/ / Общественно-политические и в области права
09.08.2016

Закон и творчество. Президент подписал Кодекс о культуре

Президент подписал Кодекс о культуре. Документ – уникальный по всем пунктам: он стал первым как в нашей стране, так и на всем постсоветском пространстве. Культурный пульс белорусской творческой интеллигенции и тех, кто к ней себя причисляет, моментально участился в несколько раз. Что значит «подтвердить статус творческого работника» и как теперь получать разрешение на концертную деятельность? Кому и в какой срок представлять необходимые документы и могут ли отказать в разрешении на проведение мероприятия без уважительной причины? Байнет на новую законодательную инициативу отреагировал не менее остро: некоторые посчитали появление Кодекса зарождением цензуры и поспешили усомниться в его целесообразности. Пока новый документ готовится вступить в силу (а произойдет это 2 января 2017 года), в вопросах, ответах и комментариях мы собрали самые обсуждаемые положения. Итак, спрашивали – отвечаем.

Как и кто может получить статус творческого работника?

Согласно кодексу, подтвердить статус может любой творческий союз: например, писателей или художников. Тех, кто ни в каких общественных объединениях не состоит и продвигает себя в одиночку, оценивает экспертная комиссия при Министерстве культуры. На экспертизу необходимо представить заявку потенциального творческого работника и работы, которые «должны являться произведением искусства, быть новыми и созданными на высоком художественном уровне». Комиссия может отказать в выдаче профессионального сертификата, если посчитает, что результат творчества не имеет высокой художественной ценности. Председатель Союза писателей Беларуси Николай Чергинец признается: членам комиссии совсем не завидует:

– Трудно им будет, конечно... Сам я не хотел бы оказаться в кресле «жюристов». Потому что творчество – вещь очень субъективная. Как тут понять, кто творец, а кто просто выдает мазню за шедевр? С другой стороны, таких псевдотворцов в последнее время появилось очень много, нужно как-то регулировать их деятельность. Хотя, не спорю, бывает и так, что человек всю жизнь писал или рисовал ерунду, а в последнее время выдает неплохие, осознанные работы. Как быть в этом случае? Пока не знаю.

У популярного писателя Андрея Жвалевского порядок получения статуса творческого работника вызывает ряд критических замечаний. Автор бестселлеров для подростков «Порри Гаттер» и «Гимназия № 13» негодует:

– Какой экспертной комиссии я должен доказывать, что я писатель, и кто эту комиссию уполномочил определять, кто творческий работник, а кто нет? Это советское наследие, когда ты или член Союза писателей, или тунеядец, как Бродский. Я готов быть как Бродский.

Жвалевский уверен: если авторские права писателей, не получивших сертификат творческого работника, не будут соблюдаться, они станут издаваться за рубежом. И пострадают от этого в первую очередь не сами авторы, а литературное пространство страны:

– Наша писательница Маша Бершадская, например, продала права на издание своей книги «Большая маленькая девочка» в Россию, Китай, Вьетнам. И я уверен, что ходить здесь по союзам и подтверждать свой статус творческого работника она не будет. В таком случае Маша будет считаться писателем в Китае, Вьетнаме, России, а не в Беларуси.

Где и как получить разрешение на проведение культурно-зрелищного мероприятия?

Алгоритм все тот же: подача заявки не позднее десяти рабочих дней до начала продажи билетов. Для оценки художественного уровня мероприятия может быть созван худсовет. Он определит эстетическую ценность произведений, художественную целостность и композиционную завершенность исполнения, уровень исполнительского мастерства, артистичность, технику исполнения. Поводом для отказа может быть наличие элементов пропаганды порнографии, насилия и жестокости, примет экстремизма и заключение худсовета о низком художественном уровне номеров в программе. Кроме того, отказать в разрешении могут, если день и место проведения, например концерта, уже забронированы.

В отличие от писательского и художественного круга, представители концертных агентств новость о принятии кодекса восприняли достаточно прохладно. Ольга Жукевич, специалист по коммуникациям одного из крупнейших в стране концертных агентств, признается:

– Для нас, по сути, ничего не изменилось. Мы, как и раньше, будем получать разрешения на проведение концертов в том порядке, который установлен законодательством. Естественно, прежде чем заявить о мероприятии и договориться с артистами, все тщательно перепроверяем и уточняем. Мы много лет работаем на рынке, знаем все подводные камни.

В кодексе также отмечается, что получить разрешение тем предпринимателям, кто систематически и без уважительных причин отменял концерты, спектакли два или более раз в году, будет сложно. При этом мотивы отказа обязательно разъяснят. Отказывать в проведении мероприятия просто так, из-за его нецелесообразности никто не будет.

КСТАТИ

При возврате билета по инициативе покупателя не позже одного дня до проведения мероприятия организатор обязан вернуть не менее 75 % стоимости. Если состав исполнителей, время или место изменились, гражданин имеет право вернуть входной квиток. Организатор в этом случае должен возвратить его полную стоимость в течение семи дней.

Из новинок в кодексе, касающихся видеопродукции, – маркировка «6+». Генеральный директор УП «Киновидеопрокат» Василий Коктыш считает, что оградить дошколят от вредных фильмов – инициатива весьма полезная:

– Это принцип предупредительности. Чтобы родитель ориентировался, идти на этот фильм с ребенком или нет. Часто мы информируем, что кино не для детей, из-за чего, бывает, возникают конфликты с родителями, уже купившими билеты. Впрочем, это дело в первую очередь самого человека. Потому что запрещать сегодня что-то – смешно.

Будет ли действовать запрет на распитие спиртных напитков на концертах и в клубах?

Такой вопрос рассматривался, однако в уже подписанном документе фигурирует лишь запрет на распитие спиртных напитков в не предусмотренных для этого местах. Бар или клуб таким местом точно не назовешь.

Среди новинок, касающихся проведения культурно-массовых мероприятий, прописано право граждан знать, на какую возрастную категорию они рассчитаны, а также максимальное количество посетителей. Кроме того, появился и своеобразный запрет на дискотечный фейс-контроль: на вечеринку должны пустить независимо от пола, расы, языка, религиозных, политических и других убеждений, национальности, социального статуса, имущественного или служебного состояния и других примет. Директор одного из минских клубов Андрей Старцев уверен: фейс-контроль – мера вынужденная, а оттого все же необходимая:

– Мы не впускаем в клуб, например, в рабочей или испачканной одежде. Это может доставить определенные неудобства другим посетителям. Нормальная клубная практика – обеспечивать комфорт своим клиентам. Что касается отказа во входе по причине другой расы, языка, религиозных убеждений, в нашем заведении такого не было и не будет. Не думаю, что кодекс каким-то образом повлияет на дискотечную или клубную культуру. Тут уж, как говорится, или она есть, или ее нет.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Борис Светлов, Министр культуры:

– Кодекс основан на действующих в настоящее время нормах законов и предусматривает создание единого механизма регулирования отношений в сфере культуры. Новый документ содержит около 64 принципиальных изменений: они касаются терминологии, введения новых правовых терминов... Обсуждение кодекса началось еще до того, как он был подписан. Мы начали работу над ним в 2011 году и только сейчас закончили. Поверьте, работа была проведена колоссальная.

Юлиана ЛЕОНОВИЧ, «Советская Белоруссия», № 151 (25033), 9 августа 2016 г.