/ / Общественно-политические и в области права
13.05.2016

Политики самого высокого уровня заговорили вслух о том, о чем ранее молчали

Такое ощущение, что плотину прорвало... На коррупцию и взятки тратится около 2 процентов мирового ВВП, общая сумма которых по итогам 2015 года составила 2 триллиона долларов. Эту бьющую наповал цифру назвала в своем эссе «Откровенно о коррупции» директор–распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард. Пресс–служба МВФ в Вашингтоне разослала эссе Лагард в преддверии международного антикоррупционного саммита, который открылся вчера в Лондоне. Политики самого высокого уровня заговорили вслух о том, о чем ранее молчали. Что это — взывание к совести или предупреждение об опасности?

Скорее всего, второе. О моральности экономической системы, которая совершенно легально позволяет прятать деньги в офшорах, речи не идет. Ведь 2 триллиона в кармане не унесешь, для таких денег нужны соответствующие финансовые структуры, и они сегодня есть.

К тому же, как показал скандал с панамским досье, услугами офшорных гаваней активно пользовались и сильные мира сего — руководители ряда государств. Даже хозяин антикоррупционного саммита премьер–министр Великобритании Дэвид Кэмерон вынужден был посыпать голову пеплом, оправдываясь, что он не имеет никакого отношения к инвестиционному фонду своего отца, который прибегал к всевозможным офшорным ухищрениям, чтобы не платить налоги в своей стране. Независимые борцы с коррупцией напоминают, что Британии самой хорошо бы разобраться с «налоговыми гаванями» в ее заморских владениях.

Вспоминается анекдот про человека, который пошел на рынок продавать краденые часы. Когда его схватили за руку, крича «Держи вора!», вокруг зашипели: «Тише, дядя, здесь все такие...»

С трибун чиновники упрямо талдычат, что, мол, коррупция существовала всегда и везде на протяжении всей истории человечества. Звучит это как оправдание, мол, надо смириться с неизбежным злом. Но почему она стала столь опасна именно сейчас?

А ведь именно об опасности предупредила Кристин Лагард, написав, что «разлагающее воздействие» коррупции на общество «подрывает доверие к правительству, этические нормы частных граждан»

Когда граждане возмущаются, рано или поздно это приводит к массовым беспорядкам. Многие сегодняшние очаги международной безопасности берут начало именно в коррупции

Вы говорите, коррупция существовала всегда? Но никогда ранее не было так, что возмущенный коррупцией тунисский продавец фруктов поджег себя на площади — и эта картинка по смартфонам распространилась по всему миру. И вот уже по региону прокатилась разрушительная волна арабских революций, средством передачи которой служили современные мобильные технологии, но причиной — старая как мир коррупция

И никогда ранее в мире не было «Талибана» и ИГ, которые собирают под свои знамена не только фанатиков — их десятки. Но они привлекают лозунгами осуждения несправедливого мирового богатства бедных дехкан, жаждущих справедливости — их миллионы.

А разве тысячи граждан, выходящих сегодня на площади уже не в Тунисе, а в Афинах и Париже, не жаждут той же справедливости? Разоблачения из сейфов юридической фирмы Mossack Fonseca — панамское досье — подогрело недовольство людей до предельно высокого градуса. Как справедливо заметил обозреватель «Гардиан», этот скандал показал, что обычные нормы не распространяются на мировую элиту.

Мир начал понимать, что те, кто обанкротил мировую экономику, а теперь призывает рядовых граждан жертвовать во имя строгой экономии, сами живут совсем по другим правилам.

Да, коррупция существовала всегда, но никогда и нигде экономика не зависела от общественных настроений так, как сейчас. Экономика — это не цифры и не тонны. Экономика — это отношения между людьми. А значит, это вопрос доверия.

Есть доверие — есть мотивация добиваться большего. Есть инновации и креативность. И есть общественная солидарность — именно она, как блестяще доказал в своих трудах Фрэнсис Фукуяма, помогает таким странам, как Германия, Япония и Южная Корея, держать мировое экономическое лидерство.

А там, где нет доверия, нет и колбасы. Взаимосвязь прямая, потому что современная экономика не может быть построена из–под палки, энтузиазм — двигатель прогресса.

Так что не случайно Кристин Лагард начала откровенный разговор о коррупции. Это разговор не о морали. Это разговор о выживаемости, которая невозможна без морали.

Не секрет, что значительная часть реальных движущих сил коррупции находится в руках вполне респектабельных учреждений и специалистов, комфортно живущих на Уолл–стрит и в центре Сити. Именно они обеспечивают коррупционеров финансовым и юридическим сопровождением, а многочисленные службы общественных связей обеляют и наводят лоск.

И совсем не случайно Кристин Лагард, дама вообще–то весьма суровая, назвала свое эссе, адресованное участникам антикоррупционного саммита, так неформально–интимно — «Откровенно о коррупции». Действительно, откровенность тут не помешает, если руководители государств не хотят ограничиться пустыми декларациями.

Нина Романова, Советская Белоруссия № 89 (24971) от 13 мая 2016 г.