/ / Общественно-политические и в области права
01.11.2016

Считайте деньги не подходя к кассе: неутешительная статистика в делах о защите прав потребителя

В последнее время все чаще убеждаюсь в том, что мир четко поделен на потребителей и тех, кто на них зарабатывает. При этом нередко качество товаров, услуг и даже их наличие уходят на второй план. Главное – заставить покупателя раскошелиться, а потом рассчитывать на то, что он, обманутый, не пойдет никуда жаловаться и добиваться правды. Ну не в наших это привычках: потеряв деньги, еще и время тратить на споры, которые кажутся бессмысленными. Есть, конечно, вариант, на который решаются только самые отчаянные – судебный иск. Но практика показывает: даже если вы станете счастливым обладателем судебного решения о компенсации затрат, это вам не гарантирует возврата потраченных денег.

Более того, по статистике гродненских правозащитников, около 95 процентов выигранных исков по Закону «О защите прав потребителей» никак не способствуют тому, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. Все потому, что недобросовестный предприниматель недобросовестен во всем и, разумеется, уже заранее продумал пути отступления.

Смоделируем ситуацию с момента возникновения договорных отношений. Например, нам с вами нужен мебельный гарнитур. Кажется, что ассортимент, предлагаемый солидными государственными предприятиями, не дотягивает до наших внутренних эстетических стандартов – и вот мы уже сканируем интернет-сайты в поисках чего-то особенного. Обычно найти это не составляет ничего сложного. Какое-нибудь общество с ограниченной ответственностью или индивидуальный предприниматель готовы выполнить любой каприз.

Мы отдаем предоплату и ждем выполнения заказа. Месяц. Второй. Третий. Можем и дольше тянуть, если аргументы подрядчика кажутся убедительными. Потом пытаемся решить вопрос умеренно конфликтным путем и уже в самом крайнем случае подаем в суд. И вот где-то на этом этапе мы узнаем, что вместе с нами также безрезультатно ждут выполнения заказа еще несколько десятков человек, заплативших вперед немалые деньги.

Дальше идет долгая и дорогостоящая процедура подготовки к судебному заседанию. Но вот в чем загвоздка: даже если оно закончится нашей полной и безоговорочной победой, к этому моменту у ответчика имущества уже нет и на счете – ноль. Пока мы собирали бумаги и платили адвокатам за правильно составленные обращения и поиск нужных пунктов в законе, от фирмы в лучшем случае остается арендованный офис с парочкой столов и стульев. А ее хозяин, приехавший на встречу с судебными приставами из уютного коттеджа в солидной иномарке, чуть ли не со слезой в голосе рассказывает им о кризисе, сложном времени и других эфемерных причинах, которые буквально за неделю уничтожили его бизнес.

Выигранное дело по отношению к фирме не налагает на ее владельца обязательства по компенсации ущерба истца за счет личных средств. А ведь по таким искам сотни миллионов рублей присуждаются в пользу потребителей и государства! Однако итог в большинстве случаев предсказуем: люди потеряли деньги, суды потеряли время. Десятки людей – судьи, адвокаты, приставы – работали на нулевой результат. За невыполнение решения суда уголовная ответственность не полагается.

Позже ненужная хозяину контора банкротится по решению суда, долги списываются... Все. Пора открывать новое дело. Председатель Гродненской городской организации общественного объединения «Белорусское общество защиты потребителей» Вадим Рыжкевич по опыту знает: приведенная выше схема уже освоена и обкатана нечистыми на руку предпринимателями. Особенно вольготно им стало после того, как было отменено лицензирование на оказание дорогостоящих видов услуг: изготовление мебели, памятников, установку окон и других.

За примерами не надо далеко ходить. Есть в Гродно предприниматель, который проигрывал суды в разных ипостасях: и как изготовитель мебели, и как производитель дверей, и как установщик окон. То есть он просто не обращал на судебных приставов внимания – выносил все из старого офиса и открывал новый бизнес в новом месте. Благо для этого немного надо: внести небольшую сумму в уставный фонд, зарегистрироваться и дать объявление в газете и на сайтах.
Перевести такие дела в разряд уголовных сложно. Для того, чтобы обвинить человека в мошенничестве или ложном банкротстве, необходимо искать неоспоримые доказательства преступного умысла. Это крайне неблагодарный процесс, если принимать во внимание то, что далеко не каждое из них может быть принято судом.

Недавно Федерация профсоюзов вышла с предложением создать специальный страховой фонд, из которого бы выплачивалась компенсация одураченным потребителям. Пока еще до конца не продуман механизм его работы. Будет ли это договор между страховой компанией и фирмой-исполнителем? Либо это будет банковский счет, на который предприниматель обязан положить сумму, эквивалентную возможным потерям своих клиентов? Пока неясно. Но, судя по неутешительной статистике в делах о защите прав потребителя, мысль светлая, и ее стоит проработать.

Катерина Чаровская, «Советская Белоруссия», № 210 (25092), 1 ноября 2016 г.