/ / Общественно-политические и в области права
23.11.2016

Максимальное наказание. Впервые в Беларуси торговца наркотиками приговорили к 25 годам лишения свободы

Подобного в нашей стране еще не было: впервые торговец наркотиками получил 25 лет тюрьмы. Это максимальное наказание. Приговор вынес суд Бобруйского района и города Бобруйска. По вине 50-летнего бобруйчанина погибли 4 жителя Минской области. Он продал им «наркококтейли» из метадона и димедрола... Сегодня «СБ» раскрывает подробности этой истории.

В июле прошлого года на окраине Глуска, на остановке, нашли два бездыханных тела. Экспертиза установила: погибшие – жители Солигорска – умерли от передозировки. Оставалось выяснить, как они оказались в Глуске, у кого покупали наркотики.

Начальник отдела следственного управления УСК по Могилевской области Кирилл Чернов вспоминает, как непросто было раскрыть это преступление:

Мы выяснили, что «скорую» вызвал товарищ погибших. Правда, он свою причастность к наркотикам поначалу отрицал. Дескать, понятия не имею, кто продал им метадон. Просто ездил вместе с ними. Но в ходе следствия выяснится: этот человек не только знал торговца «белой смертью». Именно он покупал «зелье» и для себя, и для наркозависимых товарищей.

В тот день Иван Перинов и трое его приятелей – Александр Гробовский, Игорь Обломов и Олег Дятликов – отправились из Солигорска в Бобруйск. Перинов знал, где достать дозу. За грамм наркотика (смесь метадона с димедролом) они заплатили 1,5 миллиона рублей. Уже в лесу заветную «добычу» разделили на четверых. Правда, уколоться успел лишь один – Олег Дятликов. И сразу, получив «допинг», отключился. Приятели перепугались – мало ли чего, вдруг передоз... Скоренько отвезли друга обратно в Бобруйск, выгрузили в центре города, на остановке, вызвали неотложку. Медики прибыли быстро, увезли «тело» в больницу. Троица, затаившись, ждала, чем закончится дело. Хоть и были мужики нетрезвы (до того, как получить заветный наркотик, употребляли алкоголь), сообразили: для любого из них эта доза может стать последней.

Начальник следственного управления Кирилл Чернов уточняет:

Их друг угодил в больницу около 2 часов ночи, и до утра троица туда названивала. Чтобы узнать, пришел ли он в себя и могут ли они наконец воспользоваться дозой. Утром Олег набрал их сам: все в порядке. Наркоманы, обрадовавшись, разумеется, тут же укололись. После чего около 6 утра на машине забрали из больницы Олега и отправились домой. Правда, уехали недалеко от Бобруйска. Уже на трассе Бобруйск – Слуцк – Солигорск неподалеку от Глуска Олег, очухавшийся после больницы, сообразил: двое его приятелей на заднем сиденье молчат не потому, что уснули. Они мертвы. Вместе с Иваном Периновым – тем самым, который покупал наркотики, – выгрузили тела 34-летнего Александра Гробовского и 39-летнего Игоря Обломова на остановке на окраине Глуска. И снова вызвали «скорую». Мол, мы тут, случайно мимо проезжали, увидели на скамеечке двоих – худо им...

Позже Перинов всю вину свалит на одного из покойных. Дескать, это он знал торговца наркотиками, он их туда привез. А пока следователи из Могилева будут докапываться до правды, выяснится, что аналогичное дело расследуют их коллеги из Минска. Месяцем ранее, в июне 2015-го, от передозировки погибли еще два жителя Солигорска. Одна из отравившихся «коктейлем» из метадона и димедрола приходилась Перинову двоюродной сестрой. Стало понятно, что Иван в этом деле отнюдь не пешка.

Кирилл Чернов рассказывает:

У погибшей Олеси Жуковой – наркоманки со стажем – как раз был период ремиссии. Она какое-то время не употребляла «зелье», недавно стала мамой, растила годовалую дочку. Но ее супруг Егор Шкортов по-прежнему «кололся», вот и попросил Перинова достать ему дозу. Вдвоем отправились за ней в Бобруйск. Всю дорогу Олеся названивала брату и любимому, дескать, везите наркотики скорее. Шкортов дозу принял уже на обратном пути из Бобруйска, на подъезде к Слуцку, – до дома не дотерпел. И ему стало плохо. Чтобы не привлекать к себе внимание, Перинов выгрузил тело из машины на одной из улиц, вызвал бригаду медицинской помощи. Позже он объяснит сестре, которая мчалась из Солигорска на такси к нему навстречу, что случилось. Что Егора, похоже, больше нет... Но та так хотела уколоться, что ее уже ничего не могло остановить. Сбегала в аптеку, купила шприц, и они с Периновым, зайдя в один из подъездов, ввели себе опасный «коктейль». Шатающихся по лестничной площадке людей увидела в глазок жительница дома, набрала 102 и 103. Увы, спасти молодую мать не смогли. Когда помощь прибыла на место, солигорчанка была уже мертва... До того, как принять наркотик, она тоже употребляла спиртное.

Говорят, сколько веревочке ни виться, а конец придет. Иван Перинов в итоге признался, что именно он покупал для себя и друзей смертельный метадон. Рассказал, где и у кого. После чего задержали и самого наркоторговца. Им оказался 50-летний уроженец Украины, давно обосновавшийся в Бобруйске, – цыган Григорий Жмыхов. У него богатое уголовное прошлое: судим за кражи, разбой. Теперь сядет за «Сбыт наркотических средств в крупном размере, повлекший по неосторожности смерть человека».

Кирилл Чернов подчеркивает:

Еще несколько лет назад в Уголовном кодексе не было такой статьи. По сути, к тюремному сроку могли приговорить лишь за незаконный сбыт, хранение и распространение наркотиков. Но после вступления в силу в 2015 году антинаркотического Декрета Президента наказание за распространение, сбыт и прочие преступления, связанные с наркотиками, ужесточили. К примеру, раньше максимальный срок лишения свободы за их сбыт при наличии отягчающих признаков (например, совершенные группой лиц, либо в отношении особо опасных наркотиков, либо в крупном размере) составлял 13 лет. Теперь продавцу грозит уже 15 лет. Уголовную ответственность будут нести и те наркоторговцы, по вине которых – от проданной ими «отравы» – погибли люди. Наказание для них – от 12 до 25 лет тюрьмы. Житель Бобруйска получил максимальный срок. Хочется верить, что для кого-то это станет хорошим уроком.

Фамилии в публикации изменены, поскольку приговор не окончательный: наркоторговец подал кассацию в Верховный Суд.

Ольга Кисляк, «Советская Белоруссия», № 225 (25107), 23 ноября 2016 г.