любовь:

– Эта негодяйка когда-то была моей преподавательницей. И ведь губа не дура: выбрала самого богатого на курсе студента, соблазнила... А теперь, когда у меня проблемы, можно на мусорку, да? Все вы такие...

В 14.12 пришла 25-летняя Ирина:

– Муж ушел к другой. Пока нас не было, вынес из дома все вещи, даже телевизор. И теперь на двоих детей присылает... рубль в месяц! Какой-то грамотей ему насоветовал: мол, тогда уголовное дело завести невозможно. А мне что делать? Я получаю копейки. Дочке пять лет, сыну – три... Бывший работает неофициально. Может, к сожительнице его сходите, опишете там все?

Нет, имущество сожительницы взысканию не подлежит. А вот повод написать заявление на возбуждение уголовного дела, по мнению Анастасии Хиневич, все-таки есть:

– Все недоплаченные деньги переводятся в дни и месяцы, и если при сложении получается, что неуплата алиментов составляет более 90 дней, то этого уже достаточно, чтобы грозила уголовная ответственность.

В 15.03 явился Анатолий П., которого никто не вызывал. Обреченно положил на стол паспорт и справку с места работы:

– Вчера бывшая жена по соцсети сообщила, что подала на алименты. Странно... Когда развелись, я ей оставил и квартиру, и дачу, и машину... Только одежду свою забрал. Это ее полностью устраивало, обещала, что никаких больше претензий не будет...

Оказывается, Анатолий допустил одну из самых распространенных оплошностей – «оставив все», удовлетворился лишь устным обещанием. А нужно было, объясняет Анастасия, требовать взамен пачку расписок: на каждый месяц вплоть до совершеннолетия ребенка. Скажем, если «сделка» совершается прямо у порога роддома, то это 216 расписок, и в каждой обязательно должна быть указана конкретная дата и «претензий не имею». Как вариант – можно воспользоваться услугами нотариуса.

В 17.22 в кабинет робко заглянул молодой мужчина. Анастасия узнала его мгновенно:

– Не стесняйтесь, Олег, проходите! Была у меня недавно ваша... звезда. Как всегда, при боевой раскраске и полным ртом жвачек! Может, хватит ее жалеть? Напишите наконец заявление на 174-ю статью УК, и пусть ваша Лиля хоть раз в жизни метлой помашет...

Но Олег свою бедовую супругу, судя по всему, любит. Ее долг по алиментам давно перевалил за 3 тысячи. А мог быть и еще больше, если бы заявление в суд Олег отнес сразу... Дочке было всего два месяца, когда мама Лиля, воспользовавшись тем, что муж в командировке, решила сходить проветриться. Вернулась через... три дня! Благо квартиру впопыхах запереть забыла, и девочку до возвращения Олега забрали к себе сердобольные соседи. Когда в марте Анастасия Хиневич с представителями реализующей организации пришла в квартиру Лилии описать имущество, та встретила гостей в нижнем белье, да еще у нарядной новогодней елки.

Под занавес приема явился безработный 52 лет. Но не один – с мамой... Понося «черствую и алчную» невестку, седая родительница одной рукой выкладывала заветные квитанции, оплату которых спонсировала со своих пенсий, а другой заботливо подтирала сопли небритому и оплывшему от безделья Жорику:

– Уже неделю Жорочка болеет, вчера температурил... Знаете, сколько стоят лекарства?

Подозреваю, старушка ошибается: болеет ее сын давно и, скорее всего, неизлечимо. Но важно другое – чтобы эта страшная социальная хвороба не передалась по наследству двоим его сыновьям...

ЦИФРЫ «СБ»

С начала года к уголовной ответственности по ст. 174 УК в стране привлечен 451 должник, 1866 находятся в розыске.

Марина ЗУБОВИЧ, «Советская Белоруссия», № 187 (25069), 29 сентября 2016 г.
(фото – «СБ»)