/ / Общественно-политические и в области права
12.07.2016

Рецидивисты, дело ваше плохо. Как в Беларуси возвращают осужденных к нормальной жизни?

Отбыть наказание — значит исправиться. Но это ли основная цель? Ведь куда важнее, чтобы осужденный не просто осознал свою ошибку, но и вернулся на волю с благими намерениями. Однако по ту сторону колючей проволоки далеко не каждый оказывается своим. Хорошо если весь срок осужденного кто–то ждал. А что делать, если не осталось никого из близких, жить негде? В Департаменте исполнения наказаний стараются помочь таким людям. Они всегда в зоне повышенного внимания руководства колоний. О том, как это происходит, рассказал Александр Кралько, полковник внутренней службы, заместитель начальника управления организации исправительного процесса ДИН МВД.

— Александр Павлович, с чем сталкивается человек, освобождающийся из исправительного учреждения?

— Завершающим и наиболее ответственным этапом ресоциализации бывшего осужденного становится его приспособление к жизни на свободе, как правило, в новых, порой трудных условиях: бытовая неустроенность, разрушенные социальные связи, сложность в трудоустройстве. Человек, освобождающийся из мест лишения свободы, часто сталкивается с большим количеством трудностей при попытке включения в полноценную жизнедеятельность общества. У преступников, надолго лишенных свободы, через несколько лет происходит своего рода выхолащивание эмоций, выработка иждивенческих установок. Низкий социальный престиж человека, отбывающего наказание, ослабляет его адаптивные способности к условиям жизни вне исправительного учреждения.

— Что делает департамент для того, чтобы помочь таким людям?

— В белорусской пенитенциарной системе реализуется достаточное количество проектов и программ образовательно–социальной направленности. Работа нацелена на переориентирование сознания осужденных в пользу общечеловеческих ценностей, их общеобразовательного и профессионального обучения, а также социальную реабилитацию. Обучение позволяет получить профессию, а потом трудоустроиться. Мы заблаговременно готовим осужденных (особенно тех, кто этого хочет) к жизни на свободе, к тем основополагающим моментам, с которыми им нужно будет справляться самостоятельно, если, конечно, они собираются вести правопослушный образ жизни. Некоторые начинают успешную карьеру, а если не имели семьи, создают ее.

— К каким программам, существующим сегодня, осужденные проявляют наибольший интерес?

— Вот, к примеру, «Образование открывает двери». Это проект, который мы реализовали в мае в гомельской исправительной колонии № 4. Там были открыты обучающие курсы. Организаторами выступили представительство общества Deutscher Volkshochschul–Verband, а также гомельское общественное объединение «Социальные проекты» и Департамент исполнения наказаний МВД. Теперь отбывающие там наказание осужденные женщины смогут получить профессию мастера по маникюру и визажу. Обучение проводится на базе филиала Гомельского государственного профессионально–технического колледжа бытового обслуживания. Занимаются с осужденными квалифицированные педагоги учебного заведения, а также гомельские специалисты по визажу и маникюру международного уровня. В первую экспериментальную группу вошли шесть женщин. Обязательными условиями отбора были высокая мотивация самих осужденных, наличие санитарной книжки и возможность в дальнейшем работать по этой специальности. В течение пяти месяцев они будут постигать профессиональные секреты макияжа и маникюра. И кто знает, каких профессиональных высот смогут достигнуть в будущем?

— В единственной имеющейся воспитательной колонии № 2 каждый осужденный (при желании) может учиться, трудиться и интересно проводить досуг. Какие интересные мероприятия проходят там?

— Такие условия созданы во всех исправительных учреждениях. Но если говорить о воспитательной колонии, то, например, в мае там прошел международный турнир по шахматам. Уникальность заключалась в том, что проходил он в онлайн–режиме, а соревновались между собой осужденные, отбывающие наказание в Беларуси и Молдове. От каждой из команд выступали по три участника (кстати, в итоге из 9 проведенных партий осужденные бобруйской воспитательной колонии допустили только одно поражение и одну партию свели к ничьей. Итог игры 7:1,5 в пользу белорусов).

— Немало мероприятий, проводимых в исправучреждениях, способствует выявлению одаренных осужденных и дает им возможность реализовать творческий потенциал. Конкурсы художественного тюремного творчества — редкость или привычное явление в пенитенциарной системе?

— Скорее привычное явление, в том числе и в международном масштабе. Кстати, «СБ» писала об участии белорусских осужденных в международном конкурсе тюремного творчества. А вообще самореализация осужденных через творчество является одним из важных факторов процесса формирования личности и говорит о начале процесса его самоисправления. А это одна из целей, которую преследуют сотрудники воспитательной и психологической служб.

Например, недавно в Департаменте исполнения наказаний прошел третий заключительный этап конкурса сочинений осужденных ИУ, ИУОТ, СИЗО и граждан, находящихся в ЛТПЮ «Литературный герой, оказавший влияние на мою жизнь». Конкурсанты представили свои творения в трех номинациях: в произведениях зарубежных авторов, в произведениях белорусских авторов о любви и на военную тематику. Пока члены конкурсной комиссии решают, кто из авторов достоин призовых мест, хочу высказать свое мнение. Талантливые работы есть. Читая сочинения наших подопечных, убеждаешься в том, что некоторые из них не просто проанализировали свои ошибки, а готовы к их исправлению. Уверенно можно сказать, что у всех осужденных, участвовавших в этом конкурсе, прослеживается положительная мировоззренческая и поведенческая динамика. Произведения написаны, как говорят, судьбой, где присутствует откровенность, открытость. В некоторых боль о бесполезно прожитых годах. Чтобы начать «новую» жизнь, необходимо откровенно самому себе признаться и осознать допущенные ошибки. Это не так просто. Такое творчество считаю нужным прежде всего осужденным, оно является поддержкой самим авторам, служит душевным лекарством. Вообще участие в различных творческих программах и проектах позволяет сместить иерархию жизненных ценностей в сторону общепринятых моральных стандартов, повысить стремление к саморазвитию и самовыражению, осмыслить жизнь и научиться ее планировать. И в этом наша задача — способствовать формированию нового сознания у осужденных, некриминальных жизненных установок. Это якорь, который поможет освободившимся из неволи начать жизнь с «чистого листа», не думать о возвращении в криминальную среду.

Ирина ВЫШЕМИРСКАЯ

Выдержки из работ осужденных, присланные на конкурс сочинений

«Совсем недавно в мои руки попала небольшая книжка под каким–то то ли детским, то ли сказочным названием «Маленький принц». Я долго вертел ее в своих руках, не решаясь отойти от книжного стеллажа библиотеки ИК–2. И даже сейчас, по прошествии этого времени, я не могу точно сказать, почему же я все–таки взял ее почитать.

...Как же сильно каждый из нас, оказавшийся в стенах ИК, похож на главного героя Экзюпери! Маленький принц словно списан с меня и с тех, кто меня сейчас окружает. Он странствует по разным планетам, но его сердце находится на своей родной планете. На очень маленькой планете, где в маленьком уютном мирке помещалось всего двое. Он и его цветок. Великолепная Роза, которую он поливал и растил. Он был привязан к этой планете и к этому цветку, как и все мы привязаны к своему дому, матери, учебе, работе и т.д. И в определенный момент Маленький принц срывается с места, обуреваемый желанием пожить для себя, найти новый мир.

Так и мы. Мы отделяемся от родных, едва перешагнув школьный порог. Мама? Да кто она такая? Я взрослый и сильный, мне не нужны ее нравоучения! Учеба? Ха! Зачем? Я умный и так. А если что, то мои новые, старшие друзья подскажут то, чего я не знаю. Работа? Смешно! Зачем работать, вкалывать, когда можно получить все и сразу! Ведь именно так думали, а может, к сожалению, и продолжают думать те, кто преступил закон и попал за стены колонии. Так думал и не только думал, но и делал я. Все что угодно! Лишь бы было назло, побольнее тем, кто нас любит, оберегает, учит».

Автор — осужденный ИК № 2

* * *

«Наверное, все знают сказку «О рыбаке и рыбке». Я считаю, что ключевым героем этой сказки является старуха. Многие недооценивают эту сказку. На самом деле она очень поучительна.

Есть одно четкое выражение: «Что имеем — не храним, потерявши — плачем». Вот и я не исключение. Я всегда куда–то спешил, мне всегда чего–то не хватало. Когда–то я был обычным парнем, гонял в футбол во дворе, играл в догонялки. Я хорошо учился в школе, но мне всегда нравилось хулиганское движение. Я начал курить, употреблять алкоголь, научился драться. Сначала у меня прекрасно получалось совмещать учебу и гулянки. Мной всегда интересовался женский пол, у меня было полгорода товарищей и множество друзей. Я был душой компании, играл на гитаре, писал стихи. После школы я познакомился с прекрасной девушкой и сразу решил для себя, что она та самая. Исполнялись все мои желания. Позже я женился, у меня родилась дочь. Я нашел работу, которая мне очень нравилась. В коллективе я стал лучшим по своей профессии и получал за выполненную работу приличную заработную плату.

Я здоровый, интересный, сильный молодой человек. У меня прекрасная супруга, которая всегда во всем меня поддерживает, красивая и здоровая дочь. Причем этот ребенок был запланированным и долгожданным. У меня хорошо оплачиваемая работа. Меня любят друзья, коллеги, многие мне даже завидуют. Казалось бы, что еще для счастья нужно? Но я не чувствовал себя счастливым. Я, как та старуха из сказки, привык, что все происходит по–моему, так, как я хочу. В этом моя ошибка. Я не ценил, что имел, и мне всегда всего было мало. Я думал, что бегу за счастьем, а на самом деле убегал от него. Теперь у меня есть кое–что получше золотой рыбки. У меня есть хоть печальный, но ценнейший опыт. У меня есть время подумать, как распорядиться своей жизнью».

Автор — осужденный ИУОТ № 9

Церковь в зоне

Колючая проволока, лай собак, бренчание железных дверей. Атмосфера зоны не располагает к мыслям о высоком. Тем не менее, поговорить о душе осужденный всегда может с руководством колонии или с психологом. Можно делиться сокровенным с сокамерниками либо же обратиться к Богу. Одним вера помогает обрести силы и стать на путь исправления, другим причастность к церковным обрядам позволяет сберечь моральный стержень. Сегодня молитвенные комнаты есть практически в каждом исправительном учреждении. Кое–где построены храмы. Один из них 12 лет назад появился в оршанской колонии № 8.

В 2004 году в колонию прибыл отбывать наказание осужденный Н., россиянин, который еще до суда принял монашеский постриг. В Беларуси он взял кредит на строительство завода по изготовлению керамической плитки, но сумму не вернул, завод не построил. Деньги пропали. В результате Н. оказался в колонии, где стал приходить на службу к отцу Александру, который к тому времени уже почти 10 лет вел при храме кружок. «Раньше, в конце 90–х, нам давали время помолиться, пока другие осужденные убирали в столовой. Я приходил и брал с собой все: воду крещенскую, кадило, иконы», — вспоминает отец Александр. В 2004 году между церковью и руководством департамента был подписан договор о сотрудничестве. Тогда и приняли решение построить на территории храм, в котором службы должны были проходить ежедневно. Фундамент заложили на бывшем футбольном поле. Строение возвели за полгода, руководил процессом тот самый проворовавшийся монах, который по профессии оказался инженером–строителем. Со срубом подсобили монахи из Сергиева Посада. Храм освятили, начали искать священника. Однако найти энтузиастов на совсем невысокую зарплату оказалось нелегко. «Сам заварил, сам и ешь — сказал мне тогда владыка, — вспоминает отец Александр. — Я оставил любимый приход и ушел на полную ставку сюда в колонию». В трудовой так и записали: освобожден от должности настоятеля оршанского храма и благословлен на службу в колонии № 8. Сегодня отец Александр говорит, что он единственный священник в мире, официально служащий в колонии с четко установленным рабочим временем 8 часов. В других учреждениях эта должность звучит иначе: священнослужители ведут кружки духовно–нравственного воспитания и приходят на службу два — три раза в неделю.

За 10 лет, которые отец Александр служит в этом храме, вокруг него уже собрался определенный костяк из 40 — 50 человек. Этих осужденных он научил всему, что знает сам. В праздники в церквушку приходит намного больше людей. В целом, рассказывают в администрации, в храме можно провести любой обряд. Отец Александр даже венчает осужденных, правда, в комнате свиданий. К Пасхе в колонии красят яйца и раздают их на ужин. До Пасхи — пост: «Я их учу так: ваш пост — не курить. Вас кормят пищей, которую вам дают в столовой. Вы не имеете права ее не есть. Ваша задача — не ругаться матом, не злиться. В себе держать и ненависть, и злобу, и желание отомстить».

Храм строили осужденные, иконы, размещенные внутри, писали они же. Однако отец Александр говорит, что не все, кто причастен к церковным делам за колючей проволокой, на самом деле верят. Но с теми, кто выбрал веру для себя как определяющую жизненный путь, он до сих пор общается по телефону, а 1 января даже встречались в Минске, пили чай: «Мы не хвалимся, что топтали зону вместе. Мы в храме вместе молились». Бывшие осужденные теперь служат в монастырях и храмах по всей стране, многие из них женились, обзавелись семьями.

А к Масленице провели соревнования по футболу. Победителей фотографировали, снимки с разрешения начальства отправили родственникам. Раньше, вспоминает отец Александр, и вовсе существовала хорошая практика создания звуковых и аудиописем мамам. Кто умел — пел, кто не умел, просто на фоне падающих снежинок записывал свой привет. Когда–то зажигала в колонии и местная музыкальная группа «Апрель», для которой даже снимали клипы. Правда, лидер освободился, а за ним и солист.

Работает с осужденными отец Александр уже 20 лет: вначале как руководитель кружка, затем — как священник в храме. За это время общался с разными преступниками: «Но все они для меня одинаковы. Ведь Каин, который убил Авеля, такой же преступник, как и тот, кто сегодня убил отца, мать или продавщицу в магазине. И воры, которые были в XV веке, ничем не отличаются от современных воров. Мое назначение сделать так, чтобы грешник, если он на это согласен, в этом грехе раскаялся. Да так, чтобы его до слез пробило и он не вздумал возвращаться на этот путь». Во время поста отец Александр обращается к прихожанам городской церкви, предлагает собрать пожертвования в помощь старикам, инвалидам и ВИЧ–инфицированным, отбывающим наказание в колонии. Люди откликаются, помогают, кто чем может.

Справка

Колония № 8 в Орше в этом году отметила 70–летие. В первые годы своего существования она была в буквальном смысле переполнена (кровати стояли в три яруса) и считалась самой многочисленной в Европе. 10 лет назад она поменяла статус и теперь здесь отбывают наказание около 1.900 ранее судимых лиц.

Светлана ИСАЕНОК

Вагонзак к маршруту готов!

Найти свое призвание, состояться в профессии, создать крепкую семью — ингредиенты жизненного счастья, собрать которые воедино иногда непросто. Главному специалисту отдела специальных перевозок ДИН МВД Василию Шлыку это удалось. Его послужной список действительно впечатляет. Василий Владимирович уже 40 лет в профессии. Из них 10 лет возглавлял отдел специальных перевозок Департамента исполнения наказаний. Сегодня полковник милиции Шлык в запасе, но продолжает трудиться в своем подразделении и с удовольствием рассказывает о службе, тепло вспоминает о наставниках и сослуживцах.

Формулу успеха Василий Владимирович открыл для себя еще в юности: надо любить дело, которым занимаешься, не останавливаться на достигнутом и смело отстаивать собственное мнение, если уверен в правоте.

Тяга к знаниям и пример старшего брата привели уроженца Гродненской области Василия Шлыка на студенческую скамью Оршанского железнодорожного техникума. После успешной учебы и действительной военной службы в составе специальной группы ракетных войск стратегического назначения старший сержант запаса Шлык вернулся на родину и пошел работать дежурным по станции Минск–Пассажирский. «Мне как дежурному по станции были предоставлены исключительно большие права. «Движенец», так называлась моя профессия — командир на железной дороге. По его указаниям принимаются и отправляются поезда, работают сортировочные горки, производится маневровая работа на станции. Во время своей смены я являлся единственным руководителем, которому было дано право отдавать команды и распоряжения по приему и отправлению поездов, — рассказывает Василий Владимирович. — В моем подчинении находился дежурный штат станции, начиная от составителей поездов, машинистов локомотивов и до электриков. Нужно было организовать работу так, чтобы обеспечить четкое и своевременное выполнение плана перевозок, ведь качественная работа дежурного по станции — это залог безопасности пассажиров и перевозок грузов».

Помимо прав, на Василия Владимировича налагалась и большая ответственность за техническую работу станции и за безопасность движения. Однако только знание правил и технических документов не позволит дежурному по станции стать полноценным командиром, если он не изучил работников своей смены, не научился искусству управления. Результаты работы дежурного по станции зависят от всего коллектива. Собранность, самоконтроль, дисциплинированность, ответственность, прекрасная память и аналитический склад ума помогали молодому 22–летнему специалисту в профессиональном становлении.

Отсчет трудовой деятельности Василия Шлыка в отделе специальных перевозок начался с апреля 1976 года. Туда его, молодого и перспективного, рекомендовала партийная организация. Инспектор отдела специальных перевозок МВД БССР младший лейтенант Шлык застал еще специальные вагоны с деревянным кузовом, предназначенные для перевозки спецконтингента на дальние расстояния. Внешне такие вагонзаки напоминали багажные или почтовые. «Отдел спецперевозок наших дней отличается от того, что был сорок лет назад: теперь используются информационные технологии, что облегчает работу. Специальные вагоны оснащены комплексом инженерно–технических средств охраны и связи, включая системы видеонаблюдения. Созданы комфортные условия для несения службы личным составом плановых и сквозных караулов, — резюмирует Василий Владимирович. — Успех нашей работы состоит не только в ответственности и высоком профессионализме каждого сотрудника, но и в слаженности, четком взаимодействии всех подразделений».

Он уверен, что в свое время сделал правильный выбор. И не только в профессии. По словам Василия Владимировича, этих результатов он добился благодаря уверенности в том, что и дома у него надежный тыл. Со своей второй половинкой супругой Жанной Степановной недавно отметили рубиновую свадьбу. Все эти годы она помогала достойно нести службу, создавая дома тепло и уют, воспитывая детей.

Галина ЯКОВЛЕВА

Светлана Исаенок, «Советская Белоруссия» № 132 (25014) от 12 июля 2016 г.
(фото - СБ)