/ / Общественно-политические и в области права
21.04.2016

О жестоком обращении с животными со стороны детей. Дело не только в наказании

В городском поселке Коханово Толочинского района трое школьников убили бездомного котенка. История эта буквально взбудоражила населенный пункт. Одни уверены, что такие вещи нельзя оставлять без внимания. Другие, в том числе очевидцы, не горят желанием обсуждать подробности. Опасаются, как бы бессердечные недоросли, выколовшие бедному животному глаза и подвесившие его за задние лапы, в отместку не наделали гадостей. Неужели несколько 5–6-классников способны держать в страхе целый горпоселок?

Примечательно, что около года назад мы писали о ЧП в Коханово, которое также было связано с жестоким обращением с животными. Тогда работники коммунальной службы средь бела дня во дворе жилой пятиэтажки застрелили бродячую собаку («Люди и звери», «СБ» за 8 июля 2015 года). Казалось бы, снаряд в одну воронку дважды не попадает. Однако... Директор кохановской средней школы Михаил Татаранович, педагог более чем с 40–летним стажем, признается, что шокирован проделкой подопечных. Ему стыдно за детей, за школу, которая находится на хорошем счету. Учебное заведение, естественно, не осталось в стороне. Уже через 2 дня после происшествия мальчишки стояли в кабинете директора. С ними провели беседу. В школе прошло общее собрание учеников и педагогов, которые надеются, что провинившиеся осознали жуткую суть своего поступка и не совершат в будущем ничего подобного. Но откуда в них столько жестокости? Как их наказывать?

После того как история с котенком начала гулять по интернету, эти вопросы, пожалуй, самые обсуждаемые. Педагоги обязали ребят извиниться перед пожилой жительницей горпоселка, присматривавшей за погибшим питомцем. Их извинения сначала она вроде бы приняла, однако после все же написала заявление в Толочинский РОВД. А минский ветеран Вооруженных Сил прислал в кохановскую школу электронное письмо и потребовал, чтобы юных разбойников «удалили из детского коллектива». К слову, в школе мальчишек уже поставили на индивидуальный профилактический учет. Одноклассники им даже бойкот объявили. Еще всей троице грозит постановка на учет в районной инспекции по делам несовершеннолетних. Что же касается более серьезных мер, то из Толочинского РОВД уже ответили, что расследование по этому вопросу прекращено по одной простой причине — фигуранты не достигли возраста, с которого могут нести административную ответственность. Штраф за сыновей, которые воспитываются в неполных семьях, судя по всему, придется платить их мамам. Они сейчас задают соседям–сельчанам резонный вопрос: «Если видели, что дети затеяли что–то нехорошее, почему не остановили?» Побоялись? Неужели они действительно такие уж монстры? Вряд ли... Говорят, один из ребят участвовал в конкурсе поделок «Спасатели глазами детей» и его работа прошла на областной этап.

Но вернемся к наказанию. На Витебщине за последние 4 года известен, пожалуй, один случай, когда виновный в жестоком обращении с животными заплатил солидный административный штраф — это мучитель лукомльских бакланов. Была такая шумная история... С начала 2015–го аналогичная статья появилась в Уголовном кодексе. Правда, в управлении Следственного комитета по Витебской области таких дел еще не заводили. Не было поводов? Зоозащитники утверждают, что похожие случаи — не единичны. Только вот ситуации, когда в правоохранительных органах жестокое обращение с животными считают потенциальным «висяком», когда свидетели не проявляют должной принципиальности, стали, как представляется, нормой. Кохановские коммунальщики, убившие собаку на глазах у малышей, считали, что полезное дело делают — избавляют горпоселок от безнадзорного зверья. Дети видят все это и — повторяют. И не боятся наказания. Или вовсе не задумываются, что совершают нечто предосудительное. Я это не к тому говорю, чтобы школьников наказали. Убитого котенка они теперь на всю жизнь запомнят. Просто понять хочется, какие аспекты помогут обществу стать гуманнее? Моральные, правовые? Думаю, люди небезразличные поддержат эту дискуссию.

Сергей ГОЛЕСНИК, Советская Белоруссия № 74 (24956) от 21 апреля 2016 г.