/ / Общественно-политические и в области права
30.03.2016

Экспертиза не оставляет сомнений. Пленум Верховного Суда оценит эффективность судебных экспертиз

«СБ» не раз рассказывала читателям о правовых последствиях создания Государственного комитета судебных экспертиз и технических возможностях специалистов, в нем работающих. В большинстве случаев экспертное заключение оказывается в Следственном комитете или суде, которые являются главными заказчиками исследований. Завтра состоится Пленум Верховного Суда, которому предстоит рассмотреть вопрос «О судебной экспертизе по уголовным делам». Чего можно ожидать от заседания, какие последствия это будет иметь для судебной практики и граждан? На вопросы корреспондента «СБ» отвечает заместитель Председателя Верховного Суда Руслан АНИСКЕВИЧ.

— Руслан Геннадьевич, что объясняет необходимость обсуждения этой темы в высшей судебной инстанции?

— В последний раз Пленум обсуждал этот вопрос ровно 15 лет назад, в марте 2001 года. За минувшее время многое изменилось: принимались новые законы, были созданы Следственный комитет и Госкомитет судебных экспертиз — правоохранительная система системно эволюционировала. В конце февраля вступили в силу очередные изменения, связанные с закреплением апелляции в уголовном процессе... Пришло время обобщить судебную практику и выяснить, остается ли принятое много лет назад постановление эффективным рабочим инструментом, внести в него изменения. Ничего аврального, плановая работа.

— Можно ли на примере показать читателю значимость экспертизы в уголовном процессе?

— Рассматривалось уголовное дело по обвинению несовершеннолетнего. У суда возникли сомнения в его возрасте. Была назначена экспертиза, которая установила, что в действительности ему от 20 до 24 лет... Выяснилось, что он выдавал себя за несовершеннолетнего, за другое лицо. Надо понимать, что определение возраста обвиняемого важно: закон предусматривает ряд организаций и льгот при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних. В частности, участие народных заседателей.

— А какова разница в сроках наказания?

— Например, гражданину в возрасте до 18 лет за тяжкое преступление он не может превышать 7 лет, для совершеннолетних — 12 лет.

— В каких учреждениях проводятся назначенные судом исследования?

— Преимущественно — в Государственном комитете судебных экспертиз. УПК предусматривает ее проведение непосредственно в суде. Она не очень востребована: из 800 экспертиз, охваченных нашим обзором, таких было менее десяти. Понятно, что это не экспертизы, связанные со сложными аппаратными исследованиями. В качестве примера назову оценку текста, в котором можно усмотреть, допустим, нецензурную брань, оскорбительные или экстремистские высказывания...

Экспертиза может быть поручена другим учреждениям, которые в установленном порядке получили лицензию. Может быть — индивидуальному предпринимателю, который также ее имеет. Наконец, суд может назначить экспертом и человека, не имеющего лицензии, но обладающего особыми, уникальными знаниями в области науки, техники, ремесла. Таким может оказаться, например, археолог, антиквар, коллекционер.

— Кто чаще инициирует проведение экспертизы: защита, обвинение, суд?

— В нашем обзоре, который предшествовал пленуму, 34 процента от назначенных инициировал суд, почти столько же — гособвинитель, 23 — защита, около 4 процентов — потерпевшие. Как правило, назначение экспертизы в судебном заседании вызвано необходимостью восполнения пробелов в досудебном производстве. Более чем по трети дел о проведении экспертиз просила сторона обвинения — фактически для поддержания уже выдвинутых обвинений.

— Какие виды экспертиз самые распространенные?

— Почти 40 процентов от назначенных — психиатрические и психолого–психиатрические, более 30 процентов — судебно–медицинские. Они наиболее важные и востребованные, потому что обычно касаются вопросов вменяемости лица, обвиняемого в совершении преступления, степени тяжести телесных повреждений, механизма их образования.

— Кто их оплачивает и какова может быть стоимость?

— Стоимость рассчитывается по утвержденным инструкциям и методикам. Конкретные суммы называть не берусь — они зависят от сложности экспертиз, времени, использованных инструментов и материалов. В случаях, предусмотренных законом, они относятся на процессуальные издержки и подлежат взысканию с осужденного.

— Есть ли у судьи возможность пресекать возможные злоупотребления экспертизами с целью, например, затянуть процесс?

— Я бы сказал иначе. Суд не пресекает ходатайства сторон о проведении экспертизы, а обеспечивает им право на реализацию принципа состязательности в процессе. Он обязан рассмотреть каждое ходатайство, направленное на выяснение обстоятельств по делу, а проведение экспертизы — это один из механизмов, позволяющий их установить. Замечу, что в связи с принятием изменений в УПК и введением апелляции мы как раз и ориентируем суды первой инстанции на максимальное разрешение всех ходатайств, направленных на сбор и предоставление суду доказательств.

Апелляционная инстанция только тогда сможет полностью выполнить свои функции — поправить ошибки суда первой инстанции, не отменяя приговор, — когда суд первой инстанции полностью исследовал все предоставленные доказательства. Поэтому если любая из сторон просит назначить экспертизу, суд не может от нее отмахнуться только потому, что видит в этом затягивание процесса. Отклонение должно быть мотивировано, а если удовлетворено, то с объяснением, почему имеющихся доказательств недостаточно для принятия решения.

— В судах нередко звучат требования о проведении независимой экспертизы... Каков процессуальный смысл этого понятия?

— Одним из принципов деятельности экспертов является их независимость от деятельности других государственных органов, политических партий, общественных организаций при осуществлении своих полномочий. При этом заключение государственного эксперта не имеет никаких преимуществ перед заключением так называемого лицензиата. Каждое должно рассматриваться судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

— Что дает участникам судебного процесса институт апелляции?

— Большие возможности по оценке и самостоятельному исследованию доказательств судом второй инстанции. Если при кассации лишь проверялось, насколько правильно был применен закон, то при апелляции — еще и правильность выяснения фактов, обстоятельств и — это принципиально! — справедливость приговора в том числе. Суд апелляционной инстанции получил возможность назначать экспертизу и давать оценку выводам экспертов, право вызвать и допросить эксперта, даже если суд первой инстанции этого не сделал.

То есть ошибка, если ее по каким–то причинам допустил районный суд, должна быть устранена на уровне апелляции второго звена. Процессуальная экономия заключается в том, что дело не будет направлено на новое рассмотрение — не важно, другому судье или в другой суд. Люди избавляются от необходимости еще раз пройти по тому же кругу. Апелляция предоставляет суду второй инстанции новые права и большие возможности. Нашли ошибку? Исправьте и примите окончательное решение: механизм прописан в законе. Это и есть гарантия права на справедливое для гражданина решение.

— Пленуму есть что порекомендовать судам?

— Обобщение судебной практики показало, что недостатки, допускаемые при назначении экспертиз и оценке заключений, не носят системного характера. Поэтому самая главная рекомендация — соблюдать закон. А для этого судьям необходимо постоянно работать над повышением собственного профессионального уровня.

Виктор ПОНОМАРЕВ, «Советская Белоруссия» № 58 (24940) от 30 марта 2016 г.