/ / Общественно-политические и в области права
24.11.2016

Коллекторов как таковых в Беларуси не существует: взыскивать задолженность вправе адвокаты и лица, имеющие специальные разрешения

Понятие «коллекторы» – частные взыскатели долгов, как они предпочитают элегантно именовать сами себя, – возникло на пространстве СНГ лет 20 назад. Но со временем они оказались замешаны в столь темных и грязных историях, что понадобился специальный, ограничивающий их действия закон – в России он вступит в силу с нового года.

«Подожгли жилой дом, где находился двухлетний ребенок», «угрожали беременной женщине и ее детям» – это строчки не с пыльных страниц криминального архива лихих 90-х, а из российской новостной ленты нынешнего года. Раньше же и вовсе встречались истории из серии «обещали решить вопрос с просроченным кредитом с помощью кислоты», «грозились взорвать детский сад, если сотрудница не погасит займ», «пугали тем, что за долги распродадут внучку на органы»... В наших реалиях это казалось невозможным. Однако недавно общественное мнение всколыхнула запись разговора с должницей сотрудницы «первого коллекторского агентства на белорусском рынке» (как было указано на официальном сайте компании). «Необразованное позорище», «должница несчастная», «если не оплатите долг – сядете» – все это женщине пришлось выслушать в весьма агрессивной тональности. Неужели и наши коллекторы распоясались?

Нет, хотя бы потому, что коллекторов как таковых в Беларуси не существует.

В действующем законодательстве отсутствуют определения коллектора, коллекторской деятельности или коллекторского агентства. Вопросы по взысканию задолженности в нашей стране урегулированы и четко прописаны, – рассказывает начальник управления адвокатуры и лицензирования юридической деятельности Министерства юстиции Николай Старовойтов. – Оказывать услуги по взысканию задолженности вправе адвокаты, юридические лица и индивидуальные предприниматели, имеющие специальные разрешения (лицензии) на право осуществления деятельности по оказанию юридических услуг. Кроме того, взысканием задолженности занимаются органы принудительного исполнения, которые приступают к работе только после обращения взыскателя и при наличии постановления суда или иного исполнительного документа государственного органа или должностного лица. В соответствии с законодательством об адвокатуре адвокаты оказывают юридическую помощь, составляют документы правового характера, представляют интересы клиентов в суде, совершая от имени и в интересах клиентов юридически значимые действия. Мы видим, что решение сохранить лицензирование деятельности по оказанию юридических услуг, в том числе по взысканию задолженности, было абсолютно правильным: это дает возможность вести ее строго в рамках закона.

Так что формулировка «коллекторское агентство» или «оператор по взысканию задолженности» (позже на сайте компании, чья сотрудница нагрубила должнице, появилось и такое обозначение) – это чистая импровизация. Возможно, такими названиями организации просто завлекают клиентов.

Если в России до недавнего времени основать коллекторское агентство можно было безо всякой лицензии, что и открывало дорогу в бизнес всем кому не лень, то у нас требования к лицензиату весьма серьезные. Итак, для регистрации индивидуальным предпринимателем необходимо белорусское гражданство, высшее юридическое образование и не менее 3 лет работы по специальности. Претендующее на получение лицензии юридическое лицо должно сформировать штат из работников с высшим юридическим образованием, при этом не менее двух из них обязаны быть белорусскими гражданами, иметь 3-летний стаж работы по специальности, а эта работа для них должна являться основной. Прийти на рынок с простым желанием заколачивать деньги на должниках никак не получится.

На других сотрудников, вроде специалистов импровизированных колл-центров, которые и названивают должникам, специфические требования не распространяются. Однако это не значит, что за телефон пустят человека с улицы. Знакомый изнутри с этим бизнесом эксперт на условиях анонимности рассказал, что сотрудники любого отдела «оператора по взысканию задолженностей» обязательно проходят обучение, как правило, двухнедельное:

– По его окончании обязательно сдается внутренний экзамен. Лишь потом сотрудника допускают к выполнению должностных обязанностей. Существуют и строгие инструкции, которыми нужно руководствоваться при разговорах по телефону, – они базируются на нормах действующего законодательства. Разумеется, любые угрозы исключены – никто не хочет угодить на скамью подсудимых за вымогательство. Так же, как и агрессия или просто грубый разговор, хотя сами работники порой выслушивают брань в свой адрес. Но такие звонки в общем потоке составляют не более 1%. Кроме того, работники проходят психологическое обучение, помогающее им контролировать свои эмоции, не допускать ответную реакцию на грубость, а, наоборот, переводить разговор в спокойную, конструктивную и деловую форму. Плюс обязательно работает отдел контроля качества переговоров, который в выборочном порядке прослушивает не менее 30 % от всех звонков. Если обнаруживаются нарушения инструкции, то сотрудник тут же отстраняется от работы и привлекается к разбору допущенных ошибок.

Сами владельцы организаций «по взысканию задолженностей» утверждают, что ничуть не рады острым на язык сотрудникам, умеющим едко обозвать должника или поизмываться над ним. Мол, это не говорит о том, что уж они-то точно «выбьют долг», а лишь бьет по репутации компании. В одной из них корреспонденту «СБ» прямо заявили:

– Мы не заинтересованы в каком-либо нарушении действующих правил даже не из-за риска лишения лицензии, а из-за опасений потерять клиентов. Ведь если их не будет – и лицензия не понадобится: некому будет оказывать услугу...

На сайте другого «коллекторского агентства» значится: «Деятельность нашей компании осуществляется исключительно в рамках правового поля Беларуси». Выходит, о своей репутации пекутся, а ассоциаций с банальными вымогателями боятся как огня.

– Удивительно, что компании выбирают себе такое название, как «коллекторское агентство», несмотря на отсутствие в Беларуси законодательства о коллекторской деятельности. Вероятно, таким образом они пытаются найти клиентов и донести им, чем занимаются, – делится наблюдениями Николай Старовойтов. – Законодательством предусмотрены механизмы, позволяющие передавать долг как юридического, так и физического лица другому лицу. Один из них – институт уступки требования. Но с компанией, которая отметилась некорректным звонком, был заключен договор на оказание юридических услуг. Тем удивительнее, что их сотрудник проявил такое нездоровое рвение, прибег к оскорблениям. Хочу подчеркнуть: это первое за последние годы обращение с подобной жалобой. Проводится обстоятельное разбирательство, по результатам которого будут приняты соответствующие меры. Минюст еще раз обращает внимание: от лицензиатов требуется безоговорочное соблюдение законодательства. Да, в законе, например, нет ограничений на количество звонков должнику, которые появятся в России, – не больше двух в неделю в рабочее время, однако любой звонок должен быть корректным, вежливым. То же самое касается и личного разговора.

Чем закончилась та неприятная история известно: звонившая сотрудница была уволена. Выяснилось, что она вообще набрала номер должницы не с рабочего, а с личного телефона. Занесло? Взыграли эмоции? Возможно. От гримас человеческого фактора никто не застрахован. Поэтому возьмите на заметку: если вы, не ровен час, столкнетесь с взыскателем долга из числа хамов, ваш следующий шаг – жалоба в Минюст.

Что такое «рабочая мобильная группа»?

Именно на нее ссылалась уволенная сотрудница, пытаясь запугать должницу. Мол, какой ваш адрес? По нему выедут! Упоминали такую группу и другие люди, столкнувшиеся с отечественными «коллекторами». Так кто имеется в виду – бригада крепких ребят в кожаных куртках? В одной из компаний, специализирующихся на взыскании долгов, объяснили:

– Около 85 % должников еще на стадии предварительных переговоров-звонков начинают производить оплату. Однако если невозможно связаться с должником (номер мобильного телефона, упомянутый в договоре, больше не актуален, трубку домашнего телефона не поднимают или сообщают, что должник там уже не проживает), специалисты выезжают по его месту работы или проживания для установления контакта. Причем это могут быть как мужчины, так и женщины – они просто рассказывают человеку об образовавшейся задолженности. В подавляющем большинстве случаев должники реагируют адекватно, и совместно с ними ищутся пути решения вопроса по погашению задолженности в приемлемой форме для обеих сторон. Примерно в 20 % случаев, когда у должника действительно сложились тяжелые обстоятельства, компании даже идут навстречу и могут заморозить сумму долга, предоставить кредитные каникулы и так далее. Главное в этой ситуации – не прятаться, а выйти на контакт с кредитором либо же с уполномоченной на взыскание долга организацией.

Цифры «СБ» 

Сегодня в стране лицензия на право осуществления деятельности по оказанию юридических услуг, в том числе по взысканию задолженности, есть у более 800 индивидуальных предпринимателей и 225 юридических лиц. Преимущественно они работают в Минске.

Антон КОСТЮКЕВИЧ, «Советская Белоруссия» № 226 (25108), 24 ноября 2016 г.
(фото – Виталий Гиль)