/ / Общественно-политические и в области права
21.10.2015

Посудите сами

Вершить правосудие непросто, даже если занимаешься этим всю жизнь. Еще сложнее, если ты далек от юриспруденции и ни разу в жизни не был в зале судебных заседаний. Тем не менее в нашей стране право судить предоставлено не только профессиональным служителям Фемиды, но и народным заседателям. На одного судью приходится 35 народных представителей. Цифра немаленькая. В советские времена их называли обидным словом «кивалы», аргументируя тем, что народные заседатели не могут повлиять на исход дела, а лишь соглашаются с мнением профессионального судьи. Изменилось ли что-либо с тех пор? Или же эта должность по-прежнему носит исключительно номинативный характер?

Как это работает сейчас

Суд и адвокаты выступают за сохранение института народных заседателей. Почему? По мнению заместителя Председателя Верховного Суда Руслана Анискевича, это исторически сложившаяся форма народного участия в правосудии. На протяжении ряда лет она доказала свою эффективность в обеспечении защиты прав и интересов как обвиняемых, так и потерпевших. Народные заседатели уравновешивают сугубо правовой подход председательствующего по делу взглядом на ситуацию людей, не являющихся профессионалами. «Они оценивают каждый шаг, каждое сказанное слово, каждый документ, который фигурирует в деле. Однако они не профессиональные юристы и имеют возможность взглянуть на эту проблему по-житейски, позволить себе проявить те эмоции, которые судья обычно не проявляет», - говорит Анискевич.

Марии Ивановне Горейко - 67 лет. Она работает народным заседателем в Минском областном суде, по образованию экономист. «У меня всегда был интерес к юридической тематике. Я читала детективы, выписывала журнал «Человек и закон». Стопка старых журналов сохранилась до сих пор, - улыбается Горейко. - Поэтому когда коллектив предложил мне эту должность, будучи на пенсии, я не раздумывала. Мне нравится этим заниматься. После каждого приговора частица дела остается и в памяти, и в душе».

Руслан Анискевич. Фото Виталия Пивоварчика

Руслан Анискевич. Фото Виталия Пивоварчика

Мария Ивановна по правую руку от судьи уже 10 лет. По ее мнению, эта работа крайне ответственна, поскольку определяет судьбу человека: «Мы вникаем в тему до мелочей, изучаем биографию обвиняемого вплоть до самого рождения и все пропускаем через сердце». Заседатель уверена, что судья всегда считается с ее мнением: «Конечно, ему лучше знать, какую статью УК применить. Но при назначении наказания у нас бывают и разногласия. Иногда удается убедить председательствующего назначить вместо максимального наказания более мягкое». В пример Мария Ивановна приводит одно из первых судебных заседаний в своей жизни. Оно же было и одним из самых сложных, потому оставило след в душе. Десять лет назад в Минском областном суде рассматривали дело о попытке заказного убийства. Тогда народные заседатели настояли на том, чтобы не наказывать обвиняемого так строго, как требовал прокурор. Почему? У двух предпринимателей, которые вместе вели бизнес, не заладились отношения. Сначала один предал в финансовых вопросах своего напарника. В ответ второй решил его немного припугнуть и сжечь машину. Для этого нанял «специалиста». Однако потенциальный исполнитель уговорил заказчика и вовсе убрать нечестного друга. Но замысел не был претворен в жизнь - «киллер» вдруг сам пошел в милицию и рассказал о намерениях бизнесмена. «В то время у заказчика была жена в роддоме. И в суде было понятно, что он жил отнюдь не жаждой мести и не собирался убивать партнера», - объясняет Горейко. В результате обвиняемый получил на два года меньше - благодаря позиции народных заседателей.

Мария Горейко. Фото Артура Прупаса, «СБ»

Мария Горейко. Фото Артура Прупаса, «СБ»

За время работы Мария Ивановна выработала для себя некоторые правила. Например, если на скамье подсудимых - рецидивисты, то, как правило, на их лицах сложно читать эмоции. В таком случае больше внимания уделяют свидетелям. Если есть сомнения в виновности обвиняемого, то материалы дела изучают особенно тщательно. Еще перед началом процесса судья знакомит заседателей с делом. И постоянно обращает их внимание на факты, пытаясь вырвать из переживаний. Затем народные избранники высказывают свое мнение. Мария Ивановна признается, что, как правило, чаще хочется защитить и все же снизить наказание.

Что будет дальше

Сейчас Парламент рассматривает законопроект о судоустройстве и статусе судей. Новеллы, которые содержатся в документе, поменяют некоторые аспекты формирования корпуса народных заседателей. Изменится порядок их отбора, избрания, приведения к присяге. Активно обсуждается момент формирования и утверждения списков народных заседателей - в них не должны попасть случайные или скомпрометировавшие себя люди. Поднимаются вопросы о том, кто будет утверждать списки, кто выбирать, кто вправе высказывать свое мнение по поводу тех или иных кандидатур. Планируется ввести процедуру предварительного согласования кандидатов в заседатели с прокуратурами и коллегиями адвокатов. У этого предложения есть и свои критики: некоторые полагают, что адвокаты, получив право высказывать свое мнение по поводу народных заседателей, смогут таким образом влиять на исход дела. Однако председатель Республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц, наоборот, видит в этом повышение качества отправления правосудия: «Если мы будем видеть, что предложенный народный заседатель - пустое место, то на следующий срок мы его не порекомендуем. Точно так же, если мы будем видеть, что, если тот, кого рекомендуют в качестве народного заседателя, имеет активную жизненную позицию, мы поддержим его кандидатуру».

Верховный Суд считает, что реально расширить участие народа в правосудии следует с помощью трудовых коллективов и общественных объединений. Их представители должны составлять не менее 35% заседателей, включенных в списки, - такой порог предлагается установить на законодательном уровне.

Однако скептики сомневаются, что человек без высшего юридического образования - слесарь или сельская учительница - может быть полноправным судьей в процессе, правильно понимать все нюансы дела и отстаивать свою точку зрения в совещательной комнате. В противном случае он превращается в того же «кивалу», не играющего в суде никакой существенной роли.

Виктор Чайчиц считает, что народные заседатели могут сменить негативное амплуа в глазах общественности, если им в этом помогут судьи: «Очень важно, чтобы народные заседатели работали наравне. Если судья позволяет им задавать вопросы, участвовать в исследовании доказательств и одновременно объясняет то, чего народные заседатели не понимают, их работа очень активна». Чайчиц рассказывает, что в свое время, работая судьей, старался именно так взаимодействовать с представителями народа: «Не зря говорят, что одна голова хорошо, а две лучше. Взгляд со стороны очень важен, даже если мнение высказано непрофессионалом, оно все равно даст возможность судье лишний раз задуматься. Все это будет способствовать установлению истины по делу».

Виктор Чайчиц. Фото Виталия Гиля, «СБ»

Виктор Чайчиц. Фото Виталия Гиля, «СБ»

Неожиданный аспект

Еще один интересный момент. Неюридическое образование, по мнению адвокатуры, может сыграть на пользу правосудию. Вот пример. В одном из судов Минска рассматривалось дело об уклонении от уплаты налогов. На скамье подсудимых оказался предприниматель. Финансовые схемы, которые он использовал в своей деятельности, по мнению стороны обвинения, нарушали закон. Адвокат долго и упорно, используя экономические термины, доказывал невиновность своего клиента. Однако именно участие народного заседателя - экономиста по образованию способствовало тому, что в итоге был постановлен оправдательный приговор. Суд пришел к убеждению, что финансовые схемы были легальными. Профессиональные знания заседателя пришлись как нельзя кстати.

И такие примеры можно приводить бесконечно. По мнению Чайчица, большое благо для судьи, когда рядом при слушании дел о преступлениях против личности в качестве народного заседателя оказывается врач или специалист с техническим образованием - в делах о ДТП: «Я уверен, что каждый судья может сказать, что реальная помощь по отдельным делам от народных заседателей была».

Так все же институт народных заседателей - армия статистов или действенный инструмент? В Верховном Суде убеждены, что это система, которая адекватно работает и должна развиваться дальше. «Народные заседатели - это два голоса, которые могут помочь в принятии правильного решения. Необходимо, чтобы в их ряды попадали действительно достойные люди разных возрастов и профессий, - рассуждает зампред Верховного Суда. - Они видят, как идет процесс по делу, как выносится решение. Своим участием они создают дополнительные гарантии защиты лица, привлекаемого к ответственности за совершенное преступление». По мнению Руслана Анискевича, присутствие народных заседателей помогает повысить доверие граждан к судам, обеспечить открытость правосудия, сохранить необходимую связь суда и общества.

Светлана Исаенок, «Советская Белоруссия» № 203 (24833). Среда, 21 октября 2015