/ / Общественно-политические и в области права
21.07.2016

Договор дешевле денег. Кто и за что отвечает при капремонте?

Совсем недавно публиковали статью Аэлиты Сюльжиной «Сага о капремонте». Напомню вопросы, на которые она искала ответ. Кто и за что отвечает при капремонте? Когда он перестанет быть поводом для многочисленных жалоб? Есть ли альтернатива сложившейся практике? И если приходится возвращаться к теме, значит, сказано еще не все, поставлены не все вопросы.

...Мечтаю о капремонте прежде всего из эстетических соображений. Наша панельная хрущевка — из самых первых серий. Не хочется верить нормативам, которые определили срок службы домов из тонкостенных панелей 1955 — 1970–х годов постройки в 50 лет. Выходит, наш дом должен уже разваливаться? В городах старой Европы дома сотни лет стоят без арматуры, железобетона и портландцемента! Чем наш хуже? Он крепок. Тьфу–тьфу. Стоит шестой десяток лет и, даст бог, еще вдвое больше простоит.

Небольшой дом всегда уютнее многоподъездных громадин. В нашем всего пять этажей, он малолюден и комфортен: лифт и мусоропровод не нужны, лестницы и площадки не износились, перила в порядке. Разве что стены и потолки лестничных маршей надо бы обновить. В квартире вообще ничего делать не надо: мы сами все обновили по своему вкусу и кошельку.

Зато внешний облик дома — не ахти. Старые хрущевки выглядят, согласитесь, как карточные домики. Собраны из панелей, стыки между которыми заделаны черной мастикой. Как будто склеены. Зато после капремонта преображаются неузнаваемо. Строители обшивают стены утеплителем, штукатурят и потом красят в яркие цвета. Дом становится как новенький. Таков, например, дом № 28, корпус 3 на минском Партизанском проспекте.

Его житель и дал повод еще раз обратиться к проблеме капремонта. Юрий Шевлюков — наш старый знакомый. Статьи «Свой угол» и «Свой угол»: новый круг» в 2008 году повествовали, как он, в прошлом юрист, защищал права соседа–ветерана, чьей квартирой завладел начальник местного ЖЭСа. Сейчас важен юридический профиль жильца: слесарь–сантехник в домоуправлении, юрисконсульт в Минжилкомхозе, государственный арбитр, судья Высшего Хозяйственного Суда. В делах коммунальных человек компетентен. Тем не менее, изучив нормативные документы по капремонту (дескать, практиковал я давно, многое изменилось), направил в редакцию множество вопросов, на которые не находит ответа. Главные из них касаются типового договора на проведение капремонта, который ЖРЭО Заводского района предлагало подписать жильцам.

Опытный юрист находит его ничтожным, то есть недействительным — уже в силу того, что не указана стоимость услуг. Точнее, приведена лишь сметная стоимость ремонта всего дома — 6,6 млрд рублей, — которая жильцу ничего не говорит и проверить которую он не может. Сколько и за какие работы платить конкретному нанимателю или собственнику — ничего этого в договоре нет, как нет и приложения. Есть памятка — без подписей, печатей и юридической силы.

Повторяю: внешне дом выглядит конфеткой. Леса давно убраны, следов строителей не видно. Спрашиваю у жильцов: капремонт закончен? Отвечают: не знаем. Никто, дескать, к нам не приходил, никакие акты мы не видели и не подписывали. «А договоры на капремонт вы подписывали?» — «Нет». После этого приглашали в подъезды и задавали вопросы уже мне. Почему проводку не поменяли, почему не сделали то и это?..

Честно отвечал: не знаю. Посетив местный ЖЭС, адресовал те же вопросы заместителю директора. «Капремонт закончен?» — «Да». — «Какие правовые последствия имеет то обстоятельство, что жильцы не подписывали договор? Почему капремонт не затронул электропроводку?..» Меня переадресовали в другое учреждение по другому адресу, что, очевидно, означало: не знаю...

Это странно. Переживать капремонт не приходилось, но писать о нем — не единожды. И всякий раз возникало впечатление, что он проводится впервые в истории. Иначе не порождал бы столько вопросов. Почему важнейшая для нас жилищная сфера, где должна быть полная ясность, остается настолько непрозрачной? Договор мне тоже непонятен. Неужели и мне предложат такой подписать, когда придет срок? Это явно не тот документ, про который сказано «дороже денег». Договор ли это вообще? Впрочем, не будучи строителем или юристом, ничего не рискую утверждать категорично. Выскажу лишь мнение, что коммунальщикам по–прежнему есть что реформировать. Или реформа ЖКХ уже успешно завершена?

Виктор ПОНОМАРЕВ, Советская Белоруссия № 138 (25020) от 21 июля 2016 г.