/ / Общественно-политические и в области права
09.06.2016

Дачам правила в придачу. Как навести порядок в садовых товариществах

В нашем товариществе 326 садоводов. Для принятия любого решения на общем собрании необходимо присутствие более половины. Это 163 человека, или 81, если собираться приходится повторно. Где разместить столько людей? На дачах таких залов нет. Да и в городе надо еще постараться найти подходящее помещение, уплатив за аренду приличную сумму. Кроме того, объявление необходимо вывешивать за 15 дней. Если собираемся во второй раз — еще за столько же. Это время, потраченное впустую. И главное, никто не желает собираться повторно. Не поможет нам и заочное голосование. 326 заказных писем с уведомлением по цене 19.800 рублей за каждое — 6.454.800 рублей. Где взять? Разносить бюллетени нарочным под роспись? Это займет уйму времени. Да и кто, собственно, будет это делать бесплатно? Ситуацию можно изменить, если вместо терминов «общее собрание» и «собрание уполномоченных» в уставе и положении о садовых товариществах использовать слово «собрание». В одних случаях это будет очередное собрание, в других — отчетно–выборное.

И избрание уполномоченных надо упразднить. Разве одно уполномоченное лицо может принимать решение за остальных? Дачник не любит, когда за него кто–то что–то решает — деньги ведь из его кармана. Справедливым будет решение, принятое на собрании большинством голосов тех, кто пришел. А вот правление должно быть более представительным — например, не менее 30 человек при численности товариществ более 100 членов. Именно члены правления рассматривают и принимают решения по всем важным вопросам, они генераторы многих идей и координаторы их исполнения. Чем больше будет членов в правлении, тем больше дачники будут доверять всему руководству. И никого не надо принуждать посещать собрания: не хочешь сам принимать решения — исполняй принятые другими!

Еще один важный вопрос. С целью экономии денег, чтобы не нанимать технику и не заключать договоры подряда с юрлицами, многие работы можно выполнять своими силами. Как правило, это одни и те же люди. Один косит траву по обочине проезда, другой на своей тачке засыпает яму на общей дороге, третий вырезает поросль кустовую на поворотах проездов, четвертый делает скамеечку в местах общего пользования. За прошедший сезон мы, к примеру, провели несколько субботников. На первый явились трое, без учета правленцев и председателя, на второй — 7, на третий — 11 человек. И это–то при нашей численности! Решили наградить активистов подарками на 20 тысяч рублей. Но есть виды работ, где такой суммой не обойдешься и надо выплатить хотя бы 150 — 200 тысяч рублей. Некоторые председатели в подобных случаях заключают договор, производят все вычеты и выплаты, причем не с исполнителем работ, а ищут другого пенсионера с коэффициентом пенсии ниже 1,3, чтобы не пересчитали пенсию в меньшую сторону. Из–за боязни перерасчета пенсии многие пенсионеры отказываются... В то же самое время никто не желает платить повышенные взносы для оплаты техники и работников по договорам подряда с организациями. Ситуацию можно изменить, если составить акт на выполненные работы отдельно на каждого исполнителя на тот объем, который он сделал. И выплатить поощрение.

Высоковольтные сети и трансформаторы давно передали на баланс «Могилевэнерго». Но каждый год в конце дачного сезона имеется задолженность по уплате за потребленную электроэнергию — 19 — 20 миллионов рублей. Собираем взносы. И каждый раз слышим от дачников: «Почему не выявляете воришек?!» Но не всегда в этом дело. Энергетики к тарифам применяют повышающие коэффициенты, учитывающие потери в сетях. В нашем товариществе протяженность внутренних воздушных сетей очень большая, а значит, и потери немалые. Как объяснить людям, почему в деревнях жители их не оплачивают, а мы обязаны?

Больной вопрос в товариществах — это архив. Нам еще повезло, свои документы храним в сейфе в комнате Совета ветеранов. Но беда: в этот сейф уже все не вмещается. Часть документов хранится у председателя и бухгалтера дома, часть на дачах. Обращались к специалистам–архивариусам за помощью по подготовке документов на хранение и правильное оформление актов на уничтожение ненужных бумаг. Но пришлось отказаться от этой услуги — ее стоимость непомерно велика. Передать на хранение в государственный архив не можем, так как тоже надо платить, причем ежегодно, и столько лет, сколько будет существовать товарищество. Не пора ли в разделе об архиве оговорить перечень основных документов, подлежащих обязательному хранению, и на какой срок? Необходим и порядок уничтожения ненужных дел и документов. Только не делайте, пожалуйста, ссылку на Закон «Об архивном деле и делопроизводстве в Республике Беларусь»: он такой объемный, что нам, неспециалистам, там не разобраться. И еще. Отдельным указом хорошо бы внести в положение дополнение по вопросу организации офисов садоводческих товариществ. Отменить для товариществ оплату за аренду помещений, если офисы размещаются в каких–то или чьих–то кабинетах на предприятиях или организациях в приемные дни...

И о самом наболевшем. Деньги и взносы. Многие решения и благие намерения улучшить деятельность товарищества угасают тут же, как только начинается подсчет, сколько это будет стоить. Дачники хотят жить самостоятельно, не подчиняясь никаким правилам и законам. Не просят, а требуют. Чаще обвиняют, чем оказывают помощь. Игнорируют требования председателя и правления. Вот так сейчас живут многие члены товарищества. Поэтому руководить товариществом очень сложно, особенно таким большим. Никто не желает быть председателем за малые гроши, а нанять за большие не получится, дачник не раскошелится.

Любовь Авраменко, член садоводческого товарищества «Железнодорожник–Чаусы».

«Советская Белоруссия» № 108 (24990). Четверг, 9 июня 2016
(Автор фотографии: Сергей Лозюк)