/ / Общественно-политические и в области права
13.10.2015

Как ваше слово отзовется

Этому письму в редакцию я не сразу поверил. Точнее, не поверил читательской приписке к тексту, будто бы учителя попросили родителей школьников распространить эту информацию как можно шире. Потому что сама информация содержала качественный, первостатейный, эталонный бред. Мол, вокруг минских школ разъезжает целая банда педофилов, которая приманивает сердобольных детишек, выбрасывая из окна машины щенка или котенка. Потом зловещие извращенцы просят детей подать случайно вывалившееся животное и... Дальше дело фантазии, подогретой страшилками из желтой прессы.

Способ распространения этой басни, разоблаченной еще в сентябре, мне был известен: обитатели социальных сетей, явно скучая, накручивали друг другу нервы пугающей историей. Но чтобы ее тиражировали сами учителя, люди грамотные и рассудительные?... Не верю!

Однако вот сижу на родительском собрании в одной из минских школ. Классный руководитель начинает встречу взволнованно: «Уважаемые родители! Вам всем уже наверняка известно, что в Минске появилась банда извращенцев...» И далее по тексту, давно гуляющему по всему русскоязычному интернету. Про щеночков и неуловимость автомобильных педофилов. Мои сомнения в достоверности этой информации педагог решительно пресекает спичем о том, что «лучше перебдеть, чем недобдеть» и нет ничего страшного, если родители лишний раз задумаются о безопасности своих чад.

На самом деле страшного хватает.

Во–первых, у 10–летней дочери наших соседей, посещающей ту же школу, случился натуральный нервный срыв. Спокойная девочка, без проблем вышагивающая после уроков 300 метров от школы до дома, позвонила отцу в рыданиях — мол, ни за какие коврижки из класса не выйду. «Учительница сказала, что бандиты на дорогих машинах крадут детей!» Пришлось ему откладывать все дела, отпрашиваться с работы и лететь провожать ребенка эти несчастные сотни метров. «Я не знаю, — говорит он. — Может быть, существуют специальные толстокожие дети, которые хладнокровно воспринимают такие россказни. Но у меня впечатлительный ребенок, и нам с матерью стоило больших трудов убедить ее в том, что учительница несколько преувеличила...»

Во–вторых, как видим, поневоле страдает авторитет учителя, который вообще–то должен быть для школьника непререкаем. А тут родители, люди для него не менее авторитетные, вынуждены убеждать, что учитель, оказывается, не всегда прав.

В–третьих, в сознании ребенка одним махом дезавуируются все рассказы взрослых о том, что мы живем в спокойной и безопасной стране, порядок в которой надежно обеспечен правоохранительными органами. Школьникам, а позже и их родителям открытым текстом, по сути, говорится следующее: банды вольготно разъезжают вокруг школ, милиция спит в шапку, поэтому гарантировать безопасность детей может только бдительность родителей. Которым впору бросать работу и с дрекольем патрулировать окрестности школьных дворов.

В–четвертых, прямиком с родительского собрания взрослые люди, с детства привыкшие доверять учителям, понесут новость о педофилах в свои рабочие коллективы, расскажут о ней родственникам, друзьям и соседям. Чем это аукнется? Не исключаю, что завтра разобьют машину и лицо несчастному собаководу, который случайно окажется где–нибудь у школы. Со щеночком в салоне...

Я не поленился обзвонить минские районные управления милиции с просьбой прокомментировать ужасные слухи. Их мнения были одинаковы: горячечный бред, если не провокация. Один из офицеров резонно напомнил мне случай с гибелью ребенка у школы на улице Панченко: «Вы помните, что тогда началось? Сотрудники ГАИ дежурили у каждой школы, все учреждения образования оградили заборами... Теперь представьте реакцию милиции, если бы в слухе о бандах извращенцев была бы хоть доля правды...» Черту подвел руководитель пресс–службы ГУВД Александр Ластовский: «Слухи о некоей банде педофилов, орудующих в окрестностях минских школ, злая выдумка. Основой послужила публикация в российской прессе о том, будто бы подобное происходило в Екатеринбурге. В ситуации разобрались, поэтому могу ответственно заявить: никаких банд в Минске нет и не было. В Екатеринбурге, кстати, тоже».

Российской полиции пришлось выступить даже с официальным заявлением по этому поводу. Как оказалось, мать одного из учеников екатеринбургского лицея получила СМС от случайного кавалера, который посчитал себя брошенным и пообещал женщине найти ее, поскольку знает, где учится ее ребенок. Тогда она выдумала и стала распространять историю про банду педофилов, чтобы, по ее словам, «подстегнуть активность полиции в районе школ». Дальше пошло–поехало...

Добавлю одно. Втолковать ребенку, что с незнакомцами лучше не разговаривать, в чужие машины не садиться, дверей никому не открывать, — это родительская аксиома. Она не требует никакого дополнительного стимулирования. Тем более ценой запугивания наших детей.

Роман Рудь, «Советская Белоруссия», № 197 (24827) от 13 октября 2015 г.