/ / Общественно-политические и в области права
23.09.2015

Уголовное право: мы помогаем, нам помогают

Процессы глобализации расширяют и сферу деятельности преступных сообществ, что все чаще затрагивает интересы не одного, а нескольких государств. Возникает необходимость объединять их усилия — для скорейшего раскрытия и расследования преступлений, осуждения виновных, исполнения назначенных им наказаний. Этой цели служит институт международной правовой помощи по уголовным делам. Верховный Суд изучил практику применения судами законодательства, регулирующего эту специфическую сферу, а на предстоящем пленуме даст судам соответствующие разъяснения. На вопросы корреспондента «СБ», которые могут заинтересовать и читателя, отвечает заместитель Председателя, председатель судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Руслан АНИСКЕВИЧ.

— Руслан Геннадьевич, уточните, пожалуйста, предмет разговора. Нередко приходится слышать сообщения о задержании гражданина какого–то государства в третьей стране, о подключении к делу консульства, об адвокатской помощи... Применительно к уголовному преступнику понятие международной правовой помощи звучит как–то двусмысленно. Кто и кому помогает?

— На вопрос исчерпывающе отвечает первая статья Закона «О международной правовой помощи по уголовным делам» от 18 мая 2004 года. Международная правовая помощь по уголовным делам — это выполнение органами Республики Беларусь, ведущими уголовный процесс, процессуальных и иных действий по просьбе органов иностранных государств, а также выполнение аналогичных действий органами иностранных государств по просьбе органов Республики Беларусь... Иначе говоря, помощь оказывается не преступникам или их представителям. Это отношения между государствами, их органами и должностными лицами этих органов.

— Насколько широка практика использования института международной правовой помощи по уголовным делам?

— К примеру, с 2010 по 2014 год Генеральной прокуратурой были рассмотрены 334 просьбы компетентных органов иностранных государств о выдаче лиц для осуществления уголовного преследования либо отбывания наказания, из которых было удовлетворено 266; 189 просьб иностранных государств о передаче лиц, осужденных в Республике Беларусь, для отбывания наказания в стране их гражданства. В Верховный Суд в 2014 году из иностранных государств поступило 47 поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам, из них 46 — на основании принципа взаимности. Цифры, возможно, своей величиной не поражают, и это, наверное, хорошо. Это значит, что лицам, которые заслуживают привлечения к уголовной ответственности, не так часто удается покинуть пределы страны и вынудить государство заниматься их розыском. Вместе с тем это и свидетельство того, что Беларусь выполняет все свои обязательства. Институт активно работает. Замечу, что международная правовая помощь по уголовным делам оказывается на основании двусторонних международных договоров, в том числе тех, которые были заключены еще во времена СССР и в отношении которых Беларусь объявила правопреемство; многосторонних договоров (конвенций) и на основании принципа взаимности.

— Чаще к нам обращаются за помощью или, наоборот, мы в ней нуждаемся больше?

— Думаю, существует определенный паритет. Помощь оказывается 37 государствам. Это страны региона СНГ, Ближнего и Дальнего Востока, Азии, Латинской Америки, страны — члены Совета Европы. 12 раз просьбы поступали из Германии, 11 — из Болгарии, 4 — из Турции, по 3 раза — из Австрии и Франции, по одному — из Латвии, Румынии, Финляндии... Наиболее активное взаимодействие с Россией.

— О чем же просят или просим?

— Часто речь идет о вручении процессуальных и иных документов по уголовным делам. Реже поступают протоколы о совершении процессуальных действий, в частности, о допросе гражданина. К нам поступает просьба, оформленная в соответствии с требованиями международного договора. Суд вызывает гражданина для получения этого уведомления. О вручении составляется протокол. Аналогичные просьбы в случае необходимости направляет и Беларусь.

— Но договор действует между государствами, а в какой мере гражданин обязан его исполнять? Поездка — это расходы, время... А если он не желает ехать?

— Наша задача — пригласить, вручить документ. Человек может отказаться или не явиться за получением уведомления, в том числе в суд — это его право. Вопрос в известной мере добровольности. Здесь не действуют меры принуждения, которые можно применить, скажем, к гражданину, если он не является на заседания нашего суда. Если гражданин не явился, документы возвращаются.

— Допустим, что гражданин Беларуси совершил преступление в Германии, угнал машину. Возбуждено дело, в Германии хотят гражданина заполучить. Мы можем его задержать и выдать?

— Предположим, что гражданин Германии совершил преступление, потом уехал в Беларусь. Они могут нас просить о выдаче подозреваемого для уголовного преследования. Процедура будет осуществлена при отсутствии ограничений, которые прописаны в международных договорах. Страна может отказать в выдаче при наличии оснований считать, что уголовное преследование осуществляется, например, за политические убеждения. Что касается граждан Беларуси, то они, по общим правилам, другим государствам для уголовного преследования не выдаются — если иное прямо не прописано в международном договоре.

Кроме того, получив отказ о выдаче, иностранное государство может нам направить документы, чтобы мы на территории нашего государства осуществили уголовное преследование лица и привлекли его к ответственности.

— Какие вообще государственные органы нашей страны вовлечены в сферу международной правовой помощи?

— Главные субъекты — Генеральная прокуратура и Верховный Суд. Для примера возьмем договор с Республикой Сербия, подписанный в Минске в марте 2013 года. В отношении уголовных дел белорусская сторона действует через Генпрокуратуру, Следственный комитет, КГБ, в отношении гражданских — через Минюст и Верховный Суд... Другую сторону представляют министерство юстиции и государственное управление Республики Сербия. Уполномоченные для таких отношений органы прописаны в каждом конкретном договоре.

— Суды какого уровня сталкиваются с подобными процедурами? — Суды всех уровней — в зависимости от содержания просьбы. Если вопрос касается вручения документов, это могут делать и районные суды. Некоторая категория отнесена к компетенции областных. Те, что касаются адаптации приговоров, рассматривает Верховный Суд.

— Поясните, пожалуйста...

— Допустим, в России осужден к лишению свободы гражданин Беларуси. Он может попросить об отбывании наказания на родине. Если его просьба будет удовлетворена российской стороной, приговор пройдет у нас так называемую адаптацию: нормы российского Уголовного кодекса будут приведены к нормам белорусского. И соответственно будет назначено наказание.

— Возможно ли меньшее? Или большее?

— При адаптации не идет речь о смягчении или ужесточении. Под адаптацией в данном случае мы понимаем приведение норм уголовного закона страны, в которой человек осужден, к нормам нашего уголовного закона. Приведу пример. Приговором городского суда в России гражданин осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, на 7 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. После рассмотрения материалов об исполнении приговора на территории Беларуси ему было определено наказание в виде лишения свободы сроком на те же 7 лет 9 месяцев, но в колонии усиленного режима.

— Почему вообще возникла необходимость рассмотреть эту тему на пленуме?

— Именно в постановлениях пленума — на основе изучения и обобщения судебной практики — даются соответствующие разъяснения судам по правильному и единообразному применению закона. Это является гарантией защиты прав и свобод личности, обеспечивает неотвратимость уголовного преследования и уголовной ответственности, способствует повышению престижа и авторитета государства, укреплению и развитию международного сотрудничества.

Виктор Пономарев, «Советская Белоруссия», № 182 (24812) от  23 сентября 2015 г.