/ / Общественно-политические и в области права
03.06.2016

Особенности обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств

Осенью 2014 года под Добрушем произошло серьезное ДТП с участием трех автомобилей. К счастью, все люди остались живы, хотя без пострадавших не обошлось. Затем последовали судебные разбирательства, были заявлены гражданские иски. Решение суда по одному из них привело ответчика в редакцию. Водитель, который оказался в ненужное время в ненужном месте, обязан выплатить больше 30 миллионов рублей тому, кто признан виновником ДТП.

17 сентября 2014 г. гомельчанин Станислав Сандомирский на своем «Пежо 307» по рабочим делам отправился в Россию. В начале восьмого утра он двигался по трассе М-10 граница РФ — Гомель — Кобрин. Погода, выражаясь языком синоптиков, была ясная, без осадков. Вся трасса просматривалась как на ладони. Впереди по той же полосе ехал «Ситроен-Ксантия» с опознавательными знаками такси. До аварии оставались считанные мгновения…     

— Я даже не понял, что произошло, — в глазах Станислава и сегодня отражается шок, пережитый почти два года назад. — Вдруг вижу — «Ситроен» летит прямо на меня. Не едет, а именно летит, вертится, как банка консервная, которую на ходу выкинули. Удар! И вот уже сижу зажатый подушками безопасности. Не то что среагировать — понять не успел, как все случилось. 

Последствия аварии представляли собой жуткое зрелище. На дороге лежала женщина в крови. Это была пассажирка «Ситроена», которую выбросило из машины. Кругом обломки пластика, осколки стекол, лужи машинного масла — неизменные спутники ДТП, в которых разбиваются поддоны автомобилей. Двигатель «Ситроена» вылетел из-под капота. Его нашли в нескольких десятках метров от дороги. На обочине стоял третий автомобиль — внедорожник «Тойота Ленд Крузер» — с разбитым передом.

Проезжавшие мимо автомобилисты остановились и вызвали экстренные службы. Водитель «Ситроена» — 29-летний Евгений Я. — оказался заблокирован внутри. Из покореженной машины спасатели МЧС извлекали его с помощью гидравлического инструмента. Таксиста и пассажирку увезла «скорая». 

Станиславу Сандомирскому и водителю джипа медпомощь не понадобилась. А вот пострадавшая женщина оказалась на зыбкой грани между жизнью и смертью. В больнице ей сделали экстренную операцию, после которой 12 дней пациентка провела в коме. Придя в сознание, она так и не смогла вспомнить момент аварии. Врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга тяжелой степени, перелом ключицы и другие тяжкие телесные повреждения. 

Районный отдел Следственного комитета возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 317 УК «Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств». Следствие, в ходе которого опрашивались участники ДТП, назначались экспертизы и проводились следственные эксперименты, длилось больше четырех месяцев. 

Как выяснилось, подъезжая к Добрушу, Евгений Я. ошибся дважды. На развилке трассы он выбрал не тот путь, который ведет в райцентр. Поэтому примерно через сотню метров стал поворачивать налево, пересекая встречную полосу. Сам таксист утверждал, что «во время поворота его автомобиль слегка катился, скорость была 20 км/ч». Он же, совершая опасный маневр, смотрел по сторонам. Однако стремительно приближавшейся «Тойоты» не заметил...

Водитель внедорожника рассказывал, что «Ситроен» повернул на его полосу резко и неожиданно. Отреагировать он не успел. В момент столкновения в «Тойоте» также сработали подушки безопасности. Сам джип пересек трассу по диагонали и оказался на обочине. А отброшенный ударом «Ситроен» врезался в «Пежо» Сандомирского. 

В феврале 2015-го дело рассмотрел суд, на котором Евгений Я. полностью признал вину. Не вызвали сомнений и представленные следствием доказательства. Приговор — 3 года лишения свободы и лишение права управления транспортными средствами всех видов на 5 лет. С учетом положительных характеристик обвиняемого к нему была применена отсрочка исполнения наказания на 2 года.   

Однако само ДТП можно считать предысторией. Продолжение она получила при исполнении гражданского иска, заявленного потерпевшей. Причиненный моральный ущерб она оценила в 100 миллионов рублей. Эти требования суд удовлетворил в полном объеме, постановив взыскать указанную сумму в солидарном порядке. То есть в равных долях с водителей «Ситроена», «Пежо» и владелицы «Тойоты» (в момент ДТП машиной управлял ее муж). У неискушенного в юридических тонкостях читателя может возникнуть логичный вопрос. Если виновник ДТП один, почему выплачивать компенсацию должны и два других водителя? Небольшой правовой ликбез стоит начать со статьи 948 Гражданского кодекса «Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих». В ней содержится и само понятие «источник повышенной опасности». А часть 2-я прямым текстом гласит: «Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам, по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи». Проще говоря, ответственность наступает даже в том случае, когда ваш автомобиль оказался в ненужное время в ненужном месте. 

Еще до рассмотрения уголовного дела Евгений Я. добровольно выплатил потерпевшей 40 миллионов рублей, о чем она сообщила в зале суда. После приговора Я. также в полном объеме исполнил часть, которая касалась исковых требований потерпевшей. То есть выплатил ей 100 миллионов рублей.     

А затем сам стал истцом уже в гражданском судебном процессе. Евгений решил взыскать треть суммы — больше 33 миллионов — с водителя «Пежо» Сандомирского. В юриспруденции такой порядок называется регрессным иском. Рассмотрев его, суд вынес решение в пользу истца. Хотя в законную силу оно до сих пор не вступило. Ответчик намерен обжаловать его до последней инстанции и уже прошел несколько этапов. Дело рассматривалось несколькими судами. Правда, пока вердикт один: обязан платить. 

— Еще в начале уголовного дела следствие признало отсутствие моей вины, и даже к административной ответственности Госавтоинспекция меня не привлекала, — приводит аргументы Станислав Сандомирский. — Правил дорожного движения я не нарушал. В меня врезались, моя машина была разбита. Не говоря уже о том, что сам я не пострадал только благодаря везению, но ведь могло произойти и по-другому. А теперь я должен платить. Причем даже не самой пострадавшей, а компенсировать расходы виновника ДТП. Иначе как абсурдом назвать это не могу. 

На первый взгляд, возникший казус мог бы разрешиться благодаря страховым выплатам. Как известно, в стране все владельцы транспортных средств должны заключать договор обязательного страхования гражданской ответственности. Система, которую сами автомобилисты называют гражданкой, работает уже не первый год. Однако ко всем ли случаям применим действующий механизм?

Регламентирующий страховую деятельность Указ № 530 Президента  был принят в 2006 году. С того времени изменения и дополнения в него вносились 25 раз. Уж слишком объемна и многогранна сфера, задача которой — защитить интересы граждан, предусмотрев «всякий пожарный» случай. Точнее — страховой. 

Сегодня нормативный акт содержит свыше сотни страниц, написанных специфическим для восприятия языком. Дабы не заплутать в дебрях, обращаюсь к специалисту. 

— В среднем за год только нашей компанией производится более 50 тысяч выплат страхового возмещения по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, — комментирует заместитель начальника управления транспортного страхования Белорусского республиканского унитарного страхового предприятия «Белгосстрах» Ирина Довнар. — Такими договорами предусматривается страхование гражданской ответственности владельца транспортного средства за вред, причиненный жизни или здоровью физических лиц, их имуществу либо имуществу юридических лиц в результате дорожно-транспортных происшествий. Однако при этом страховому возмещению не подлежат моральный вред, упущенная выгода либо утрата товарной стоимости транспортного средства. 

Решение суда по гражданскому иску в отношении Станислава Сандомирского вызывает сомнения не только у него самого. 13 мая прокуратура Гомеля внесла кассационный протест. Похоже, ставить точку в этой истории пока рано. Если же оценивать ее с позиции обывателя, на ум приходит поговорка про то, как битый небитого везет. Перефразируя для нашего случая, невиновный виновному платит. Не будем, впрочем, забывать и другую прописную истину: закон суров, но это закон. Вместе с тем невольно напрашиваются некоторые вопросы. Должен ли закон применяться как жесткий шаблон, отсекающий все, что не вписывается в его рамки, несмотря на конкретные обстоятельства? Ведь в каждом случае они разные, а жизнь гораздо сложнее, чем Гражданский, Уголовный или какой-нибудь еще кодекс. Кроме того, есть еще морально-этическая сторона вопроса, логика и элементарный здравый смысл. 

Описанная история затрагивает еще одну проблему — правового ликбеза. В частности, среди тех, кто садится за руль. Почему-то в автошколах темы гражданской ответственности будущих водителей практически не касаются. При том, что в ней множество тонкостей. Например, о том, какие последствия может повлечь передача личного авто другому лицу или подвоз попутчика, доведись ему пострадать в ДТП в вашей машине. Адвокаты рассказывают немало таких случаев. Бывает, истинные виновники происшествий выходят сухими из воды, в то время как хозяева авто годами разгребают последствия. Закон действительно суров. А его незнание не освобождает от ответственности. Это тоже известный факт. 

Руслан Пролесковский,  «Рэспублiка»