/ / Общественно-политические и в области права
03.08.2016

Справедливость в виде зарплаты. Как соотносятся понятия «зарплата» и «справедливость»?

После деноминации от новых денег повеяло давно забытым. Захожу в магазин: пиво — от рубля, сигареты и мороженое — от полутора, молоко и хлеб — рубль. С учетом средней зарплаты 140 — 170 рублей в СССР и нашей нынешней 700 — 750 вполне сравнимо получается. Сопоставимо.

С одной принципиальной оговоркой. В той стране большую зарплату ты мог получать, пройдя, говоря игровым языком, достаточное количество «уровней». Не становились люди сразу ни токарями 6–го разряда, ни профессорами, а постепенно достигали, росли. В современном ЕС ведь точно так же: тысяча евро в месяц считается вполне приличной и в Милане, и в Париже, и в Мюнхене. Две — совсем хорошо, и это до всех (многочисленных и немалых) вычетов и налогов. А вот если ты хочешь зарабатывать больше, тебе нужно перейти на «следующий уровень»: учиться, например, а это стоит денег. И времени. То есть подняться вверх по лестнице среднего заработка что в том СССР, что в этой Европе можно путем денежных и твоих личных — жизненных — затрат.

А у нас средняя зарплата в IT–сфере — 3.300 — 3.400! Как же может вчерашний выпускник получать в разы больше своего же преподавателя? С этим вопросом я отправился к знакомым программистам. Один сказал: «Ты не думай, что деньги с неба падают. Прикинь хотя бы разницу во времени с Индией и США, с которыми приходится взаимодействовать, и чаще всего — в режиме online. Ночи нет, дня нет, все всегда горит, а ошибки исключены!» «И потом, — добавил другой, — а кто мешает тому же преподу создать свой небольшой проект, сделать его и попытаться продать? Возможности–то есть!» «Молодые сотрудники и близко таких денег не видят, — подхватил первый. — Суммы получаются с учетом бонусных выплат по сданному — и успешному, заметь! — проекту. Ты что, против процента с полученной прибыли?»

Я не против, я, наоборот, — за. С успешных продаж не грех и процент получить, и не только в программировании. Ну хорошо, а банкиры со страховщиками и средней зарплатой в 1.250? Почему люди, управляющие чужими деньгами, зарабатывают больше, чем те, кто эти деньги им приносит? «Знаешь, иди ты к ним. Сам», — сказали мне программисты и уткнулись в мониторы. К знакомым не пошел: деньги любят тишину, банкиры молчаливы и с обычной полуулыбкой, скорее всего, ответят: «Кто на что учился». Стал тогда вспоминать. Большие деньги в СССР законно можно было заработать тремя способами: завербоваться на Север или в Сибирь, заняться шабашкой или получить какую–нибудь госпремию. А мы, похоже, еще не отошли от «когнитивного шока» 90–х, когда деньги, казалось, может заработать любой и в любом количестве. Были это, как некоторые знали уже тогда, а большинство поняло потом, не заработанные, а оторванные кусочки от варварского раздела страны. И сейчас, когда пришло время тяжело и трудно именно зарабатывать, мы все никак не можем перестроить помнящее «падающие с неба» дивиденды сознание.

Придется, видимо, смириться с реалиями: стратификация по зарплате сейчас у нас проходит не по квалификации и опыту — проще говоря, возрасту и стажу работы, — а по сферам деятельности. Есть деньги в твоей сфере — будут зарплаты. Нет — не повезло. Раньше в СССР (да и сейчас — но в Голливуде) режиссер за гонорар со снятого, принятого и выпущенного в широкий прокат фильма мог пару лет вообще ничего не делать. Хватало на все. Кто сейчас позавидует нашему режиссеру? Просто деньги из кино ушли. Куда? Как говорил Остап Бендер, «раз в стране бродят денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их очень много»?

Нефтегазовики, например, и «примкнувшие к ним» химики и сейчас очень неплохо получают, причем химики даже больше! То есть время высокооплачиваемого физического труда уходит, на том же Западе — ушло совсем. Следовательно, надо думать, надо пытаться предугадать, где большие деньги будут крутиться через 5 — 10 лет — и пытаться там занять позиции. Или хотя бы подготовить детей. Сейчас это IT–сфера, но кто поручится, что так будет всегда? Не мы, к сожалению, управляем мировыми денежными потоками, поэтому остается только в меру сил играть в эту захватывающую рулетку, где результат игры — твоя зарплата, уровень жизни твоей семьи, перспективы детей и внуков, короче говоря — вся жизнь.

И нам, привыкшим к социальной справедливости, это непривычно. А ведь жизнь о «справедливости» знать не знает, это чисто человеческое понятие. Ну а коль оно у нас в головах, то и научиться управлять им мы тоже должны. Сама справедливость с неба не свалится.

Андрей МУКОВОЗЧИК, Советская Белоруссия № 147 (25029) от 3 августа 2016 г.