/ / Общественно-политические и в области права
03.06.2016

Чем опасно обсуждение самоубийств в социальных сетях?

Им от тринадцати до двадцати пяти, они никогда не становились на учет в психиатрических диспансерах и, как правило, являются выходцами из вполне благополучных семей. Все, что их объединяет, — это группы по интересам в соцсетях и страшный, неожиданный для близких, уход из жизни. Что подталкивает современных мобильных детей, привыкших фиксировать в режиме онлайн едва ли не каждое свое действие, к самоубийству? Несчастливая первая любовь? Проблемы в отношениях с родителями и учителями? Разочарование в жизни, которое в той или иной степени каждый из нас переживает в девятнадцать лет? Или это всемогущий интернет делает из нормальных людей неуправляемых зомби, оставляющих на своих страничках ВКонтакте пессимистичные посты и готовых совершить коллективный суицид перед камерой?

«Когда ты вспомнишь обо мне, будет уже поздно...»

Убираю в графе «информация о себе» дату рождения и заменяю фото на аватарке ВКонтакте снимком любимого пса. Свободно захожу в группу под названием «Космический кит»: о ней (равно как и о других «клонах» вроде «Летающий кит», «Разбуди меня в 4.20» и т. д.) в своем письме в редакцию нам поведал один читатель, активно включившийся в дискуссию об опасности соцсетей для психики молодежи.

Меня встречает вроде бы спокойное сообщество, но уж слишком депрессивно настроенных людей. Справедливости ради отмечаю: никто не навязывает переписку, не стремится увлечь специализированной литературой наподобие «50 дней до моего самоубийства». Однако посты в группе сразу настраивают на определенный лад. Черные обломки зданий на сером фоне с подписью «Это твой внутренний мир»; рука, держащая ножницы, срезает стебель полевого цветка под сопровождение слогана «Когда ты вспомнишь обо мне, будет уже поздно»; «Ты никому не нужен» — такая надпись красуется на фото с изображением бескрайнего моря опять-таки в черно-белых тонах. Яркие цвета (за исключением всевозможных оттенков красного, символизирующих кровь) здесь вообще не в чести, унынием, тоской и безнадегой веет от каждого поста: «Такие нынче времена: безумие — норма жизни»; «Иногда я хочу исчезнуть»; «Монстры реальны, они живут среди нас, и иногда они побеждают»; «Самая лживая фраза на свете — «Я в порядке!».

— Зачем ты здесь? — вступаю в переписку с участницей группы (назовем ее Анной). Если верить данным, размещенным на страничке девочки, ей 15 лет.

— Не знаю... Ненавижу школу, родителям не до меня. В душе пустота, а здесь меня понимают...

— Почему название у группы «Космический кит»?

— Все мы пришли из космоса и уйдем в космос. Киты заканчивают жизнь самоубийством, а бабочки живут только один день, ты не знала?

— Ты тоже думаешь об этом?

— Я люблю свою семью, но меня никто не понимает. Я устала просыпаться каждое утро и проживать день за днем, не понимая, зачем все это, для чего. Иногда думаю: от каждого из нас останется только страничка в сети. Кто меня вспомнит через год, два года?

Полчаса общения — и я прихожу в ужас. Начинаю убеждать Аню обратиться со своими проблемами к специалисту. Она не понимает, почему я волнуюсь: «Для 15-летнего ребенка нормально размышлять о конечности существования, о тщете всего земного».

Разговор принимает такой оборот, что уже я впадаю в легкую депрессию и даже не собеседницу, а скорее, самое себя пытаюсь убедить в том, что жизнь стоит того, чтобы жить. Внезапно понимаю, что слова мои звучат как-то неубедительно. «Аня, у тебя проблемы!» — этот пассаж подросток воспринимает в штыки и обрывает переписку. Все, что я могу сделать до того как попаду в черный список этого ребенка, — оставить ей телефоны экстренной психологической помощи.

Максиму больше двадцати. Все тело юноши покрыто татуировками, в носу, на бровях — пирсинг. «Боль — наш проводник в другой мир!» — слоган на его страничке. Из музыкальных предпочтений — группа Portishead со своей композицией SOS. В переписку вступает неохотно.

— Мой отец повесился десять лет назад. И что? Мать погоревала пару месяцев — и снова вышла замуж. Кому мы нужны на самом деле? Винтики продолжат крутиться и без нас.

Максим рассказывает: в 13 лет резал себе кожу на ногах выше колен, чтобы даже в шортах незаметно было. Потом обрабатывал свежие раны йодом и заклеивал пластырем. Объясняет: душевную боль одиночества, неудовлетворенности собой и своим мирком вылечить было невозможно. А травмируя себя, он словно замещал моральную рану физической: «Поболит — и перестанет. Зато какое-то время мозги заняты совсем другими ощущениями, им не до душевных терзаний и всхлипываний по ночам...»

Некоторое время назад юноша загуглил в интернете «Мелодии для суицида». Отзывчивая сеть направила его прямиком в группу ВКонтакте «Музыка для долгой веселой жизни :)». А там — красочный пост с шок-контентом: на фоне кровавого заката из окна небоскреба выбрасывается человек. Картинка называется «Всем приятной смерти, чуваки». Чуть ниже — снимок небезызвестной поколению 1990-х Лоры Палмер из культового сериала «Твин Пикс» в сопровождении своей музыкальной темы. Кто помнит взорвавшее мозг творчество режиссера Дэвида Линча, наверняка подтвердит: композиции Анджело Бадаламенти — отнюдь не музыка для долгой и веселой жизни. Равно как и саундтреки группы с говорящим названием Depressed040, которую активно рекламируют в соцсетях.

Эффект подражания бабочке

Специалисты признают: в век информационной глобализации социальные сети действительно могут стать пусковым механизмом самоубийства людей с еще неокрепшей психикой. Причем относить к этой категории только подростков было бы слишком самонадеянно: инфантильное поколение современных 18—25-летних юношей и девушек слишком часто демонстрирует черты поведения младших возрастных групп.

— Прежде чем решиться на самоубийство, многие подростки, юноши и девушки пытаются получить как можно больше информации о способах суицида, интересуются рассуждениями других людей на эту тему. И в этих вопросах им помогает самый доступный на сегодня источник — интернет, — говорит врач-психотерапевт минского УЗ «Городской клинический психиатрический диспансер» Елена Коян. — Создание групп, объединенных тематикой самоубийства, может подталкивать к выбору в пользу ухода из жизни. Молодые люди еще не имеют своей четкой устойчивой жизненной позиции, у них небогатый жизненный опыт, у каждого — своя печальная история, в которой есть либо насилие в семье (не обязательно физическое, часто — психологическое), либо пренебрежение друг к другу. Часто в такие группы вступают подростки, родители которых пропадают на работе, и у них не хватает сил и времени на эмоциональные переживания своих детей.

— Сегодня в СМИ слишком много внимания уделяется темам самоубийства как так называемых звезд, так и простых людей. Подробно описываются хроника событий, эмоциональные переживания жертвы. Насколько это оправданно?

— В обществе всегда есть люди, которые представляют себя на месте погибшего, идентифицируют с ним свою судьбу и готовы подражать умершему. СМИ имеют большие возможности в плане описания различных моделей поведения человека и распространения этой информации. Что в итоге позволяет потенциальным самоубийцам узнавать и выбирать свой способ ухода из жизни. Чем больше сенсации, споров, обсуждений о конкретном суициде, тем больше желание у некоторых людей совершить такой поступок. Часто — просто чтобы привлечь к себе внимание, поскольку, как я уже говорила, большинство таких людей страдают от душевного одиночества. Кстати, иногда информация о суициде преподносится как неожиданный поступок здорового человека, что не отражает истинной картины произошедшего.

— То есть здоровый благополучный подросток или взрослый не может в одночасье слететь с катушек?

— Нет. Должны быть предпосылки, которые могут формироваться годами. Это сложная проблема, затрагивающая медицинскую, социальную и этическую сферы нашей жизни. И тем более необходимо выявлять те интернет-ресурсы, которые пропагандируют самоубийство как единственный способ решения проблем и снабжают информацией, как это сделать.

— Существуют ли тревожные звонки, по которым можно распознать, что задумал ребенок?

— Все зависит от того, насколько в повседневной жизни мы внимательны друг к другу. Потому как определить подростка или уже совершеннолетнего человека, готового переступить черту, не так уж и сложно. Потенциальных самоубийц объединяет необычное поведение, порой не адекватное имеющейся обстановке. Они часто проходят через ритуал «прощания»: дарят свои вещи, порой любимые, близким, друзьям, просят извинения за прошлые обиды. Ведут разговоры о смерти, самоповреждении, иногда звучат прямые угрозы выброситься из окна, наглотаться таблеток. Еще один важный момент — наличие суицидальных попыток в прошлом, нанесение себе увечий под различными, порой откровенно надуманными предлогами.

— Хорошо: увидели, осознали, ужаснулись... Что дальше? Как не испортить дело грубым вмешательством, неосторожным словом или поступком?

— Даже если вам нечего сказать сыну или дочери, просто будьте рядом. Дайте ребенку возможность выговориться, чтобы уменьшилась интенсивность переживаний, будьте внимательным слушателем. Не давайте ложных обещаний. Не оценивайте и не критикуйте, иначе сын и дочь больше ничего вам не скажут, чувствуя себя отвергнутыми. И самое главное: помогите ребенку дойти до специалиста, чтобы получить квалифицированную помощь.

— Беспокоящий многих родителей вопрос: читать ли интернет-странички детей? Есть ведь понятие о праве на частную жизнь и личное пространство.

— Уважать пространство друг друга очень важно, но это не значит психологически и физически отдалиться друг от друга. Когда я уважаю личное пространство своего ребенка, это значит, что я вижу и признаю, что он другой. Он имеет право не оправдывать мои ожидания, не быть таким замечательным, как сын или дочь моих друзей. Он может раздражать меня стилем одежды, сленгом и нежеланием мне подчиняться. Но он ищет свою дорогу в жизни. Самое важное в отношениях с нашими детьми — это любить их и находиться с ними в контакте даже тогда, когда нам больше всего хочется их отвергнуть. Я выступаю скорее не за контроль в соцсетях, а за интерес, проявленный к страничке своего ребенка. Потому что слоганы в постах, статусы, картинки, которые размещаются в открытом доступе, — это их жизнь. Иногда одна фраза под фотографией способна многое рассказать о душевных терзаниях близкого человека. Важно суметь это увидеть и понять.

— Не раз доводилось выслушивать мнение компетентных в сфере психологии людей, что современная молодежь гораздо менее устойчива к стрессам, чем поколение их родителей и тем более дедов.

— Я не согласна с таким утверждением. Каждое поколение чем-то отличается от предыдущего и последующего. В последние десятилетия в нашем обществе возникла претенциозная мода на успешность, колоссальное внимание уделено достижениям, материальным благам. Вместе с тем забываются традиции близких, душевных отношений. Завышенные ожидания со стороны родителей, педагогов, самих молодых людей и несоответствие этих ожиданий возможностям приводят к кризисным состояниям, выходом из которых порой видится только суицид. 

Зависнуть над пропастью

Спустя неделю после эксперимента с общением в пабликах, посвященных активной пропаганде бессмысленности жизни, любви и дружбы, я заметила: настроение испортилось окончательно. Невольно подумалось о том, что это ведь всего семь дней — и такие удручающие метаморфозы с сознанием. А что было бы через месяц, через полгода? Я тоже начала бы рисовать в ежедневнике бабочек, которые, как известно, живут только один день, и объявила бы своим кумиром девушку Рину, которая в ноябре прошлого года свела счеты с жизнью из-за конфликта с родителями и расставания с молодым человеком, в результате чего ее имя «обессмертилось» в печально знаменитой группе f57? Не факт, конечно. Но настораживает уже то, что даже взрослый адекватный человек, втянувшийся в эту «паутину», начинает срываться на близких людях и задумывается о бесполезности человеческой жизни. Что же тогда говорить о подростках и двадцатилетних ребятах, которые за неимением толкового жизненного опыта воспринимают мир сквозь призму навязанных стереотипов?

Просто трудный возраст

По информации Следственного комитета Беларуси, в 2014 году было зафиксировано 33 самоубийства среди подростков, в 2015 году — 26, в 2016 году (до 23 мая) — 13. Больше всего фактов установлено в Минске. Чаще суициды совершают подростки в возрасте 16—17 лет.

Следователи проанализировали основные причины произошедших трагедий: неразделенная любовь, конфликты в семье, утрата интереса к жизни на фоне психических расстройств или употребления алкоголя, наркотиков.

Еще в 2014 году сотрудники Следственного комитета обращали внимание на то, что родителям следует больше внимания уделять тому, с кем и на какие темы их дети общаются в соцсетях. Пример — 12-летняя школьница из Минска переписывалась со знакомым на тему смерти и перерождения. Они вместе обсуждали дату возможного самоубийства. В ее школьных тетрадках также были обнаружены записи на тему суицида. В итоге девочка выбросилась с балкона.

Две недели назад в Минске нашли повешенной 14-летнюю школьницу. Предварительная версия — самоубийство. Следом поступило известие о том, что 15-летний учащийся лунинецкого колледжа покончил с собой под колесами поезда.

В целом за 2015 год в Минске был зафиксирован 131 случай суицида, и это на 53 случая меньше, чем в 2014 году. Отмечается снижение уровня самоубийств во всех возрастных группах.

Кстати

Российское издание «Новая газета» опубликовало нашумевший материал о действиях так называемых групп смерти в социальных сетях. Версию журналиста о том, что ВКонтакте действует организованное сообщество взрослых людей, причастных к гибели 130 подростков, сейчас проверяет Следственный комитет России. Скандальную группу f57, в которой публиковались фотографии «расчлененки» и видеоролики с актами суицида, заблокировала администрация ВКонтакте. Однако десятки, если не сотни сомнительных пабликов в соцсетях остаются в открытом доступе для каждого желающего приобщиться.

В тему

За последние полтора года в стране было возбуждено всего одно уголовное дело по доведению до самоубийства: в том, что его жена наглоталась таблеток, обвинили домашнего тирана из Витебской области, регулярно избивавшего свою супругу. Для сравнения: в 2014 году было возбуждено два таких уголовных дела.

Старший оперуполномоченный по особо важным делам главного управления уголовного розыска криминальной милиции МВД подполковник милиции Артем Круглик говорит, что это специфический состав преступления, слишком сложный для выявления, поскольку причины, толкнувшие жертву на сведение счетов с жизнью, чаще всего остаются нераскрытыми:

— Что касается возбуждения уголовного дела по доведению до самоубийства посредством социальных сетей и интернета в целом, таких прецедентов у нас нет.

Людмила Конопелько, «Народная Газета»