/ / Общественно-политические и в области права
14.04.2016

Закон «Об обращении с животными»: вопросов больше, чем ответов. Почему его принимают 10 лет?

Проект Закона «Об обращении с животными» вынесен на общественное обсуждение. До 20 апреля высказать свое мнение может каждый. Несмотря на то, что документ пытаются принять не первый год, спорных тем остается много. Чтобы разобраться в нюансах и тонкостях законопроекта, мы пригласили в редакцию члена Постоянной комиссии Палаты представителей по жилищной политике и строительству Юрия Дорогокупца, консультанта управления жилищного хозяйства Министерства жилищно-коммунального хозяйства Виолетту Андрианову, председателя общественного объединения защиты животных «Эгида» Веронику Ханцевич и ветеринарного врача Сергея Саса.

А нужен ли налог?

«ЗН»: Закон «Об обращении с животными» в нашей стране не могут принять более десяти лет. С чем это связано?

Сергей Сас: На мой взгляд, проект очень сырой. Нужно, чтобы отдельные статьи разрабатывали представители Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, сельского хозяйства, ветеринарные врачи. В данном законе есть много вопросов, решение которых возлагается на местные органы власти. При этом, если полностью следовать правилам, будут нарушаться санитарно-гигиенические нормы. Например, понятие «выгул животных». Что это такое? Какие санитарные нормы ограничивают нагрузку на площадки для выгула животных? Кто должен следить за тем, подвергаются ли эти места естественной дезинфекции – к примеру, солнца и т. д. В противном случае они могут стать рассадником природно-очаговых заболеваний вроде лептоспироза, который передается через мочу. Представьте, в день на участке 10х10 побегало 20 собак. За месяц – это асфальт. Не оговорено, кто эти участки будет убирать. Да и на каждой площадке должны быть специальные преграды – в жилых зонах мало мест, где с собаками можно побегать, а ведь нагрузки животным необходимы.

Виолетта Андрианова: Что вы предлагаете?

Сергей Сас: Вам нужно выйти на Совет Министров с просьбой расширить круг разработчиков. Если мы говорим о сельскохозяйственных животных, то в этом законе предусмотрены отдельные условия содержания животных-компаньонов, спортсменов, но нет ничего о сельскохозяйственных. Закон нужно либо сужать, либо привлекать к его разработке специалистов по другим направлениям.

Считаю, в формулировку «жестокое обращение» нужно вводить не только понятие «длительное голодание», но и «несбалансированный рацион». Часто хозяева кормят собак и кошек чем попало, что приводит к истощению и заболеваниям. А как же психологические травмы, которые усиливают агрессию животного?

Еще один момент. Согласен, что учет животных нужен, но полностью он будет выполняться только в случае отмены налогообложения на домашних питомцев. Иначе много четвероногих останется на улицах. Это мы уже проходили. Не так ли, Вероника?

Вероника Ханцевич: Несколько с вами не согласна. Собачники с радостью платили бы налог, зная, куда идут их деньги. Например, в Минске на эти средства построена гостиница для животных, которая года два стоит без дела и когда заработает, неизвестно. Если бы за налоги строились площадки для выгула, приюты, деньги шли на благотворительность… В Польше, к примеру, налогоплательщики имеют право выбирать, куда пойдут их средства, и при желании делают переводы на счета определенной организации. Я вас уверяю, в таком случае и у нас большинство людей заплатили бы. Естественно, малоимущим и пенсионерам нужно уменьшать размер взносов.

Сергей Сас: Вы хотите, чтобы в закон внесли пункт о целевом использовании денег и была отчетность перед населением? Тогда нужно создавать какую-то общественную группу. Но не забывайте, что это закон республиканский. Не каждый сельчанин сможет заплатить налог. Лучше внести понятие «добровольное пожертвование». А налог на содержание животных вводили еще при Хрущеве. Из-за этого свиней держали в погребах.

Два друга – и точка

«ЗН»: Данный законопроект пре­дусматривает ограничение количества животных, которые могут проживать дома?

Виолетта Андрианова: Да, в одной квартире можно содержать не более двух питомцев.

«ЗН»: А если у кого-то их больше?

Виолетта Андрианова: В законе сказано, что в таком случае хозяин может содержать своего питомца до его естественной гибели. Но у меня вопрос: почему владельцы кошек и собак, у которых сегодня живет более двух особей, нарушают установленные нормы?

Юрий Дорогокупец: Дело в том, что правила по содержанию домашних животных, в том числе и по ограничению их количества, были утверждены постановлением Совмина еще в 2001 году. Если бы все их выполняли, проблем бы не возникло. У нас хорошая законодательная база, разработаны ветеринарные, зоотехнические, санитарные нормы. Но, к сожалению, это не работает. Почему? Возможно, наши люди не готовы к принятию этого закона. Поэтому законопроект и поступает в Палату представителей третий раз.

Виолетта Андрианова: В прошлом году четыре с половиной тысячи владельцев собак были привлечены к административной ответственности за нарушение правил, в том числе организациями ЖКХ, составлено более тысячи протоколов. Почему сегодня некоторые делают то, что хотят? Раньше милиция чаще наказывала за выгул в парках, без поводков и намордников.

Сергей Сас: Вам не кажется, что закон написан лишь для того, чтобы защитить людей? О защите самих животных в нем говорится очень мало…

Виолетта Андрианова: Это и защиты животных касается. Сколько случаев, когда большая собака, гуляющая без намордника, набрасывается и загрызает маленькую. Мы должны прийти к консенсусу: защитить и людей, и животных.

Юрий Дорогокупец: За три месяца поступило более 340 обращений. И это только в наш адрес. Больше всего вопросов возникает по ограничению количества животных в квартире, чипированию. К примеру, почему чипироваться должны только собаки так называемых опасных пород?

Вероника Ханцевич: Эта процедура выполняется один раз и стоит около 300 тысяч. Она позволяет, если животное потеряется, быстрее найти его владельца.

Сергей Сас: И что это даст? Вы видите истощенное избитое животное. Чипированное. Находите меня, а я говорю: сбежала два часа назад. Как вы меня накажете?

Виолетта Андрианова: В законе прописано: если животное сбежало, вы обязаны заявить об этом. Если этого не сделали, ваши действия рассматриваются как избавление от животного. За это проектом закона предусматривается наказание вплоть до административного ареста.

Юрий Дорогокупец: Я бы поддержал зоозащитников по поводу чипирования. Готовы ли мы к этому? В сельской местности своих питомцев попросту выбросят на улицу. Да и в городах такое может быть.

Как из шпица сделать овчарку

«ЗН»: Зоозащитники просят использовать понятие «собаки, требующие особого обращения» вместо «собаки потенциально опасных пород», ведь считают, что опасным животное становится из-за неправильных содержания и воспитания. На ваш взгляд, есть ли необходимость заменять эти понятия?

Виолетта Андрианова: Когда мы работали над законом, учли предложения зоозащитных организаций. Но оказалось, что документ не согласуется с другими нормативными актами, в том числе с указом Президента и межгосударственными нормами. Есть модельный закон об обращении с животными, принятый парламентской ассамблеей СНГ, в котором используется понятие «потенциально опасные собаки». Мы вводим новое понятие. Но не внесем ли мы таким образом путаницу? ВОЗ приводит такие данные: ежедневно в мире десятки миллионов людей подвергаются укусам собак. Отмечают, что от крупных бывают травмы, несовместимые с жизнью. Разве можно питбуля назвать ласковой и игривой?

Сергей Сас: Замечательная порода, нежнейшие животные.

Виолетта Андрианова: Но они выводились для собачьих боев. В них генетически заложена агрессия. Тем более кто-то воспитывает свою собаку правильно, а кто-то нет. Поэтому мы ограничили в многоквартирных домах пребывание собак потенциально опасных пород.

«ЗН»: Значит, все зависит от воспитания?

Сергей Сас: В собаку, как и в ребенка, можно вложить хорошее, а можно плохое. Если захочу из шпица сделать овчарку – сделаю, как и из овчарки шпица.

«ЗН»: Первоначально в законопроекте был раздел «Отлов животных». Сейчас же в документе написано, что отлов «осуществляется в порядке, установленном Министерством жилищно-коммунального хозяйства». Что это за порядок?

Виолетта Андрианова: Он прописан в постановлении Министерства ЖКХ. В законопроекте был краткий раздел по отлову, но на стадии согласования с Минприроды принято решение не давать подробную инструкцию.

Вероника Ханцевич: Мы с этим не согласны. Ключевые моменты в законе должны присутствовать и быть понятными. Мне, например, не ясно следующее: содержание животного в пункте временного содержания – до 14 дней. Это может быть и 14 дней, и два часа?

Виолетта Андрианова: Максимально животное может содержаться 14 дней. Но если вы нашли его раньше, зачем ждать две недели

Вероника Ханцевич: Тогда нужно переделать формулировку, чтобы всем было понятно.

Тихо, я сказал!

«ЗН»: В законопроекте впервые обозначен статус волонтера, но при этом ограничиваются его возможности. В частности, волонтерам запрещается контролировать работу пунктов содержания животных, приютов и организаций по отлову. Зоозащитники нередко подвергали критике деятельность пунктов временного содержания и особенно действия ловцов бездомных животных. Снимет ли закон все вопросы?

Юрий Дорогокупец: А почему волонтеры должны вмешиваться в работу пунктов временного содержания?

Виолетта Андрианова: Ухаживать за животными им не запрещено. Но в бухгалтерию же, конечно, никто волонтеров не пустит.

Вероника Ханцевич: Финансовые вопросы нас волнуют меньше всего. Но поверьте, прийти на Гурского и помочь с лечением, кормами могут единицы. Волонтеров туда пускают неохотно.

Сергей Сас: Если вы приходите покормить животных, покормите и уйдите. Если занимаетесь общественной работой, занимайтесь. Но не надо в интернете всякую грязь выливать. После ваших обсуждений методов лечения врачи боятся скальпель в руки брать.

Вероника Ханцевич: Не согласна с вами. Государственные организации существуют на налоги граждан. Почему я не могу знать, как содержатся животные? По инструкции в приюте обязаны проводить лечение. Собака не должна, истекая кровью, ждать, когда приедет волонтер и свозит ее на такси в ветеринарную клинику

Сергей Сас: Прошу как налогоплательщик: пусть в законе все-таки доминирует защита животных. Их реально нужно защищать. Мне вчера принесли собаку: у нее онкология печени и простаты, зубы шатаются. А мне хозяйка говорит: что-то у нее шерсть выпадает.

Юрий Дорогокупец: Мы должны понимать, что в любом законе предусмотреть все жизненные ситуации невозможно. Но разработчики и зоозащитники обязательно должны прийти к консенсусу. Например, в Башкортостане закон о защите животных занимает всего семь листов. И он работает.

«ЗН»: В СМИ, соцсетях активно обсуждают статью, согласно которой собаке запрещено лаять с 23:00 до 07:00…

Виолетта Андрианова: Правила пользования жилыми помещениями прописаны давно. Все знают, что ночью нельзя кричать, слушать громкую музыку, хлопать дверьми. Лай собак – тоже шум. Мы можем убрать эту норму из закона, но это ничего не изменит – хозяин по действующим правилам должен принять меры, чтобы его собака вела себя спокойно. Если она один раз залаяла, адекватный человек милицию вызывать не будет. Речь идет о систематических случаях. Если собака лает или воет, возможно, ей плохо – она голодна или больна.

КСТАТИ

Текст проекта Закона размещен на портале pravo.by. Предложения можно направлять на адрес: portal@ncpi.gov.by  (тема сообщения – «Об обращении с животными»). Свои пожелания и замечания вы также можете оставлять в специальной теме раздела «Обсуждение проектов НПА» на Правовом форуме Беларуси.

Наталья УРЯДОВА, Николай МАЧЕКИН, Знамя Юности от 13 апреля 2016 г.