/ / Общественно-политические и в области права
22.05.2015

«Следственный эксперимент» (Инна Горбатенко, «Рэспубліка» от 21 мая 2015 г.)

По комнате разбросаны вещи, на диване «тело» жертвы, повсюду шприцы. Корреспондент «Р» на один день стала экспертом-криминалистом.

Одна из самых любимых дисциплин у курсантов Академии МВД – огневая подготовка. И если четверокурсники могут собрать оружие за 2,5 секунды, то я, кажется, не собрала бы и за два с половиной часа.

– Упор делаем на те навыки, которые пригодятся в работе. Например, чаще всего милиционеры стреляют с расстояния до 10 метров, – Андрей Филипенко, старший преподаватель кафедры тактико-специальной подготовки, про оружие может рассказывать очень интересно.

Сегодня ребята стреляют в бронеэкипировке – жилете и защитной каске. Мне тоже дают примерить: под тяжестью ее я не то что стрелять не могу – на ногах едва держусь. А мне еще предлагают встать на специальную раскачивающуюся платформу и попасть в движущуюся мишень.

Мгновение – выстрелы. Все курсанты попадают в цель. Все, кроме меня: я «застрелила» даму с косметичкой. Отличить прохожего от преступника крайне сложно: выезжает мишень дамочки с сумкой, а через секунду точно такая же, только с пистолетом. Кстати, стреляют, как правило, в ноги: задача милиционера – обезвредить, а не убить.

В тире приглушили свет: будем стрелять в полумраке, ведь в основном преступления совершаются ночью или в темных подъездах. А когда для воссоздания условий, максимально приближенных к реальным, в метре от меня на полную мощность включают милицейскую мигалку с сиреной, от неожиданности я едва не роняю пистолет.

– Вам еще учиться и учиться, – выносит вердикт Дмитрий Ермолович, и я отправляюсь пытать счастья на кафедре криминалистики.

Сегодня на паре курсанты учатся проводить осмотр денежных банкнот. Вооружившись лупой и ультрафиолетом, признаки подделки ищу и я. Фальшивку вычисляю в два счета, чем удивляю даже доцента кафедры криминалистики Марину Галезник.

– Защитная сетка размыта, нет водяного знака, здесь еще и буквы микротекста кривые, – перечисляю и перепроверяю в ультрафиолете: купюра люминесцирует голубым, как обычный лист бумаги. – Подделка!

Кстати, вместо привычных для обычного студента аудиторий занятия проводятся на полигонах. На кафедре криминалистики это специально оборудованные комнаты, в которых сымитирована обстановка преступлений, от кражи до убийства. Сегодня по расписанию «убийство».

Марина Галезник ставит перед нами задачу зафиксировать обстановку места преступления в протоколах и собрать все улики. Работаем группами по пять человек, где у каждого своя роль. Я эксперт-криминалист.

Мне выдали увесистый чемодан с набором инструментов, как у настоящего криминалиста. Внутри – пробирки, лупа, линейки, фонарик, скотч, рулетка, ножовка и много других предметов, о назначении которых мне остается только догадываться. Даже дамская сумочка столько не вместит! А увидев внутри лак для волос, я и вовсе обомлела. Оказалось, для криминалиста – вещь незаменимая.

– Если следы преступника остались, например, на песке, то с помощью лака для волос можно их закрепить и, сделав гипсовый слепок, изъять. По нему можно узнать размер обуви, марку и даже пол, а также определить принадлежит ли она подозреваемому, – говорит преподаватель.

Скрупулезно изучив содержимое моего чемодана, облачилась с головы до ног в защитный белый костюм, который меня явно полнил, надела перчатки, бахилы, маску. Все это нужно для того, чтобы не оставлять следов на месте преступления.

Захожу в «квартиру»: на полу разбросанные вещи, на диване манекен с «перерезанным горлом», повсюду шприцы. Не успела подойти к «погибшей», как сразу же накосячила: «По полу ходить нельзя: можете следы преступника затоптать. Передвигаемся только вот по таким специальным платформам», – учит Марина Галезник и выдает мне две платформы из оргстекла.

Через десять минут я с горем пополам доползаю до стола, на котором стоят бутылка с коньяком и два стакана. «Здесь явно остались отпечатки пальцев», – вхожу в азарт и под руководством преподавателя наношу на посуду дактилоскопический порошок. Два отпечатка есть. Улики отправляются на экспертизу, а мы идем на спортивную подготовку.

Занятия по физкультуре здесь один из основных предметов. От вступительного экзамена по физподготовке отказались: здесь настолько высококвалифицированные преподаватели, что до нужного уровня подтянут любого курсанта. Ежегодно академия выпускает до 10 будущих офицеров со званием «мастер спорта».

Идем в спортивный зал. Здесь учат защищаться не только от ножа или пистолета, но и от подручных средств: косы, вил, цепей, арматуры и даже серпа.

– Акцент на единоборствах, кроссе со стрельбой, спортивном ориентировании, плавании. На всем, что может пригодиться на службе, – перечисляет Владимир Леонов, начальник кафедры профессионально-прикладной физической подготовки.

Девушек в академии мало, но спуску им не дают. «Нет девичьих ударов или бросков. При задержании преступник не будет обращать внимание на пол, – преподаватель выводит меня на маты, и я предчувствую, что сейчас будет больно. – Для хрупких девушек вроде вас акцент при обучении делаю на ударах, а для корпулентных особ – на бросковой технике. Хотя базовый набор приемов будет знать и та, и другая».

Мне в пару дают курсанта Сашу, и я удивляюсь, ведь я же девушка, силы неравные: «В быту нападать будет, скорее всего, мужчина, поэтому на экзамене ассистирует всегда парень». Саша делает рабочую фазу броска – и я в два счета оказываюсь на мате. Все, что остается, – мило улыбаться в надежде усыпить бдительность противника. Поверженная, уползаю на следующий полигон.

Тренировки проходят и в лесу, и на асфальте, и на лестничных пролетах. Проливной дождь или метель вовсе не повод переносить занятия в зал.

Основной элемент – погоня. Причем будущие милиционеры учатся бегать не только быстро, но и с преодолением преград. На базе следственно-экспертного факультета соорудили сложную полосу препятствий. Их здесь порядка сорока: скользкая крыша, разной высоты постройки, бревенчатый забор, брусья которого прокручиваются во все стороны. Одним словом, жуть. Мне тоже предлагают попробовать, но от такой идеи я не в восторге. Оставлю это профессионалам.

Инна Горбатенко, «Рэспубліка» от 21 мая 2015 г.