/ / Общественно-политические и в области права
27.07.2016

Доверие - естественное для человека чувство. И мошенники этим пользуются. Как деньги портят дружбу

Деньги портят людей — истина общеизвестная, но не бесспорная. А вот то, что деньги портят отношения, — это можно наблюдать хоть каждый день. Скажите, вы даете в долг друзьям? Знакомым? Родственникам? Большинство, наверное, скажет «нет», но представьте: у родственника проблема, ее можно решить деньгами, у него нет, а у вас — есть. И что, не дадите? А чего тогда стоят рассуждения о семье как о последней крепости, которая спасает нас в этом мире?

Или вот: друг (приятель) попал в беду. Замаячила перспектива большого куша, взял в долг, куш, естественно, обломился, а нехорошие люди требуют деньги и делают это жестко. А вы, например, бывали в похожей истории и знаете, чем это оборачивается для человека, для семьи, для жизни. И есть у вас сбереженная пара тысяч долларов — на ремонт, на машину, на отпуск. Но как человек поживший, все–таки страхуетесь и спрашиваете, с чего отдавать–то он будет. Продаст и квартиру, и машину, и буквально через месяц... а деньги нужны прямо сейчас.

Злясь почему–то на самого себя, просите расписку. И с естественным чувством хорошего дела творите добро: даете в долг. Никогда такого с вами не было? Счастливый вы человек. А с обычными дальше может произойти так: ни через обещанный месяц, ни через три денег нет. Не дозвониться, не встретиться, а даже если получается, то вам постоянно врут о все новых обстоятельствах. И когда вы, проклиная себя и тот «вечер добрых дел», идете в милицию, выясняется, что ваш хороший знакомый таким нехитрым способом одолжил деньги у десятка–двух человек. И что милиция максимум что может сделать, это вызвать его и побеседовать.

«Но это же — мошенничество?» — спрашиваете вы. Ан нет: чтобы привлечь за мошенничество, нужно доказать умысел. А приятель ваш давно проконсультировался с адвокатом: если он не будет отрицать, что деньги брал, а главное — что собирается (только собирается!) отдать, умысла нет и дела — тоже нет. Более того, он и отдает: по сто–двести долларов каждый раз, когда уж очень сильно прижмут. «Отдает ведь?» — спрашивают правоохранители. «Но взял–то он на круг тысяч сто, а отдает по паре тысяч за год самое большее!» — возражаете вы. «Ну, оставляйте заявление, не взять его у вас мы не можем, но лучше идите в суд». Забегая вперед, скажу: только я сам (речь ведь о реальном случае) четырежды (!) письменно возражал против постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела...

Колеса правосудия вертятся хотя и медленно порой, но неотвратимо: заплатив 5% госпошлины от суммы иска и гонорар адвокатам за заявление, через несколько месяцев вы, имея расписку, скорее всего, получите решение суда о взыскании с должника суммы и той самой госпошлины. Решение это пойдет судебным исполнителям. И окажется, что у вашего должника ничего нет: квартира, где он счастливо живет с семьей, — не его, машина, из которой он не вылезает, — не его, счета его ипэшные арестованы уже задолго до вас, постоянного места работы у него нет — он, видите ли, человек творческий, тамада на свадьбах. А даже если и есть — вас таких полтора десятка, не забыли? Максимум, что реально можно сделать, — это закрыть ему выезд за границу. И что? — он через Москву ездит куда захочет.

И вот ситуация: вы испортили отношения с хорошим (как еще хранит память) человеком. Своими же руками, получается. В семье у вас — неуходящая черная тучка (сразу ведь не рассказали, а потом пришлось). Испорчен отпуск, отложен ремонт, про машину забыли... А он живет с семьей в отдельной просторной квартире, дети учатся, а летом отдыхают в лагерях, по выходным он возит их к тестю на Березину, если не занят очередным «квестом для молодоженов», родители его все знают, живут тоже в отдельной квартире... — за это время заявлений в милицию и судебных тяжб вы про него и его семью узнали столько, что даже лишнее. Честно сказать, не так тех денег жалко, хотя и жалко — не упали, как обидно. И противно.

Вот и думаю: может, нашим законодателям какую «долговую яму» вспомнить? Или «позорный столб»? Чтобы хоть моральную компенсацию получили те 10 — 15 человек, которые были обмануты (и продолжают быть!) одним хорошим с виду человеком, с которым по закону сделать ничего нельзя?

Потому что, в принципе, не давать в долг мы, думаю, не научимся: ведь дружба и семья — что они без взаимовыручки? А кем мы станем, если ни друга не спасем, ни родственника не поддержим, если утратим желание выручать попавшего в беду?

Андрей Муковозчик, Советская Белоруссия № 141 (25023) от 26 июля 2016 г.