/ / Общественно-политические и в области права
22.11.2016

Мириться или судиться. Почему в Беларуси услуги медиаторов не пользуются спросом?

В нашей стране несколько лет существует институт медиации. За это время лицензию на осуществление такого вида деятельности получили десятки юристов. Однако особым спросом эта услуга пока не пользуется. Медиацию – способ решения конфликта без суда – почему-то не очень охотно поддерживают суды. Эксперты говорят, что дело в непривычной форме примирения. Между тем переход к большему объему медиативных дел может принести выгоду: в Великобритании в этом году медиация помогла сэкономить 2 млрд фунтов стерлингов.

Как это работает

К. и М. разводились уже не первый месяц. Оба согласны были на развод, но никак не могли решить, кому останется совместно построенный и обустроенный загородный дом. По закону каждому из супругов полагалось 50% имущества. Однако продавать особняк никто не хотел. Обратились к медиатору. Тот усадил стороны за стол переговоров. Оказалось, муж хотел сохранить дом, где произошло много значимых и важных для него событий, как символ семейного очага. К. желал бы остаться здесь жить, чтобы сюда могли приезжать его дети. Боялся, что жена в случае развода дом продаст и им будут владеть чужие люди. Супруга же опасалась, что останется без средств к существованию и не сможет содержать двоих несовершеннолетних детей. Намеревалась сдавать дом в аренду, а на вырученные деньги дать детям хорошее образование и обеспечить безбедное существование. В итоге удалось найти компромисс: муж остается жить в доме, а жена будет получать достаточную сумму для поддержания достойной жизни детей. Это один из тысяч примеров, когда разговор с медиатором помог решить семейную дилемму без эмоциональных травм.

Пятьдесят на пятьдесят 7 лет назад

Высший Хозяйственный Суд пошел на необычный эксперимент. Идея заключалась в том, чтобы решить старые, казалось бы, тупиковые дела пятилетней и десятилетней давности. Разобраться с ними предложили команде опытных юристов и адвокатов. Проект оказался более чем успешным: по 50% дел были заключены мировые соглашения, и все они добровольно исполнены. Пилотный проект доказал эффективность медиации, с того времени о ней заговорили всерьез. Приняли нужный законопроект, начали готовить медиаторов. Однако, как показывает статистика, особого интереса к этому институту у нас до сих пор нет. Почему?

Вводя институт медиации, парламентарии планировали разгрузить суды. Ведь далеко не всегда ситуация, выход из которой люди ищут в доме правосудия, нуждается в рассмотрении множества бумаг с участием адвокатов-юристов, секретарей, народных заседателей. Однако за два года в стране было проведено чуть больше 300 медиативных сессий. По сравнению с количеством судебных заседаний просто смешная цифра. При этом сказать, сколько именно человек обратились за помощью к медиаторам, никто не может. Есть лишь статистика, которая говорит, что решение удается найти в 50% случаев. Остальные клиенты снова обращаются в суд.

Почему медиаторы не востребованы

Специалистов предостаточно. Цены невысокие. Но люди не идут. «Не все суды доверяют медиации», – таково мнение Николая Старовойтова, начальника управления адвокатуры и лицензирования юридической деятельности Министерства юстиции. Это связано с тем, что медиативное соглашение может не исполняться одной из сторон. В итоге спорщики снова встретятся в суде, где разбор ситуации начнется с самого начала, но уже с повторными финансовыми затратами: подача исков, наем адвокатов и так далее. Если бы медиативное соглашение имело перспективу принудительного исполнения, был бы совсем другой разговор. Поскольку таковой нет, стороны зачастую не слишком серьезно относятся к соблюдению условий договора. Специалисты говорят, что дело еще может быть в том, что люди пока не привыкли к новой форме разрешения конфликтов.

Еще немного цифр для наглядности. Закон о медиации вступил в силу в 2014 году. С того времени сертификат на осуществление такого вида деятельности получили 323 специалиста. В 70% случаев люди прибегают к медиации по рекомендации судов. В минском центре медиации уточнили, что лидирует по данному показателю суд Минского района. Тот самый, где десять лет назад проводили пилотный проект.

Светлана Сычева, медиатор, заместитель управляющего Центра медиации и переговоров, рассказывает, что за услугами обращаются люди с разным уровнем дохода. Первая встреча клиентов и юриста длится около часа, и она бесплатная. «Если стороны хотят и готовы договориться, то медиатор старается решить проблему за одну сессию», – говорит Светлана Сычева. Но нередко бывает, что клиенты сами настаивают на повторных встречах. Стоимость дальнейшей сессии, а она длится обычно 3 часа, составляет от 200 до 310 рублей.

Идут к такому юристу, например, когда не могут решить, с кем останутся дети после развода, на каких условиях участвовать в их воспитании сможет другой родитель. Конечно, решить этот вопрос может и суд. Но сделает это по протоколу, в установленном порядке, не всегда вдаваясь в детали. В медиативном процессе можно четко прописать, что делать, если ребенок заболел, если заболел один из родителей и так далее. Еще один несомненный плюс медиации – полная конфиденциальность. «Отсутствие лишних глаз, ушей – принцип работы. К нам обращались участники достаточно громких дел. Если дело затрагивает взаимоотношения между людьми, исключен момент, что в результате огласки пострадает ребенок», – заверяет Светлана Сычева. Никто не узнает, сколько раз и с кем изменял муж жене, почему дети не хотят оставаться с мамой или зачем супруги приобрели три загородных дома, которые никак не могут поделить в процессе развода.

Сейчас медиацию активно продвигают. Устраивают всевозможные тренинги, семинары. В Минске появились билборды, рекламирующие такой способ решения конфликтов. Но достаточно ли этого? «У судей есть недоверие к медиации, ведь считают, что в итоге за решением люди все равно придут к ним. Пока они не убедятся, что это реально работает, мы не двинемся с места», – уверен Николай Старовойтов.

Светлана Исаенок, «Советская Белоруссия», № 224 (25106), 22 ноября 2016 г.