/ / Общественно-политические и в области права
12.07.2016

Время достучаться до среды. МРЭКи изменили подход к выдаче трудовых рекомендаций

Для чего в городе кладут плитку «с бугорками»? Как должен звучать светофор? И почему прорывом можно считать новый подход к выдаче трудовых рекомендаций людям с инвалидностью? В стране произошло сразу несколько долгожданных новшеств, способных улучшить их жизнь. При создании безбарьерной среды начали учитывать интересы слабовидящих и незрячих. Такие избиратели теперь могут и самостоятельно голосовать — практика, успешно опробованная на президентских выборах, будет закреплена на парламентских. Какие проблемы уйдут в прошлое, а какие все еще стоят остро, мы разбирались вместе с заместителем председателя Белорусского товарищества инвалидов по зрению Михаилом Антоненко.

То, что МРЭКи стали по–другому подходить к выдаче медицинских заключений, Михаил Николаевич называет историческим решением: «Идти учиться или трудоустраиваться человек с инвалидностью может только с этим документом. Мы постоянно сталкивались с проблемами. Бывало, что и наниматель готов пойти навстречу, взять такого сотрудника на работу, но медзаключение чинило такие препоны, что порой мы оказывались в безвыходном положении».

В трудовых рекомендациях прописывались конкретное место работы и пара специальностей. Например, для человека с инвалидностью по зрению, как правило, — слесарь механосборочных работ одного из предприятий БелТИЗ. Если же его эта работа не устроила или он нашел более интересную или высокооплачиваемую — дорога снова в МРЭК, проходить всю процедуру заново. А подчас и уговаривать, отстаивать свое право на труд. «Во всех регионах страны члены нашей организации трудятся социальными работниками. На МРЭКе им говорили: «Как? Вы же сами инвалид и нуждаетесь в помощи!» Начинаем приводить международный опыт — вроде бы идут навстречу. Мол, давайте тогда полное описание от организации, куда идете — режим работы, должностные обязанности, какая нагрузка и так далее. И инвалид, и наниматель уставали от этих запросов», — констатирует Михаил Антоненко.

Конечно, такая жесткая забота порождала недовольство и жалобы. И решение нашлось. С начала мая МРЭКи единожды выдают заключение о противопоказании к определенным видам труда, не указывая ни специальность, ни конкретное место работы. Например, в Витебске выпускнику школы с нарушением зрения указали, что поступать он может в средние специальные и высшие учебные заведения, а работать ему нельзя на высоте, в химически агрессивной среде, а также поднимать тяжести. «Это прекрасное заключение! Оно заботится о человеке и не ограничивает его!» — резюмирует Михаил Антоненко.

Другой непростой вопрос — создание доступной среды. Интересы людей с тяжелым нарушением зрения ранее практически не учитывались. Их голос был услышан лишь недавно. На согласовании в Министерстве архитектуры и строительства уже находится технический кодекс устоявшейся практики, содержащий правила, как класть тактильную плитку — с рельефом, направляющими, по которым мог бы ориентироваться незрячий. В Минске такую уже кое–где можно встретить — во Фрунзенском районе или на Немиге. Конечно, для того, чтобы по городу могли самостоятельно перемещаться не 10% незрячих и слабовидящих, как сейчас, но и те, кто сидит дома, нужно еще много всего. Информаторы, которые помогли бы узнать номер подошедшего автобуса, система ориентации в зданиях, с табличками, продублированными шрифтом Брайля, на дверях чиновников или врачей. Все эти элементы прорабатываются.

В открытом доступе

Чтобы устранять пробелы профессионально, БелТИЗ создал «Центр успешного человека» — он даст работу специалистам с утратой зрения и будет заниматься устройством доступной для инвалидов по зрению среды. Планируется, что любой собственник здания сможет получить консультацию или заказать ее «под ключ». По программе социального партнерства такой проект уже реализован в офисе представительства ООН в Беларуси. Не останутся без внимания и информационные ресурсы, ведь сейчас половина контента сайтов, в том числе госорганов, недоступна для незрячих, пользующихся скринридерами — программами, которые озвучивают текст. В этом Михаил Антоненко как активный интернет–пользователь убедился лично: «Я использую систему «Клиент–банк» одного из наших банков, и там незрячему почти все доступно, кроме функции создания списков на заработную плату. Значит, заниматься начислением зарплаты или переводом на карточки я не могу». Специалисты центра смогут подсказать, как скорректировать эти недочеты. А также помочь создать доступную справочную литературу для поступающих. Ведь, несмотря на то что Республиканский межведомственный совет по проблемам инвалидов еще в конце прошлого года дал такое поручение Министерству образования, нынешняя вступительная кампания прошла по старинке.

Цифры «СБ»

В Беларуси около 25 тысяч инвалидов по зрению. Ежегодно около 2 тысяч человек теряют зрение.

Юлия Василишина, «Советская Белоруссия» № 132 (25014) от 12 июля 2016 г.