/ / Общественно-политические и в области права
04.11.2015

Важные аспекты правосудия. Аналитика

Основа доверия к правосудию

Полномасштабная судебно-правовая реформа, которая динамично проводится в нашей стране, дала импульс большой работе по модернизации институтов правосудия, укреплению организационных основ, материального и финансового обеспечения их деятельности.

Для увеличения эффективности работы судов приняты беспрецедентные меры по внедрению современных информационных технологий. Значительному обновлению подверглась законодательная база. Данные меры вывели казахстанскую судебную систему на качественно новый уровень, по всем параметрам соответствующий мировым стандартам.

Судья является главной фигурой правосудия, от его профессионализма, деловых и личных качеств, готовности достойно нести возложенную на него обществом и государством ответственность, зависит эффективность правосудия, истинная защита прав, свобод и законных интересов человека.

Должность судьи непосредственно связана с высокими этическими требованиями. Эти критерии изложены в действующем Кодексе судейской этики, принятом в 2009 году и определяющем рамки и правовое поле, в котором судья должен строить свое поведение в служебной деятельности и в личной жизни.

Моральный облик судьи становится предметом обсуждения на каждом очередном съезде судейского сообщества страны. На VI Съезде судей РК Президент страны Н. Назарбаев отметил, что казахстанская система правосудия продолжает сталкиваться с фактами судебных ошибок, нарушений законности и судейской этики. На них болезненно реагирует общественность, они дают повод для различных негативных оценок всей судебной системы. Там, где вершится правосудие, нарушения просто недопустимы.

Общество вправе быть уверенным, что вступивший на должность человек отвечает всем требованиям, обладает эмоциональной устойчивостью, способностью к конструктивной работе в любой ситуации. Судья должен сохранять беспристрастность, уметь организовать свою деятельность в условиях постоянного дефицита времени, иметь продуктивную работоспособность в течение длительного времени, уметь адаптироваться и ориентироваться в сложной ситуации. Деятельность судьи требует сочетания всех вышеуказанных качеств.

Кодекс судейской этики устанавливает: «Судья обязан демонстрировать и продвигать высокие стандарты поведения с целью укрепления веры общественности в систему правосудия, что является основой для поддержания независимого правосудия, обеспечивающего гармоничное сочетание защиты интересов личности, общества и государства».

Нормы Кодекса судейской этики служат напоминанием, ориентиром, предостерегая судей от ошибок, помогая им должным образом управлять своим поведением. Ведь сегодня любой неверный шаг судьи в повседневной жизни, любое неосторожное слово может моментально растиражироваться в социальных сетях. Примеров тому немало.

В комиссию по судейской этике граждане обращаются по поводу некорректного поведения судей, указывая на конкретные факты нарушений этических норм. Ни одно из обращений не остается без внимания, каждый случай рассматривается на заседании комиссии по судейской этике, и в случаях подтверждения нарушений судьи привлекаются к ответственности. Принимая присягу, судьи добровольно налагают на себя ограничения, связанные с соблюдением этических правил поведения.

Новое время рождает новые требования. Проект нового Кодекса, разработанный Союзом судей РК, предлагает внести ряд изменений – от переименования самого документа в Кодекс этики судьи до увеличения его объема. Это расширяет и детализирует нормы поведения судьи, четко устанавливает его ответственность за нарушение норм Кодекса и правовой механизм привлечения к ответственности, порядок обжалования.

Особо выделены задачи Кодекса и принципы осуществления правосудия, свод требований к поведению судей во внеслужебной обстановке и при исполнении профессиональной деятельности, а также меры ответственности за их несоблюдение. Разграничены понятия судебной и судейской этики.

Впервые выработана регламентация внесудебного поведения судей в плане семейно-родственных отношений. Решая материальные вопросы, связанные, к примеру, с устройством ребенка в детское дошкольное учреждение либо школу, при приобретении квартиры, судья должен соизмерять свои возможности, строить линию поведения, взаимодействие и контакты так, чтобы не умалить авторитет судебной власти, не нанести урон своему судейскому достоинству и чести. Кодекс не рекомендует судье посещать любые места, которые могут скомпрометировать его репутацию. Также судья не должен выставлять напоказ свою религиозную принадлежность.

В проекте предусмотрены и другие ограничения в поведении судей. Судья должен соблюдать избирательность в контактах по вопросам осуществления правосудия, права или правовой системы с заинтересованными в этом публичными лицами, представляющими органы законодательной исполнительной власти, бизнес-структурами.

Непроцессуальное общение, неправильная линия поведения могут поставить под сомнение профессиональную репутацию судьи, более того, могут быть использованы в недобросовестных целях, что нанесет урон не только репутации судьи, дискредитирует его, но и негативно повлияет на авторитет судебной системы в целом.

Многие положения, которые носили в действующем Кодексе рамочный и оценочный характер, получили конкретную детализацию. Важно подчеркнуть при этом, что Кодекс – не очередной дополнительный инструмент для порицания судей, а напротив, официальный документ, направленный на укрепление судейского корпуса, статуса судьи, защиту и определение его особого места в обществе.

Неукоснительное соблюдение всех норм Кодекса этики судьи приведет к повышению имиджа судебной системы и уровня доверия к судам.

Зауре Кейкибасова,
судья Алматинского городского суда,
председатель Комиссии по судейской этике
 По сообщению Zakon.kz

По принципу светскости

Государство гарантирует свободу вероисповедания и отправления религиозных культов, если это не связано с причинением вреда и ущемлением прав личности.

Сегодняшние реалии казахстанцев тесно связаны с разными религиями наших народов. Отношения государства с религиозными общинами требуют особой деликатности, чтобы не нарушать свободы каждого исповедовать религию и не вмешиваться во внутренние дела этих общин. Надо подчеркнуть, что Казахстан – одно из немногих государств мира, где принцип светскости юридически закреплен на конституционном уровне.

Понятие светскости мало знакомо не только простым гражданам, но и профессиональным юристам. Это понятие определяют через взаимосвязь государства и религии как атрибутивную категорию государства, взаимосвязь с другими самостоятельными правовыми институтами, обычно с государством и образованием.

Российский ученый В. Баев дает следующее понятие светскости: «светскость может быть представлена в виде правового института, состоящего из обособленной группы юридических норм, регулирующих отношения между государственными институтами и религиозными объединениями, и их членами в ходе исполнения властных полномочий и религиозной деятельности, а также индивидуальных форм реализации права на свободу совести. Совокупность таких отношений принято называть государственно-конфессиональными, в то время как под религиозной деятельностью следует понимать добровольную деятельность граждан в целях исповедания религии».

Отсюда следует, что отношения государства с религией – это государственно-конфессиональные отношения, и эти отношения надо отделять от свободы совести и религиозной деятельности граждан и религиозных общин.

Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» в преамбуле гласит: «Республика Казахстан признает важность межконфессионального согласия, религиозной толерантности и уважения религиозных убеждений граждан. При этом государство отделено от религии и религиозных объединений, не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если деятельность религиозных объединений не противоречит законам Республики Казахстан».

Различие между государственно-конфессиональными отношениями и религиозной деятельностью определить непросто. А от этого зависит решение вопроса о том, может ли государство регулировать те или иные вопросы отправления религии.

Сложность взаимоотношений государства и религиозных общин видна из следующего дела, рассмотренного одним из судов Акмолинской области.

Е. обратился с иском к местному религиозному объединению и просил обязать ответчика выдать документы для осуществления им миссионерской деятельности. Истец считал, что он как член религиозной общины Свидетели Иеговы имеет право заниматься миссионерством. Для регистрации в качестве миссионера он должен зарегистрироваться в уполномоченном органе, но ответчик препятствует ему в выдаче требуемых документов, тем самым нарушая его конституционное гражданское право.

Представители ответчика требований не признали, пояснив, что истец как физическое лицо имеет право распространять вероучение, как хочет, но не вправе осуществлять миссионерскую деятельность от имени юридического лица, которая общиной не предусмотрена, что подтверждается Уставом общины.

Решением суда в удовлетворении иска отказано. Суд решил, что государство не может обязать общину предоставить Е. требуемые документы.

Вышестоящие инстанции не согласились с решением суда по следующим основаниям. Споры по поводу осуществления или неосуществление религиозной деятельности в той или иной форме – это внутренние споры религиозной организации, которой государство не вправе ни разрешать, ни запрещать ничего, если это не нарушает физического, душевного, психического здоровья граждан, их гражданских или иных прав и не направлено против государственного строя (ст. 3 Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях»).

Государство, которое объявило себя светским, не может никак регулировать формы отправления или осуществления религиозной деятельности, если это не угрожает жизни и здоровью гражданина.

Нормы п. 3 ст. 6 Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» о том, что каждый вправе придерживаться религиозных или иных убеждений, распространять их, участвовать в деятельности религиозных объединений и заниматься миссионерской деятельностью в соответствии с законодательством Республики Казахстан, истцом понимаются таким образом, что ответчик нарушает его право на осуществление религиозной деятельности, а именно миссионерской. При этом истец свои гражданские права понимает как равнозначные его свободе совести, а также правам, связанным с реализацией права на свободу вероисповедания и распространения его религиозных убеждений.

Такое толкование гражданских прав неправильно. Государство гарантировало свободу выбора религии и отправления религиозных обрядов, но оно в лице суда не вправе вмешиваться в деятельность религиозных объединений по формам их деятельности и взаимоотношений с верующими, если это не связано с причинением вреда телесной, психической целостности личности. Деятельность ответчика как религиозной организации не нарушает предусмотренных законодательством требований к ней. Поэтому суд как орган государства не вправе вмешиваться во внутренние дела этой организации и рассматривать споры между членами религиозной организации и самой организацией.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции вышел за рамки государственно-конфессиональных отношений, тем самым нарушил принцип невмешательства государства в деятельность религиозных организаций. Исходя из принципа отделения государства от религии, суд не должен был принимать дело в производство согласно п. 1 ч. 1 ст. 153 ГПК или же после установления сути спора прекратить производство по делу как не подлежащего рассмотрению в суде.

Гайша Сыздыкова,
судья Акмолинского областного суда
 По сообщению сайта газеты «Юридическая газета
»

Руководствуясь законом и совестью

Принцип состязательности процесса возлагает бремя доказывания виновности подсудимого на обвинителя. Однако судебная практика показывает, что зачастую прокурор и тем более потерпевший являются на процесс неподготовленными, слабо владеют материалами дела и ведут себя пассивно.

Поэтому судьям по каждому делу приходится принимать меры к обеспечению явки свидетелей и потерпевших, восполнять пробелы следствия, связанные с допросом дополнительных свидетелей, вызовом экспертов, назначением некоторых судебных экспертиз. Это связано с тем, что законом предусмотрена отмена приговора ввиду неполноты судебного следствия, а уголовное дело нельзя направить на доследование, поэтому судья опасается в последующем отмены приговора.

Вопросы оценки доказательств

Между тем в нормативном постановлении Верховного Суда РК от 20 апреля 2006 г. № 4 «О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам» в п. 8 указано: если стороны заявили ходатайство суду об оказании содействия в получении необходимых документов в связи с невозможностью представить их самим, то суд вправе удовлетворить его. Суд проверяет доказательства по делу в тех пределах, которые ему представлены сторонами в рамках предъявленного обвинения. При этом суд не должен собирать дополнительные доказательства виновности и невиновности подсудимого, устранять пробелы досудебного расследования.

В ч. 2 ст. 122 УПК РК предусмотрено, что суд не вправе по собственной инициативе собирать доказательства.

При таких обстоятельствах, если суд в силу названного пункта нормативного постановления и нормы процессуального закона не будет устранять пробелы следствия, то, соответственно, не будет обеспечиваться соблюдение требований ст. 24 УПК РК, что приведет к отмене приговора ввиду неполноты судебного следствия.

Между тем в ч. 3 ст. 24 УПК РК указано, что суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на всестороннее и полное исследование обстоятельств дела. Суд не связан мнением сторон и вправе по собственной инициативе принимать необходимые меры для установления истины по уголовному делу.

В соответствии с процессуальным законом суд при рассмотрении дела по ходатайству сторон или по собственной инициативе также вправе вызвать в порядке, установленном законом, любое лицо для допроса, производить процессуальные действия, требовать предоставления документов, имеющих значение для дела, чтобы впоследствии аргументировать выводы суда в обоснование принятого решения по уголовному делу.

Глава 16 УПК не претерпела существенных изменений в плане собирания доказательств. В соответствии со ст. 122 УПК РК доказательства собираются путем производства следственных и судебных действий.

Действия защиты

Защитник, представитель потерпевшего, допущенные в установленном настоящим Кодексом порядке к участию в досудебном расследовании или судебном разбирательстве, вправе с соблюдением установленного законодательными актами РК порядка о неразглашении сведений, составляющих коммерческую и иную охраняемую законом тайну, получать сведения, необходимые для осуществления защиты, представления интересов потерпевшего, путем:

- истребования справок, характеристик, иных документов от юридических лиц. Справки, характеристики и иные документы могут быть истребованы защитником, представителем потерпевшего от государственных органов, общественных объединений, а также иных юридических лиц. Указанные юридические лица обязаны представить защитнику, представителю потерпевшего запрошенные ими документы или их заверенные копии в течение десяти суток. При рассмотрении вопроса о санкционировании меры пресечения в виде содержания под стражей истребуемые справки, характеристики и иные документы представляются защитнику в течение двух суток;

- инициирования на договорной основе производства судебной экспертизы в соответствии с ч. 5, 9 и 10 ст. 272 настоящего Кодекса;

- направления запроса в экспертное учреждение о проведении на договорной основе соответствующей экспертизы;

- привлечения на договорной основе специалиста;

- опроса с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к уголовному делу, в том числе с использованием научно-технических средств.

В процессе оказания юридической помощи адвокат также вправе самостоятельно собирать фактические данные в силу требований п. 4 ч. 2 ст. 14 Закона РК «Об адвокатской деятельности». Но прежде чем собранные адвокатом доказательства обретут процессуальную форму, он должен заявить соответствующее ходатайство, которое должно быть удовлетворено. Поскольку защитник знакомится с материалами дела не в ходе проведения следственных действий, а по их окончании, и своевременно отреагировать на нарушения законности при проведении досудебного расследования не имеет возможности, расширены полномочия защитника в плане собирания и представления доказательственной информации.

Адвокат, участвующий в деле в качестве защитника, наряду с правами, предусмотренными ч. 2 настоящей статьи, также вправе:

- ходатайствовать перед следственным судьей о депонировании показаний свидетеля и потерпевшего; об истребовании любых сведений, документов, предметов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи и защиты интересов подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, имеющего право на защиту, за исключением сведений, составляющих государственные секреты, в случаях отказа в исполнении запроса либо непринятия решения по нему в течение трех суток; о назначении экспертизы, если органом уголовного преследования в удовлетворении такого ходатайства было необоснованно отказано, либо по нему не принято решение в течение трех суток; о принудительном приводе в орган, ведущий уголовный процесс, ранее опрошенного им свидетеля, обеспечение явки которого для дачи показаний затруднительно;

- опрашивать, в том числе с использованием научно-технических средств, лиц, которым что-либо известно об обстоятельствах дела и ходатайствовать о приобщении полученных таким образом фактических данных к материалам дела;

- получать на договорной основе заключения эксперта, специалиста по делу и ходатайствовать о приобщении таких заключений к материалам дела.

Качество следствия

Впоследствии, при поступлении дела в суд, самое сложное для судьи – правильно оценить доказательства, представленные сторонами. Причина тому – низкое качество следствия, ведь качество работы любого следователя по конкретному уголовному делу проверяется и оценивается именно в суде. Порой приходится сталкиваться с многочисленными нарушениями норм уголовно-процессуального закона, а также неполнотой досудебного расследования, допускаемыми лицами, осуществляющими досудебное расследование.

Например, по уголовному делу по обвинению К. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 п. «б, в», ст. 259, ст. 28 ч. 2, 259 ч. 3 п. «в», ст. 259 ч. 1-1 УК ряд доказательств признан недопустимым. Согласно п. 19 нормативного постановления Верховного Суда РК от 20 апреля 2006 года «О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам» при оценке протокола следственного действия как доказательства необходимо проверить его на соответствие требованиям ст. 126 УПК (ныне ст. 123 УПК). Если допущены существенные нарушения при составлении протокола следственного действия (протокол не подписан следователем, понятым и т.п.), то он должен быть признан недопустимым доказательством. Протокол допроса свидетеля Ж., который был не подписан следователем, признан судом недопустимым доказательством.

В соответствии со ст. 220 УПК РК следователь проводит очную ставку между двумя ранее допрошенными лицами, если в их показаниях имеются существенные противоречия для выяснения причин этих противоречий.

Как следовало из материалов дела, К. при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого, воспользовавшись своими правами, от дачи показаний отказался.

С существенным нарушением порядка производства процессуального действия между К. и свидетелями Л., Д. и подозреваемыми Ш., К., проведены очные ставки, которые также судом признаны недопустимыми.

В соответствии со ст. 3 нормативного постановления Верховного Суда РК от 28 декабря 2009 года № 7 «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания» допрос подозреваемого во всех случаях оформляется протоколом, составленным в соответствии с требованиями ст. ст. 213, 216 и 218 (210, 216, 212) УПК. Оформление показаний, полученных при допросе лица, после его фактического задержания в связи с подозрением в совершении преступления в виде «объяснения», «явки с повинной», «допроса в качестве свидетеля» или иных подобных формах по данному факту недопустимо, и такие документы в соответствии со ст. 116 (112) УПК не подлежат приобщению к материалам уголовного дела.

В материалах дела имелись объяснительные К. и Ш., оформленные после их фактического задержания. Более того, в момент дачи объяснительной согласно заключению медицинского освидетельствования у Ш. установлено состояние опьянения, вызванное употреблением психоактивного вещества. Оформление показаний подозреваемых К. и Ш. в виде объяснительных недопустимо, этот документ не подлежал приобщению к материалам дела и подлежал исключению из разбирательства дела.

И такие случаи не единичны. Однако практика показывает, что низкое качество следствия связано и с ненадлежащим прокурорским надзором за законностью расследования по большинству дел.

С точки зрения достоверности

Судьи реагируют на подобные нарушения частными постановлениями, получают ответы, но это мало что меняет.

При рассмотрении уголовного дела суд в соответствии со ст. 125 УПК РК оценивает каждое доказательство с точки зрения относи мости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения дела. Суд признает в качестве относимых доказательств те фактические данные, которые подтверждают, опровергают или ставят под сомнение обстоятельства, имеющие значение для дела.

Доказательство признается недопустимым при нарушениях прав человека и гражданина, гарантированных Конституцией РК, установлении обстоятельств, указанных в ст. 112 УПК РК.

Достоверность доказательства определяется путем проверки, сопоставления одних доказательств с другими, с учетом всех обстоятельств по делу. Если собранные доказательства устанавливают указанные в ст. 113 УПК РК обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, то считаются достаточными для правильного разрешения дела.

Правильное разрешение дела должно быть основано только на фактических данных, устанавливаемых показаниями подозреваемого, подсудимого, потерпевшего, свидетеля, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами процессуальных действий и иными документами. Они могут быть получены в ходе оперативно-розыскной деятельности, проверки материалов досудебного производства по делу и главного судебного разбирательства.

Материалы, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, должны быть приведены в уголовно-процессуальную форму, проверены и оценены в качестве доказательств.

Принимая во внимание, что уголовно-процессуальный закон изменился, институт доследования упразднен, суд должен вынести обвинительный либо оправдательный приговор. Приговор должен содержать совокупность доказательств, на которых основаны выводы суда, а также мотивы, отвергающие другие доказательства.

Увеличение количества вынесенных оправдательных приговоров и опровержение ошибочного суждения об обвинительном уклоне судопроизводства напрямую зависят от умения судей привести в приговоре убедительные аргументы о невиновности подсудимого.

М. Сисенова,
судья Специализированного межрайонного
суда по уголовным делам Актюбинской области
По сообщению Zakon.kz