/ / Общественно-политические и в области права
26.10.2015

Обзор новелл уголовного законодательства в Республике Казахстан. Аналитика

Преобразование первоначальной стадии уголовного процесса в Республике Казахстан: анализ новелл законодательства.

С 1 января 2015 года вступил в законную силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Каковы же причины такого кардинального обновления уголовно-процессуального законодательства, потребовавшего замены действовавшего с января 1998 года УПК РК?

Полагаем, что это связано, в первую очередь, с происшедшими изменениями уголовно-правой политики государства, пошедшей по пути двухвекторного отношения. Она касается не только самого понятия «преступление», которое ныне рассматривается как уголовное правонарушение, подразделяющееся, в зависимости от степени общественной опасности, на преступление и уголовный проступок. Дифференциация относится и к системе уголовных наказаний: гуманизации и декриминализации преступлений небольшой общественной опасности (в том числе и в сфере экономической) и ужесточением уголовной репрессии по тяжким и особо тяжким преступлениям (ст.10 УК РК 2014 года). Подобное положение, естественно, повлекло необходимость введения новых, ранее не известных процедур, связанных как с формами расследования, так и с новыми видами освобождения от уголовной ответственности, поскольку уголовный процесс – это лишь форма реализации уголовно-правовых запретов и предписаний.

Вторая причина, в большей степени, носит концептуальный характер.

Во-первых, громоздкость и затратность судопроизводства и, как следствие, неспособность с должной эффективностью противостоять организованным формам преступности, послужило основанием поиска новых форм доказывания, в том числе и оперативными средствами и методами.

Во-вторых, поскольку государство провозгласило высшей ценностью человека, его права и свободы (ст.1 Конституции РК), возникла необходимость поиска разумного баланса между частным и публичным (общественным) началами уголовного процесса. Поэтому новый УПК РК, в отличие от ранее действовавшего, не только унифицирует некоторые процессуальные институты (например, включение главы о негласных следственных действиях), но и дифференцирует производства с учетом не только публичного интереса государства, но и частного интереса других активных участников процесса: свидетеля, имеющего право на защиту, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого (например, ускоренное досудебное производство, протокольная форма, согласительное производство в суде). В соответствии с этим появились и новые средства и способы доказывания: негласные следственные действия, депонирование показаний, дистанционный допрос, предоставление предметов и документов, распространение принципа презумпции невиновности на свидетеля, имеющего право на защиту, содействие следственного судьи стороне защиты в собирании доказательств.

В результате новый УПК РК приобрел черты не только репрессивного и охранительного типа, но и, в какой-то мере, искового. Об этом свидетельствует то, что в уголовном процессе принцип публичности стал уступать некоторое место принципу диспозитивности, а в уголовном праве с принципом неотвратимости наказания стал конкурировать принцип целесообразности. Тем самым концептуально изменилось отношение к понятию «человек» как к общественной единице и как к индивиду. Если ранее человек рассматривался только как часть государства, которое взяло на себя ответственность за ограждение его от преступных посягательств, наделяя его лишь частичным правом удовлетворения своих личных интересов (например, отказ от гражданского иска, примирение), то ныне он должен рассматривается как индивид, способный самостоятельно реализовать свои естественные права, по своему усмотрению распоряжаясь собой и своей собственностью.

Именно этим и объясняется, на наш взгляд, то, что новый УПК РК отказался от стадии возбуждения уголовного дела, связав начало досудебного расследования не с письменным актом органа государства (постановление о возбуждении уголовного дела), а с волеизъявлением (инициативой) пострадавшего от преступления, как это и предусмотрено в исковом производстве. В качестве гарантий соблюдения прав личности в уголовном процессе на момент начала досудебного расследования выступают следующие положения:

- обязательность принятия заявлений и сообщений об уголовном правонарушении (ч.1 ст.185 УПК РК);

- начало процессуальной деятельности и исчисление срока досудебного расследования с момента регистрации заявления и сообщения в Едином реестре досудебных расследований (ч.1 ст.179 УПК РК);

- наличие ответственности за отказ в приеме и регистрации заявления об уголовном правонарушении и других поводов к началу досудебного расследования и право на обжалования такого отказа прокурору либо в суд (ч.2 ст.185 УПК РК);

- обязательность досудебного расследования по всем заявлениям, сообщениям об уголовных правонарушениях, за исключением дел частного обвинения (ч.3 ст.179 УПК РК).

При этом не требуется проведения «доследственной проверки», ранее являющейся обязательным условием установления оснований для возбуждения уголовного дела. Достаточно вынесения постановления о приятии дознавателем, органом дознания, начальником следственного отдела, следователем или прокурором (в пределах своей компетенции) уголовного дела к производству (ч.1 ст.180 УПК РК).

Следует признать, что вопрос о необходимости либо исключении стадии возбуждения уголовного дела всегда был дискуссионен в науке уголовного процесса, имея как своих сторонников, так и оппонентов. Однако происшедшие перемены в социально-политической и экономической жизни общества, а так же глобализация мирового пространства, привели к тому, что большинство государств на бывшем постсоветском пространстве (например, Грузия, Украина, Эстония) стали постепенно отказываться от стадии возбуждения уголовного дела, как от изжившего себя реликта «социалистической законности».

С 1 января 2015 года Казахстан так же исключил указанную стадию уголовного процесса, что, наряду с введением института негласных следственных действий и процедур процессуальных сделок с правосудием стало одним из наиболее значимых новшеств УПК РК 2014 года.

Какие же преимущества, по сравнению с ранее действовавшим законом, повлек подобный подход к началу уголовного преследования и как это отразится на всей системе уголовного судопроизводства?

В соответствии с положениями ч.1 ст.180 УПК РК поводами к началу досудебного расследования служат достаточные данные, указывающие на признаки уголовного правонарушения, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу.

К таковым относятся:

1) заявление физического лица либо сообщение должностного лица государственного органа или лица, выполняющего управленческие функции в организации, об уголовном правонарушении либо безвестном исчезновении лица;

2) явка с повинной;

3) сообщения в средствах массовой информации;

4) рапорт должностного лица органа уголовного преследования о подготавливаемом, совершаемом или совершенном уголовном правонарушении.

Тем самым, законодатель, как нами уже указывалось ранее, связывает начало уголовного процесса либо с инициативой гражданских лиц либо с непосредственным усмотрением органов, участвующих в уголовном процессе, отказавшись от официального акта, дающего начало расследованию. Вместо этого выносится постановление о принятии дела к производству. В этой связи возникает вопрос, что служит основанием для регистрации указанных поводов в соответствующих статистических учетах и кто определяет квалификацию деяния, без которой (за исключением заявления (сообщения) о безвестном исчезновении лица) практически невозможно определение его подследственности и выбор нужной формы досудебного расследования. Полагаем, что квалификация деяния должна указываться либо путем наложения резолюции начальником органа дознания или следственного отдела на поступившем заявлении (сообщении) при назначении ускоренного досудебного расследования или расследования в протокольной форме, либо в постановлении о принятии дела к производству при проведении дознания или предварительного следствия. Тем самым решение о юридической оценке правонарушения возлагается либо на орган дознания, либо на органы предварительного следствия. Согласие прокурора, так же как и ранее, скорее всего, будет отображаться в результате подписания им соответствующей статистической карточки (п.3 ч.1 ст.193 УПК РК). Если же правонарушение выявляется прокурором при осуществлении надзора за законностью досудебного расследования или при осуществлении им уголовного преследования, то он самостоятельно квалифицирует деяние, регистрирует заявление об уголовном правонарушении и передает его в орган уголовного преследования, либо принимает в свое производство (п.1 ч.1 ст.193 УПК РК). Суд, обнаружив признаки уголовного правонарушения при разбирательстве уголовного дела, обязан частным постановлением довести это до сведения прокурора (ч.3 ст. 185 УПК РК), который направляет полученный материал по подследственности, о чем составляется рапорт органом досудебного расследования, подлежащий последующей регистрации (ч.3 ст. 184 УПК РК).

При отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки уголовного правонарушения в поступившем заявлении или сообщении, закон предусматривает определенный временной промежуток для проверки их уголовно-правовой природы без регистрации в Едином реестре досудебных расследований (проведения ревизий и проверок уполномоченными органами, производство неотложных следственных действий), в течение которого (до трех суток) правонарушение либо подлежит регистрации, либо, в случае неподтверждения – направлению для рассмотрения соответствующим уполномоченным государственным органам (ч.6 ст.179, ч.5 ст.181 УПК РК).

Указанная проверочная деятельность, на наш взгляд, должна производиться органом дознания, который после проведения неотложных следственных действий, в течение пяти суток с момента регистрации заявления, сообщения, обязан передать все собранные материалы прокурору для передачи по подследственности в орган предварительного следствия (ч.3 ст. 186 УПК РК).

Анализ указанных положений закона позволяет нам прийти к следующим выводам.

Законодатель отказался от вынесения официальных актов, знаменующих начало или отказ процессуальной деятельности, каковыми являлись, соответственно, постановление о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Вместо этого начало досудебной деятельности связывается с моментом регистрации соответствующего повода в Едином реестре досудебных расследований. При этом квалификация деяния определяется непосредственно органом досудебного расследования либо при назначении ускоренного досудебного расследования или при назначении протокольной формы, либо при принятии дела к производству. При отсутствии признаков уголовного правонарушения, собранный материал без регистрации в Едином реестре сопроводительным письмом направляется для разрешения в соответствующий административный или уполномоченный государственный орган. Если же поступившее заявление, сообщение требует для установления признаков уголовного правонарушения производство неотложных следственных действий, то расследование поручается органу дознания, который либо принимает дело к своему производству, либо, в случае подтверждения квалификации, подследственной органу предварительного следствия, передает собранный материал прокурору, принимающего решение об органе, его производящем.

Налицо упрощение начальных процедур расследования, поскольку подобный механизм исключает обязательность «доследственной» проверки, за исключением случаев, реально требующих проверочных (в том числе и следственных) действий. Тем самым следователь (дознаватель) освобождается от формальных моментов установления достаточности оснований для принятия решения на первоначальном этапе расследования, сразу же принимая дело к своему производству без каких либо ограничений в выборе средств доказывания (производства следственных действий). Гарантией соблюдения прав личности на этом этапе является императив законодателя в обязательности регистрации только уголовных правонарушений. Все остальные правонарушения должны рассматриваться вне рамок уголовного процесса административными либо оперативно-розыскными методами.

Подобный механизм позволил разработчикам нового УПК РК унифицировать формы досудебного расследования, объединив их в единой главе 24 «Общие условия производства досудебного расследования». Соответственно отпала необходимость в самостоятельной правовой регламентации предварительного следствия, дознания и их видов (по УПК РК 1997 года это гл. 24 «Общие условия производства предварительного следствия», ст. 200 «Деятельность органа дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно», гл.37 «Дознание по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно», ст.208 «Производство предварительного следствия органом дознания»).

Тем самым, отказавшись от стадии возбуждения уголовного дела, новый закон в части регламентации досудебного расследования стал компактнее и более удобным для использования правоприменителем, а так же приобрел черты единой (унитарной) фазы уголовного процесса, предшествующей судебному разрешению уголовного дела.

Ахпанов А.Н., доктор юридических наук, профессор
Хан А.Л., кандидат юридических наук, доцент

Источник: Сборник Материалов международного круглого стола «Современные проблемы криминалистики», посвященного 60-летию профессора кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики Казахского Гуманитарно-Юридического Университета Ким К.В. Астана: ТОО «КазГЮУ Консалтинг», 2015. - 266 с. С.11-16

По сообщению Zakon.kz

Эффективность применения новелл уголовного судопроизводства, проблемные вопросы и перспективы их совершенствования на практике.

Национальное судопроизводство с принятием новых Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов (далее – УК, УПК и УИК) претерпело значительные изменения в сторону упрощения и ускорения судебных процедур, снижена репрессивность уголовного процесса с учетом международного опыта. Усилены и модернизированы механизмы уголовно - правовой защиты личности, общества и государства.

Заработали ранее неприсущие отечественному праву институты, появились новые субъекты и понятия (процессуальное соглашение, следственный судья, процессуальный прокурор, ускоренное досудебное расследование, депонирование показаний, дистанционный допрос путем видеосвязи, негласные следственные действия, запрет на приближение, свидетель, имеющий право на защиту и т.д.).

В зависимости от степени общественной опасности и наказуемости уголовные правонарушения подразделяются на преступления и уголовные проступки.

Единственным разграничительным элементом проступка от преступления является лишь мера наказания за уголовное деяние.

Новым УПК для уголовных проступков предусмотрен отдельный, более упрощенный порядок судопроизводства.

Рассмотрение дел данной категории производится в короткие сроки (при установлении лица, совершившего уголовный проступок, протокол составляется до трех суток, после ознакомления с ним подозреваемого, уголовное дело незамедлительно направляется прокурору, которым процессуальное решение о направлении дела в суд или возвращении, прекращении производства принимается в сжатые сроки).

В УК внесены новые составы правонарушений, которые требуют своего изучения для правильного применения в судебной практике.

Так, в УК внесен новый вид проступка «мелкое хищение», предусмотренное ст. 187 УК, которое включает в себя такие виды хищений, как кража, мошенничество, присвоение или растрата чужого имущества. Разграничение мелкого хищения от других видов хищений производится по сумме похищенного.

Введен совершенно новый состав правонарушения «клонирование человека», предусмотренный ст. 129 УК.

Еще одна важная новация УК – новый состав правонарушения, предусматривающего ответственность за подделку, уничтожение идентификационного номера транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, предусмотренного ст. 386 УК.

Обращение к новеллам уголовного судопроизводства показало, что кардинальному реформированию подверглась досудебная стадия уголовного процесса.

Исключены стадии доследственная проверка и возбуждения уголовного дела. Согласно новому УК расследование по делу осуществляется уже с момента регистрации в Едином реестре досудебного расследования (далее – ЕРДР).

Дальнейшее развитие получила упрощенная форма досудебного производства в виде протокольной формы и ускоренного досудебного расследования.

УПК довольно полно регламентированы условия, порядок и последствия заключения процессуального соглашения.

Потребностям правоприменительной практики отвечает дополнение системы мер процессуального принуждения такой мерой, как запрет на приближение. Сущность данной меры принуждения заключается в ограничении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, разыскиваемого преследовать, посещать, вести телефонные переговоры и общаться иными способами с потерпевшим и другими лицами, участвующими в деле, в целях их защиты.

Введением процессуальной фигуры следственного судьи существенно расширен судебный контроль над досудебным расследованием.

Следственным судьям передано право санкционирования основного числа следственных действий. В исключительной компетенции прокурора оставлено санкционирования осмотра жилого помещения, обыска, выемки, принудительного освидетельствование потерпевшего, свидетеля, заявителя, а также принятие решения о выдаче (либо отказе) лица иностранному государству (экстрадиция).

При этом законодателем справедливо сохранена практика предварительного направления органом уголовного преследования прокурору для изучения законности и обоснованности производства следственного действия, а также обязательное участие прокурора при поддержании ходатайств в суде.

Усиление роли прокурора на досудебной стадии уголовного процесса и в суде первой инстанции способствовало введение фигуры процессуального прокурора, в компетенцию которого определено осуществление надзора законностью досудебного расследования с момента его начала и участие в суде первой инстанции в качестве государственного обвинителя.

Одной из новелл УПК является согласительное производство (главы 63-64 УПК).

Введен институт процессуального соглашения, реализуемый в формах: сделки о признании вины – по преступлениям небольшой, средней тяжести либо тяжким преступлениям и в случае согласия с подозрением, обвинением; соглашением о сотрудничестве – по всем категориям преступлений при способствовании раскрытию и расследованию преступлений, совершенных преступной группой, особо тяжких преступлений, совершенных иными лицами, а также экстремистских и террористических преступлений.

Основанием для рассмотрения дела в согласительном производстве является заключение по делу на досудебной стадии либо в ходе судебного разбирательства процессуального соглашения о признании вины, а также соглашения о сотрудничестве. Последнее заключается с момента начала досудебного расследования и до стадии исполнения приговора включительно.

Новый УПК предусматривает право государственного обвинителя, подсудимого и его защитника в ходе главного судебного разбирательства заявить ходатайство о заключении процессуального соглашения о признании вины.

Реализация задач по реформированию правоохранительной и судебной системы, вытекающих из поручений Президента Республики Казахстан об осуществлении пяти институциональных реформ, стремительное развитие информационных систем и интегрированных баз данных правоохранительных органов свидетельствуют о необходимости адекватного реформирования органов прокуратуры, и в первую очередь переосмысления роли и ответственности прокурора в досудебном производстве.

В выступлении Генерального Прокурора страны 27 августа 2015 года на 25-м заседании Координационного совета Генеральных прокуроров государств участников СНГ отмечено и международный опыт показывает, что нашими коллегами внедряются новые превентивные приемы воздействия на преступность и расследования правонарушений, которые основаны на инновационных технологиях.

Интеграция реестра с информационными ресурсами государственных и правоохранительных органов позволила оперативно получать в интересах следствия необходимые сведения по конкретным лицам, объектам, юридическим фактам и т.п.

С применением информационных систем и принятием необходимых ведомственных актов сведены к минимуму возможности статистических манипуляций. Мерами координации удалось навести порядок в вопросах регистрации преступлений, пресечена практика повторных закупов сфере борьбы с наркобизнесом, регистрации продолжаемых коррупционных преступлений под предлогом борьбы с системной коррупцией. Большинство предложений в сфере борьбы с коррупцией, рассмотренных Координационным советом, в последующем легли в основу Антикоррупционной стратегии.

В рамках продолжения курса государства на борьбу с коррупцией, в уголовном законодательстве нашли свое дальнейшее совершенствование нормы об ответственности за коррупционные преступления, в том числе определение четкого круга субъектов, а также новых запретов и ограничений для лиц, совершивших коррупционные преступления.

Новый УК усилил ответственность лиц, совершивших коррупционные преступления, в т.ч. путем введения ряда запретов и ограничений.

Если ранее лишение права занимать определенные должности или осуществлять определенную деятельность применялось до 7 лет, то теперь этот вид дополнительного наказания назначается обязательно и пожизненно. К лицам, совершившим коррупционные преступления, не применяется условное осуждение.

Законодательные изменения, существенно ужесточили ответственность руководителей правоохранительных органов за нарушение их подчиненными конституционных прав граждан.

Интеграция Казахстана в мировое сообщество, демократизация общества и совершенствование правовой системы республики обусловили необходимость гуманизации уголовной политики.

Безальтернативное применение лишения свободы сохранено только за преступления, совершенные в составе организованных преступных групп, а также связанные с причинением смерти человеку, направленные на половую неприкосновенность несовершеннолетних.

Генеральным Прокурором в качестве ключевых индикаторов эффективности работы органов прокуратуры предложено считать обеспечение выхода Республики Казахстан из числа 50 стран с высоким уровнем «тюремного населения» и дано указание об обеспечении объективного и справедливого подхода с предлагаемым государственными обвинителями мерам уголовного наказания, с ориентированием суда на назначение лишения свободы только в исключительных случаях, когда нет возможности назначения иных видов наказания.

В связи с этим, прокуратурой области пересмотрена система наказания, все горрайпрокуроры ориентированы на широкое применение альтернативных лишению свободы видов наказания.

Штраф в новом УК отнесен к основному виду наказания. При этом сумма штрафов за совершение преступлений за получение взятки, дачу взятки, посредничество во взяточничестве зависит не от размера месячного расчетного показателя (далее – МРП), а от суммы взятки и штраф установлен в кратном размере от суммы взятки, что позволяет обеспечить дифференцированный подход к назначению наказаний.

В результате принятых мер прокуратурой области за 9 месяцев 2015 года удалось добиться снижения карательной практики с 42,6% за 1-й квартал т.г. до 36,2%, в т.ч. за счет ориентирования прокурорами судов на назначение наказания в виде максимального штрафа с одновременной конфискацией имущества (вместо лишения свободы) по коррупционным преступлениям.

Если в 2014 г. судами области по 23 уголовным делам в отношении 23 лиц назначено наказание в виде штрафа, что составляло 1,4% от общего числа назначенных наказаний, то за 9 месяцев 2015г. штрафы применены по 137 уголовным делам в отношении 140 лиц или 15,6%.

На сегодняшний день лишь по коррупционным преступлениям сумма штрафов составила свыше 69 млн. тенге.

Органами прокуратуры области проводится активная работа по пополнению бюджета, в т.ч. путем применения штрафных санкций в уголовном судопроизводстве. За 9 месяцев т.г. судами области удовлетворены 123 иска прокурора на сумму свыше 400 млн. тенге. Эта работа продолжается.

В целях надлежащей организации прокурорского надзора в данном направлении в адрес горрайпрокуроров направлено указание о создании сквозных групп с составлением единого реестра гражданских исков в уголовном процессе из числа сотрудников, курирующих надзор в досудебном производстве, а также уголовно – судебный надзор и исполнительное производство, что позволило обеспечить внесение исков на стадии следствия, принимать своевременные меры по аресту имущества, а также ежедневно проводить мониторинг судебных решений в части гражданских исков в уголовном процессе и их последующее исполнении.

Прокуратурой области приняты меры по обеспечению правильного применения норм новых УК и УПК, а также недопущения ослабления общественного порядка, снижения уровня защищенности и безопасности граждан.

Активизирована работа по широкому использованию института процессуального соглашения, способствующему оперативному рассмотрению уголовных дел в судах.

В согласительном производстве рассмотрено 62 уголовных дела в отношении 84 лиц.

За анализируемый период правила ст. 55 УПК применены по 16 уголовным делам, продолжают рассматриваться возможности дальнейшего применения новых положений данной статьи.

Для эффективного применения новых УК и УПК прокуратурой области проводится ежедневный мониторинг, анализируются проблемные вопросы, возникающие в правоприменительной практике, организованы и проведены семинары по применению новых норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства в практической деятельности.

Новая редакция УИК направлена на повышение уровня доверия к пенитенциарной системе со стороны граждан и общества в целом, усиление гарантий защиты прав и свобод осужденных, соблюдение требований режима и снижение индекса «тюремного населения».

Совершенствуется механизм исполнения наказания в виде лишения свободы по прогрессивной системе, при которой правовое положение осужденного меняется в зависимости от его поведения либо в сторону расширения, или в сторону ограничения объема его прав.

Определение степени поведения позволяет дифференцировано подойти к каждому осужденному и влияет на условия содержания, вид учреждения, условно-досрочное освобождение (далее – УДО) и замену наказания более мягким видом (далее – ЗМН), что безусловно стимулирует правопослушное поведение.

Новые критерии для УДО и ЗМН позволили более широко применять к осужденным гуманные акты. В текущем году по этим основаниям из мест лишения свободы освобождено на 38% больше осужденных (1148), что позволило сократить численность «тюремного населения» на 19% (с 8579 до 6 918). На содержание заключенных сэкономлено более 869 млн. тенге бюджетных средств.

Немаловажным является тот факт, что в целях улучшения материально- бытового положения норма жилой площади в расчете на одного осужденного в учреждениях увеличена с 2-х до 2,5 квадратных метров.

В целях обеспечения защиты прав и свобод заключенных в исправительных учреждениях функционируют специальные ящики для подачи обращений на неправомерные действия должностных лиц непосредственно прокурору.

Выделение в отдельные главы положений о Национальном превентивном механизме и общественной наблюдательной комиссии также направлены на предотвращение пыток и других жестоких видов обращения.

Увеличены суммы, на которые осужденные вправе приобретать продукты питания и первой необходимости (в среднем на 2-4 месячных расчетных показателя, в зависимости от вида условий отбывания наказания).

Закреплено право осужденных, содержащихся на строгих условиях отбывания наказания в колониях средней, максимальной, чрезвычайной и полной безопасности, расходовать средства в размере 2-х месячных расчетных показателей, тогда как в прежней редакции УИК осужденные указанной категории были вправе расходовать средства, только заработанные в период отбывания наказания.

Позитивное влияние на криминогенную обстановку оказывают службы пробации, созданные с начала этого года на базе уголовно - исполнительных инспекций.

За 9 месяцев текущего года при увеличении общего количества осужденных, прошедших по учетам службы пробации на 68% (с 3798 до 4075) снижено продление пробационного контроля на 25%, замена на ограничение свободы на 16,5%. Замена наказания на лишение свободы снижено на 33% (с 250 до 179) подучетных лиц. Рецидивная преступность среди данной категории лиц снизилась на 33% (с 53 до 33).

В новом УИК предусмотрены нормы, направленные на совершенствование порядка организации и форм пробационного контроля путем взаимодействия с местными исполнительными органами, а также организациями, оказывающими социально - правовую помощь.

В результате, количество лиц, которым оказана социально-правовая помощь увеличилась с 991 в прошлом году до 1799 в текущем.

Это способствует более быстрой адаптации к жизни на свободе лиц, освобождающихся из мест лишения свободы и недопущения ими новых преступлений.

Как следствие, на 44% снизилось число осужденных, которым наказание заменено на реальное лишение свободы (179 против 250).

Таким образом, новый УИК создал условия для более широкого применения наказаний, не связанных с лишением свободы, снижения уровня пенитенциарного и постпенитенциарного рецидива, социальной адаптации осужденных, а также сформулировал механизм участия общественности в воспитательном процессе, проводимом с осужденными.

С началом работы по новым уголовному и уголовно-процессуальному кодексам уже сейчас возникает необходимость внесения в них определенных поправок.

В нашей области, как и в целом по стране складывается противоречивая судебная практика по уголовным делам о коррупционных преступлениях, повлекших тяжкие последствия, предусмотренных ст. 361 УК (ст. 307 УК старой редакции) злоупотребление должностными полномочиями.

В частности, имеет место переквалификация действий лиц с ч. 4 на ч.2 ст.361 (307) УК в виду отсутствия квалифицирующего признака «тяжкие последствия». Это касается уголовных дел, связанных с государственными закупками при строительстве социальных и других объектов (школ, больниц и т.д.).

Полагаем неправильным расценивать как отсутствие «тяжких последствий» в действиях лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, по мотивам взыскания ущерба с подрядчиков, т.е. непосредственных получателей денежных средств, поскольку именно действиями должностного лица стало возможным преждевременное и необоснованное перечисление денежных средств, и как следствие недостроенные государственные объекты.

По нашему мнению, не следует отождествлять понятие «тяжкие последствия» по делам данной категории лишь с причинением значительного по своему характеру материального ущерба в денежном выражении. Материальный ущерб - лишь один из частых случаев последствий от противоправных действий должностного лица. То есть вред по делам этой категории может выражаться не только в причинении материального, но и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, государственных и общественных организаций, и т.п.

Анализ судебной практики за последние годы по указанным делам показывает, что «тяжкие последствия» могут выражаться в подрыве авторитета, престижа государственной власти, создание обстановки, при которой организации и учреждения полностью либо частично перестают выполнять свои функции. Также последствия считаются тяжкими, когда действия должностного лица привели к созданию обстановки, при которой заинтересованные лица совершили хищения государственных средств и имущества или повлекли негативные последствия для общества и государства, способствуют необоснованному обогащению недобросовестных лиц за счет бюджетных средств.

В целях правильного и единообразного применения действующего уголовного законодательства по делам данной категории полагали бы необходимым внести соответствующие дополнения в Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, связанных с коррупцией» и «О судебной практике по делам о хищениях».

Имеются и другие проблемные вопросы при применении меры пресечения в виде ареста в отношении несовершеннолетних, а также меры пресечения в виде залога.

Согласно ст. 541 УПК, мера пресечения в отношении несовершеннолетнего, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, может быть избрано только при процессуальном положении и обвиняемого.

В свою очередь, согласно ст. 65 УПК, обвиняемым признается лицо, в отношении которого: первое – прокурором утвержден обвинительный акт; второе – прокурором утвержден протокол об уголовном проступке и принято решение о направлении уголовного дела в суд; третье – досудебное расследование окончено заключением процессуального соглашения.

Таким образом, указанные правовые коллизии препятствуют своевременному избранию меры пресечения в отношении несовершеннолетних.

В связи с чем, необходимо внести соответствующие изменения в процессуальный закон.

Также ч.6 ст. 152 УПК не предусматривает нормы, согласно которой срок содержания под стражей в период нахождения уголовного дела у прокурора, поступившего с обвинительным актом, не учитывается.

В результате, несмотря на то, что уголовно - процессуальное законодательство предусматривает 2-х месячный срок расследования, однако фактически орган уголовного преследования вынужден представлять прокурору уголовное дело с обвинительным актом до истечения этого срока либо продлевать сроки содержания под стражей.

В этой связи, целесообразно внести изменения в ст.152 УПК, указав, что при исчислении срока ареста не учитывается время изучения уголовного дела прокурором, поступившего к нему с обвинительным актом в порядке ст. 302 УПК.

В действующем УПК (ст.145) залог применяется только по постановлению суда, следственного судьи при наличии оснований, предусмотренных ст. 136 УПК.

Основаниями, как правило, являются: воспрепятствование подозреваемым, обвиняемым объективному расследованию уголовного дела или его разбирательства в суде, продолжение занятием преступной деятельностью.

На практике органы уголовного преследования и прокуроры сталкиваются с проблемой применения меры пресечения в виде залога.

Согласно п.1 ч.9 ст. 148 УПК, залог не может быть применен в случае подозрения, обвинения лица в совершении преступлений, повлекших смерть потерпевшего.

Таким образом, имеет место коллизия права – с одной стороны, согласно УПК возможно применение к данной категории лиц меры пресечения в виде «подписки о невыезде и надлежащем поведении» и с другой стороны, прямой запрет на применение к этим лицам меры пресечения в виде «залога».

На наш взгляд было бы правильным п.1 ч. 9 ст. 148 УПК изложить в следующей редакции: «подозрения, обвинения лица в совершении преступлений, повлекших смерть потерпевшего, кроме преступлений с неосторожной формой вины».

В ст. 627 УПК отсутствует право прокурора опротестовывать приговор, вынесенный в согласительном производстве, а также обжаловать его потерпевшим, что существенно ущемляет права указанных участников уголовного процесса.

В настоящее время в УПК отсутствует четкий запрет на заключение процессуального соглашения с лицами, совершившими коррупционные преступления, а также преступления, связанные со сбытом наркотических средств и изнасилование с квалифицирующими признаками.

В этой связи, предлагается дополнить ст. 627 УПК, наделив прокурора и потерпевшего правом опротестования и обжалования обвинительного приговора, вынесенного в согласительном производстве.

Также предусмотреть в ч.2 ст. 612 УПК запрет на заключение процессуального соглашения по указанной категории дел.

В целом новеллы УК, УПК и УИК применяются повсеместно, практика нарабатывается и корректируется. Безусловно, с учетом правоприменительной практики возможны и поправки в новые кодексы.

В. Олейник, заместитель прокурора
Восточно-Казахстанской области
старший советник юстиции

По сообщению официального сайта Генеральной прокуратуры Республики Казахстан