/ / Общественно-политические и в области права
15.11.2016

Как Госкомитет судебных экспертиз проводит комплексные психолого-лингвистические экспертизы по делам экстремистской направленности

Подленькие призывы, пронизанные шовинизмом, пропагандирующие террор или национальную вражду, звучат отовсюду. Они – в комментариях, блогах, видеороликах, в настенной и нательной «живописи», брошюрах и книгах. Один из последних примеров: в Национальной библиотеке некто Олег Платонов продавал свою дикую и вполне фашистскую литературу, читал лекцию для студентов. Его книги решением суда включены в белорусский список экстремистских еще в феврале 2009 года. Среди них, к примеру, «Тайное мировое правительство» из серии «Заговор против России», «Война с внутренним врагом», «Война против России». То есть белорусский суд счел, что опусы эти отвратительны, что мысли, изложенные в них, несут угрозу для белорусов и Беларуси. Да, формально именно представленные в библиотеке «шедевры» под запрет не попали, поскольку были переизданы в 2014 – 2016 годах. Однако с большой долей вероятности можно говорить о том, что содержание их мало чем изменилось. Подобные примеры можно приводить долго. Однако белорусские специалисты уже близки к тому, чтобы раз и навсегда выбросить подобные «творения» в мусорную корзину. Один из шагов – Госкомитет судебных экспертиз с недавнего времени начал проводить комплексные психолого-лингвистические экспертизы по делам экстремистской направленности. Журналисты «СБ» – первые, кому рассказали о тонкостях этих исследований.

«В Беларуси судебная лингвистическая экспертиза с 1990-х годов проводилась по отдельным запросам судов, следователей, – рассказывает предысторию начальник научного отдела Научно-практического центра ГКСЭ Алла Кирдун. – По разовым поручениям тексты, высказывания исследовали преподаватели филологических факультетов вузов, научные сотрудники НАН, журналисты. Но стало ясно, что такой анализ должен проводиться по специально разработанному алгоритму, поэтому с прошлого года комплексные психолого-лингвистические экспертизы выполняет наш комитет. Также мы создаем собственную информбазу судебного эксперта–лингвиста, перенимаем опыт зарубежных коллег. В 2015 году мы провели 30 таких исследований, с начала 2016-го – 80, из них 15 – комплексных психолого-лингвистических по делам, связанным с экстремизмом и терроризмом».

Мы – в научно-исследовательской лаборатории НПЦ. Здесь исследуют книги, брошюры, листовки, газетные публикации, письма, записки, показания свидетелей, СМС, скриншоты страниц соцсетей, фильмы, надписи, сделанные, к примеру, на зданиях, видео- и аудиозаписи. В 2007 – 2008 годах в сети активно размещались видео с избиениями людей, снятые в РФ. Тогда российские правоохранительные органы столкнулись с серией схожих по сценарию убийств: в Москве и области молодые люди на глазах прохожих убивали выходца с Кавказа или Средней Азии. Эти убийства были элементом интернет-игры: сначала молодежь собиралась на интернет-форумах (националистических организаций, зарегистрированных в западных странах), затем модератор выбирал из них парней, девушек и назначал место, где они должны совершить убийство. По четкому сценарию и с соблюдением требований конспирации.

Именно руками молодежи, отмечают эксперты, нередко обманом, совершаются жестокие преступления по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. На фото, которые теперь показывала нам Алла Кирдун, – парни 17–25 лет, татуированные свастикой, портретами фашистских идеологов, их словесами. Похоже, этим молодым людям невдомек, что на них, легко поддающихся влиянию харизматичных подготовленных лидеров, большие планы у радикальных структур. Основная ставка – на маргинальные слои, неофашистов, скинхедов, исламских экстремистов, футбольных фанатов. Подобные организации, как известно, есть во многих странах, в том числе вполне благополучных.

Начинается все, казалось бы, с безобидных вещей, – рассуждает собеседница. – Молодежь, не вникая в суть и не понимая последствий, жмет «нравится» под сомнительным постом или видео в интернете, высказывает восхищение. Если в содержании видео эксперты обнаруживают призывы к запрещенным действиям, признаки пропаганды, то пользователь может понести ответственность. Примеров, когда подростки, посмотрев ролик в сети, собирали компании и повторяли увиденное насилие, все больше. Недавно мы изучали случай, когда в одном из райцентров школьники издевались над ребенком лишь потому, что он «другой национальности». Снятое видео выложили в соцсетях... Когда все это видишь, возникают тревожные вопросы...

Эксперт признается: большинство исследуемых материалов создано не в Беларуси: «В прошлом году мы проверяли публикации сайта misanthropic.info. Там утверждались исконное превосходство представителей белой расы и природная неполноценность, порочность других рас, выражалась нетерпимость к христианству и исламу, агрессия к государству и прочее. Конечно, сайт суд признал экстремистским, но проповедники неонацистской идеологии успели осесть во многих странах Европы, создали страницы с аналогичным содержанием в соцсетях, прошли боевое крещение на украинском «евромайдане» и в Донбассе. В этом году экспертиза была назначена снова. Сейчас известно: интернет-сообщество Misanthropic Division создал гражданин Беларуси Дмитрий Павлов, а ячейки были открыты в 19 государствах – России, Беларуси, Украине, Германии, Франции, Польше, Англии... В июле 2016–го в нескольких российских регионах в подпольные отделения этой группировки нагрянули следователи и ФСБ. Задержания продолжаются».

Проявления вербального экстремизма в интернете разнообразны. Однако и реакция белорусских властей на подобные выпады показательна. Взять хотя бы недавний случай, когда блогера судили за разжигание расовой, национальной, религиозной вражды или розни (его усмотрели в девяти публикациях на сайте), распространение порноматериалов. «Эксперт-лингвист устанавливает не то, о чем автор думал, а то, что именно он сказал, – рассказывает о тонкостях экспертизы А.Кирдун. – При анализе текста учитывается не то, какие смыслы может иметь в языке то или иное слово, а то, в каком смысле оно употреблено в контексте. Поэтому не стоит использовать публичное пространство для своего письменного творчества, если не готов к ответственности за каждое сказанное слово. Или если отсутствует умение точно выражать свои мысли».

Считается, что нацистская атрибутика и символика – это знамена, значки, атрибуты униформы, приветствия и приветственные жесты, лозунги, листовки, плакаты, использовавшиеся организациями, признанными Нюрнбергским международным трибуналом преступными (Национал-социалистическая рабочая партия Германии), штурмовые отряды СА, охранные отряды СС, служба безопасности СД, государственная тайная полиция – гестапо). Однако для признания материала экстремистским недостаточно найти в нем один лишь факт демонстрирования нацистской атрибутики или символики, акцентирует внимание Алла Кирдун: «Нужно установить цель, с которой они используются. Еще момент. По смыслу законодательства нацизмом является идеология и практика германского рейха и его союзников в XX веке. Экстремистским материалом являются и труды нацистов, к примеру, «Моя борьба» (Mein Kampf) А.Гитлера, «Будущий путь германской внешней политики» и «Миф XX века» А.Розенберга. Любые публикации, оправдывающие деятельность нацистов или позитивно оценивающие их труды, с большой долей вероятности будут запрещены судом. Однако вермахт и его подструктуры (авиация – люфтваффе, флот – кригсмарин) не были признаны преступными, поэтому в публикациях, описывающих их историю, позитивно оценивающих их стратегию, тактику, нет признаков экстремизма».

Необходимость развития психолого-лингвистической экспертизы, признаются в ГКСЭ, для комитета – вопрос решенный. Она имеет широчайшие возможности в доказывании и может назначаться, как и в других странах, при даче ложных показаний, в делах о вымогательстве, угрозе, шантаже, коррупции, оскорблении, провокации совершения преступления и прочих. В ближайших планах комитета судебных экспертиз – разработка собственных методик в данной области, обучение специалистов и приобретение техники, специализированного ПО.

ЭКСПЕРТЫ – РОДИТЕЛЯМ

Алла Кирдун: «Доверяя, проверяйте, чем ваш ребенок интересуется в интернете, что за материал размещен у него на странице. Что должно бы насторожить? Символика и атрибутика фашистской Германии: свастики, «черепа», эмблемы СС, различные руны и руноподобные символы. Следует обратить внимание и на присутствие на персональной интернет-странице видеороликов со сценами насилия, текстов (комментарии, копии публикаций), где есть слова «арии», «раса», «нация», различные цифровые коды (типа 14, 18, 88, 83 и др.), англоязычные аббревиатуры (NС, ACAB, RAHOWA, B&H, АС и др.), фото зигующих людей, лозунги, используемые фанатами группировки ультрас. Если ваш ребенок вдруг стал увлекаться скандинавской мифологией или язычеством, также выясните, какова причина интереса».

КСТАТИ

В Беларуси обсуждаются подходы, которые упростят проверку и процедуру запрета книг, ранее признанных в стране запрещенными. Проблема, по словам экспертов, актуальна и для интернет-текстов: сменил, как говорится, адрес в сети – и нет проблем. Сейчас специалисты работают над тем, чтобы не привязывать интернет-адресные или библиографические атрибуты к содержанию произведения (чтобы при определении экстремистского материала главным в оценке было его содержание, а не сопутствующая информация).

Свастике – бой!

Вступило в силу решение суда Центрального района Минска о признании экстремистским текста песни, которую повадились истошно орать футбольные фанаты «Динамо». Вердикт: фанатский хит, исполняемый «динамиками» в основном на стадионах в других городах, разжигает расовую, национальную вражду или рознь.

Беспрецедентное в практике борьбы с околофутбольным хулиганством решение суда основано на Законе «О противодействии экстремизму» и экспертном заключении Республиканской экспертной комиссии по оценке информационной продукции на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков экстремизма. В ближайшее время песня «Вместе весело шагать по болотам с пулеметом...» будет внесена в Республиканский список экстремистских материалов (стр. 10), публикуемый на сайте Министерства информации. И теперь, если опять разразятся бездумные юнцы в своем фан-секторе воплем: «И деревни выжигать лучше ротой или целым батальоном!» – то получат в ответ крупные денежные штрафы – таковы санкции, предусмотренные антиэкстремистской статьей 17.11 Кодекса об административных правонарушениях. Глядишь, и прикроют следующий раз рты, задумаются о смысле «безобидной детской песенки». Поймут, наконец, что в контексте белорусской истории будто бы озорная речовка звучит кощунственно.

Незадолго до судебного решения иные ярые минские фаны оправдывались: «Это не о Хатыни слова, а о вьетнамской деревне Сонгми». Вот это высота полета мысли! Что тут сказать об интеллектуальном уровне этих молодых людей, гордо именующих себя в песне «карателями»? Но краснеть ведь за отнюдь не братьев по разуму приходится нормальным, законопослушным болельщикам минского «Динамо» – команды, чьи спортсмены в годы войны храбро сражались против немцев в рядах Отдельной мотострелковой бригады Особого назначения и десятков спецотрядов в немецком тылу...

Однако только ли в омерзительной песне дело? Давайте посмотрим на проблему экстремизма шире. Что сейчас видим в странах Евросоюза и, увы, на постсоветском пространстве, прямо у наших границ? Там наглеют вопящие «зиг хайль» скинхеды. Лезут из щелей юные поборники «бандеровщины». Бравируют татуированными свастиками неонаци. Маршируют вместе с престарелыми эсэсовцами «революционеры». Чувствуют безнаказанность юные мерзавцы, глумящиеся над памятниками жертвам нацизма и солдатам-освободителям... Иные обыватели (зачастую это не просто наивные простаки, а матерые расисты) наигранно щурятся: «Пусть покричат фанаты! Это же дети!» А кто-то, разумеется, не от большого количества мозговых извилин даже считает нацистов, военных преступников чуть ли не героями, борцами за независимость.

Что ж, прискорбно, когда такие нравы культивируются у соседей... Но находятся подражатели и в Беларуси. Мало их, страшно далеки они от народа, который никогда не забудет о руинах городов, массовых расстрелах фашистами мирных жителей и сожженных садистами-полицаями деревнях. И все-таки угроза есть: на поводу «вожаков стаи» идут малолетки. А ведь шаги наших соседей к насилию, дальнейшим трагическим событиям начинались именно с «незаметного» процесса оболванивания молодежи и консолидации «активистов» за спинами политических маргиналов... Поэтому на проявления даже малейших симптомов коричневой чумы наше государство реагирует решительно и жестко. На примере запрета фанатской песни, славящей карателей, выжигавших деревни, видно: силовые структуры, действуя в правовом поле, наносят удары на упреждение. И главное, что такие атаки – не кампанейщина, а система.

В материале «Наколол» свастику? Выжигай, иначе придется платить» («СБ» от 23 июля) рассказывалось о борьбе правоохранительных органов с любыми зачатками неонацизма. Напомним, что в главном управлении по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД летом подготовлена и уже находится на рассмотрении в Совете Министров новая редакция статьи 17.10 КоАП, предполагающей ответственность за пропаганду и (или) публичное демонстрирование, изготовление и (или) распространение нацистской символики или атрибутики. Законопроект, с которым вскоре более близко познакомятся парламентарии, предполагает, в частности, увеличение размера штрафа (в размере до 20 базовых величин для физических лиц, до 70 БВ для индивидуальных предпринимателей, до 200 БВ для юридических лиц). Будет введена ответственность за нанесение или публичное демонстрирование татуировки с изображением наци–символики (штраф в размере до 30 базовых величин или административный арест). Предусматриваются санкции за повторные подобные правонарушения. Тут штрафы предлагаются такие: от 50 базовых для физлиц до 100 и 300 БВ для ипэшников и юрлиц соответственно.

Какая же символика и атрибутика попадет в «черный список» после вступления в силу новой редакции статьи 17.10 КоАП?

Начальник 3-го управления ГУБОПиК МВД полковник Михаил Бедункевич разъясняет: «Сегодня нет списка символов, относящихся к запрещенным. Не будет его и после законодательных новшеств, так как это общеизвестные изображения. Сейчас решение всегда принимает суд, а, если у судьи возникают вопросы, он обращается в экспертные комиссии по оценке информационной продукции на предмет наличия или отсутствия в ней признаков проявления экстремизма (куда входят специалисты по символике) или же опирается на ранее созданный прецедент. Наказуемыми станут приветственные жесты национал-социалистов, пароли, коды, цифры, в которых зашифрованы имена фюрера. К примеру, «88» – зашифрованное приветствие «хайль Гитлер!», «SS», определенные руны, «кельты», «коловраты».

Еще один важный, отмеченный Михаилом Бедункевичем, нюанс: «Сотрудники органов внутренних дел часто выявляют граждан, превративших свои квартиры в своеобразные мини-выставки нацистской славы. «Коллекционеры» нарочно развешивают атрибутику так, чтобы ее сразу видели визитеры, вошедшие в комнату. Однако в новой редакции статьи 17.10 КоАП будет предусмотрена ответственность за хранение нацистской символики «в условиях, доступных для ее восприятия другими лицами».

«Собиратели свастик, портретов и скульптур фашистских главарей смогут любоваться своими фетишами только в темноте и под одеялом», – не без иронии обрисовывает нерадостную для нацистских идолопоклонников перспективу заместитель начальника 3-го управления ГУБОПиК Александр Алёкса. Офицеры акцентируют: выявить пробелы в законодательстве помогла ежедневная практика. Мелочей в важном деле нет, поэтому предложения МВД по устранению брешей в административном кодексе проходят согласование в Минюсте, других госорганах. Ожидается, что парламентарии рассмотрят новую редакцию антинацистской статьи КоАП к концу года.

...В июльской публикации «СБ» рассказывала об аресте неоднократно судимого минчанина, посмевшего нагло демонстрировать свои нацистские тату в пригородной электричке. «Татуировки свастики и аббревиатуру СС он обещал свести, но своего обещания пока не выполнил. Поэтому был вновь подвергнут административному аресту за публичную демонстрацию символов Третьего рейха. На этот раз – на 10 суток», – рассказали оперативники.

Увы, антигерой статьи в «СБ» в своих симпатиях к фашистским палачам не одинок. Изучая фото в соцсетях, милиционеры наталкиваются и на других поклонников карателей.

8-м управлением (по Гомельской области) ГУБОПиК установлено, что житель Светлогорска размещал и демонстрировал фотографии с изображением нацистской символики на созданном им в социальной сети ВКонтакте аккаунте Варин Бауэр. Приговор районного суда – административное взыскание 1.600.000 старыми рублями с конфискацией айфона.

Снимки, от которых дурно пахло неонацизмом, появлялись несколько месяцев подряд и на аккаунте скинхеда из фанатской группировки ФК «Жлобин». Но однажды в дверь ультраправого хулигана постучались сотрудники милиции. И штраф ему влепили тот же, что и фашиствующему персонажу из Светлогорска. Вдобавок конфискован системный блок компьютера.

Интернет-мониторинг, «зачистка» аккаунтов правоохранительными органами продолжаются. Однако засвечиваются «фашики» не только в соцсетях. Сотрудники 11-го управления (по Могилевской области) ГУБОПиК задержали в Осиповичах на стадионе «Юность» во время матча футболистов-хозяев с «Клецком» активиста местной группировки «Ультрас 12». Как гласит протокол, ранее судимый за умышленное причинение тяжкого и легкого телесных повреждений, сопротивление сотруднику милиции и кражу «публично демонстрировал нацистскую символику в виде татуировок на своем теле жителям города Осиповичи». Фанат с наци-тату оказался в ИВС райотдела милиции. Затем суд установил административное взыскание – арест на 5 суток.

В Минске оперативниками 3-го управления ГУБОПиК задержан еще один ранее судимый обладатель нацистской татуировки – фанат минского «Торпедо». Постановлением суда Заводского района он подвергнут административному аресту на 8 суток.

Другого наглеца задержали за несоблюдение требований превентивного надзора. Фанат по кличке Гарик судим шесть раз – за попытку автоугона, мелкое хищение, хулиганство, кражу, грабеж. Но есть у него еще и перспектива регулярно попадать на «сутки» и нарываться на штрафы по статье 17.10 КоАП – потому как на левой лопатке «красуется» портрет Гитлера, на левой же руке вытатуирована красная повязка со свастикой, грудь расписана в виде фашистского кителя. Говорит, что не против вывести с кожи ущербную «галерею». Денег только нет...

А вот что рассказал нам врач скорой помощи из Бобруйска: «Вечером 5 августа наша бригада получила вызов: на улице Гоголя лежит мужчина без сознания. Приезжаем и видим: спит на газоне. Разбудили. Поставили на ноги. Стоит устойчиво и «навигатор» включился. Жалоб не предъявлял, больным себя не считал, от осмотра отказался. «Ступай себе домой, – вежливо советую. – Спи там и не нервируй прохожих». А в ответ слышу: «Ты со мной так не говори! Я из гестапо!» И тянет, поганец, майку вверх. На пузе – нацистский орел со свастикой наколот. Да еще что-то по-немецки орет! Тут уж мы с фельдшером рассердились: «Ага, фашист значит? Тогда никто никуда не идет». И вызвали милицию. Кстати, вот какое совпадение... Ночью мои коллеги констатировали очередную смерть от «передоза»: труп наркомана был щедро украшен татуировками в виде нацистских свастик...»

Но вернемся к «гестаповцу». Сотрудники 11-го управления (по Могилевской области) ГУБОПиК поблагодарили медиков за помощь и водворили ранее судимого за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения бобруйчанина в ИВС УВД горисполкома.

Еще одна колоритная личность, угодившая на 5 суток ареста, – активист фанатского движения команды «Динамо–Брест», который устроил возле магазина показ своих татуировок – сдвоенных эсэсовских молний, трех свастик и эмблемы Национал-социалистической рабочей партии Германии (черный орел опять же со свастикой).

Есть и другие примеры... За бравирование свастиками и другой нацистской символикой в соцсетях (один только аккаунт Паша Гитлер чего стоит!) и «в реале» привлечены к суду жители Минска, гомельчане, могилевчане, бобруйчане, брестчане. Скинхеды, футбольные фанаты, просто бездельники, уголовники, причисляющие себя к так называемому «отрицалову», регулярно попадают на «сутки» и платят внушительные штрафы. На розыск других мерзавцев в МВД ориентированы не только губоповцы, но и сотрудники милиции общественной безопасности, других служб. Чтобы все милиционеры знали, что из себя представляют нацистские знаки, разработаны специальные методички.

Кому-то может показаться, что эти символы не имеют отношения к криминалу. Юношеская бравада, мол, да и только! Дескать, у каждого есть право на самовыражение. Что ж, в ГУБОПиК приводят внушительные цифры: в этом году к уголовной ответственности привлечены более 180 представителей околофутбольных «фирм». Фигурантам, среди которых множество ультраправых с наци-татуировками, инкриминируются хулиганства, кражи, грабежи, сопротивление сотрудникам милиции, вымогательства, похищение людей, изнасилования, распространение наркотиков, порнографии, другие преступления.

Самый, пожалуй, яркий пример – молодого витебчанина Гончарова, который воевал в украинском неонацистском формировании «Азов». На нем клейма негде ставить – арестант чуть ли не весь в откровенно прогитлеровских татуировках. Сотрудники ГУБОПиК выяснили, что будущий «азовец» в 2012 – 2016 годах возглавлял в Витебске околофутбольную группировку Softline Vitebsk–SхE. Вместе с шестью «камрадами», которые тоже взяты под стражу, совершил на Витебщине не менее 18 преступлений, связанных с разжиганием национальной вражды, открытым похищением имущества, принуждением к исполнению долговых обязательств, хулиганством и вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность. Вот некоторые подробности: Гончаров с подельниками угрозами вымогал деньги, отнимал одежду у студентов в витебских общежитиях. Дважды, жестоко избивая своих жертв, скинхеды наносили им раны скальпелем. Также Гончаров «зиговал» над братской могилой защитников Отечества, осквернял еврейские могилы. Так что в числе прочего ему светит наказание по статье 347 УК («Надругательство над трупом или могилой»). Всего же в отношении Гончарова возбуждено аж 12 уголовных дел, причем три из них – по статье 130 УК («Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни»).

«Нациков» боялся весь район. И они первыми поехали на войну в Украину. Они действительно опасны. От безнаказанности только наглеют, – таков взгляд на ситуацию начальника 3–го управления ГУБОПиК Михаила Бедункевича. – Так что закрывать глаза на уголовников со свастиками никто не собирается. Спокойной жизни мы им не дадим. Надеемся и на содействие граждан. Призываем не оставлять без внимания вопиющие факты проявления нацизма (это касается не только татуировок, но и футболок, кружек, наклеек, брелоков с символикой Третьего рейха), немедленно сообщать по телефону 102 или в ближайший отдел милиции. Даже при наличии устного заявления (если по каким-то причинам фото сделать не удалось) сотрудники отреагируют оперативно.

Добавлю от себя: помощь милиции не должна ограничиваться лишь телефонными звонками. Общее дело – не дать втянуть подростков в шайки подонков, мнящих себя «истинными арийцами» и хозяевами дворов. Тут может быть много подходов и проектов – школьных, вузовских, военно-патриотических, с участием БРСМ, волонтерских, спортивных, ветеранских организаций. Да и пресловутые «антифа» пусть бы доказали, что могут не только кулаками махать... Есть пища для размышлений и у парламентариев. Как видится, должны задуматься над фактами и печальными фото из милицейских досье и «политики», и «активисты», которые пытаются строить в обществе искусственные баррикады. Всем нам независимо от политических убеждений давно пора окончательно осознать: на нашей общей земле сорняк свастики прорасти не должен.

Андрей Дементьевский, Людмила Гладкая, «Советская Белоруссия», № 219 (25101), 15 ноября 2016 г.
(фото – Александр Стадуб, Александр Кулевский)