/ / Общественно-политические и в области права
18.06.2015

«На компромисс и суда нет» <em>(Алла Мартинкевич, «Советская Белоруссия» от 18 июня 2015 г.)</em>

«Лучше плохое мировое соглашение, чем хороший процесс» — кто же с этим поспорит? Ведь после слов «встать, суд идет!» в жизни конфликтующих сторон многое изменяется. Один человек выигрывает дело, другой — терпит фиаско. В итоге оппоненты могут стать непримиримыми врагами. А временные, финансовые и нервные издержки? Новый законодательный инструмент — медиация, — появившийся у нас в начале прошлого года со вступлением в силу соответствующего закона, помогает избежать такого исхода. Это большая область гражданских правоотношений, где регулируются любые конфликты — предпринимательские, трудовые, семейные, в сфере услуг и др. Подготовлено уже около 150 специалистов. Причем, кроме юристов, такое обучение в порядке, установленном Минюстом, проходят педагоги, психологи, экономисты... Так как же приживается такая практика? Почему и для кого выгодна?

По сути, медиация — это переговоры, которые происходят вне стен суда. А в месте и во время, которые удобны для людей, имеющих некий предмет спора. «Дирижирует» ими медиатор — специальный посредник. Сначала он встречается для беседы с одной стороной, после — с другой и, наконец, с двумя одновременно. Главная его задача — не предлагать решения выхода из кризисной ситуации, а вывести стороны на компромисс, взаимовыгодный, приемлемый. В общем, не путайте: медиатор — не советник, он — переговорщик. Ему не придется предоставлять доказательства — документы, имеющие отношение к делу, вызывать свидетелей, привлекать заключения экспертов и пр. «Все эти юридические тонкости, имеющие первостепенное значение в суде, в медиации вообще не рассматриваются. Здесь важно прийти к соглашению. Длятся медиативные встречи (сессии) 2 — 4 часа. Понадобиться их может несколько. Чаще всего все решается за две сессии», — вводит в курс дела заведующий юридической консультацией № 3 Минской областной коллегии адвокатов медиатор Ирина Ходосевич:

— Если адвокат в суде исходит только из юридических нюансов и доказательственной базы, то медиатор использует инструменты, которые связаны со знанием психологии и конфликтологии. Он видит точки пересечения интересов сторон, подводит к решению, которое будет выгодно обеим. Происходит процесс уравновешивания. И завершается все заключением медиативного соглашения.

Причем можно сразу обратиться к медиатору, не подавая иск в суд, или на любой стадии судебного процесса «вызвать его на помощь». Ведь за деревьями порой уже не видно леса — спор переходит в затянувшийся межличностный конфликт. А здесь договорились, подписали соглашение, разошлись со спокойной душой — время сэкономили, не секрет ведь, что суды могут длиться годами...

Кстати, о финансовой выгоде. Просто подсчитаем. Допустим, люди обращаются в суд по вопросу раздела жилплощади. Нельзя ведь просто провести черту на плане дома и определить: это часть ваша, а эта достается тем. Нужны определенные познания в области архитектуры, противопожарных, санитарных требований и пр. В общем, суд обязательно назначает судебную строительно–техническую экспертизу. И часто очередь на эту процедуру довольно большая. А кроме того, она дорогостоящая — около 8 — 12 млн. рублей. Даже если разделить расходы на обе стороны, много выходит. Еще придется заплатить госпошлину за подачу иска в размере 5% от оценочной стоимости жилого дома (другого предмета спора) либо кадастровой стоимости, если речь идет о земельном участке. И это немалые деньги.

— Допустим, разводятся супруги и через суд делят несколько квартир, земельный участок, бизнес, в котором являются учредителями. И терпят убытки. Ведь все это требует дорогостоящих экспертиз по оценке капитала. Плюс к этому госпошлина, услуги адвоката, у которого стартовый, минимальный гонорар составляет 10 базовых величин за день работы, — приводит пример Ирина Ивановна.

Тогда как участие в одной сессии медиатора продолжительностью до 3 часов стоит около 1,5 млн. рублей (может, больше или меньше, все зависит от предмета разногласий). Согласитесь, суммы несравнимые.

Недавно к медиатору обратились молодожены. У пары были претензии к туристической фирме. Им обещали сказочное свадебное путешествие в Черногорию, а по факту сказка оказалась былью, причем безрадостной. Номер в отеле без вида на море, пакет оплаченных спа–услуг низкого качества, в конце путешествия и вовсе столкнулись с неприкрытой грубостью персонала. В общем, ожидаемой романтики не получилось. Деньги потрачены, настроение испорчено. Вот по возвращении молодые люди и потребовали возмещения стоимости тура. Однако компания не смогла выплатить полную сумму из–за его высокой цены. Дело до суда обе стороны решили не доводить, «пришли в гости» к медиатору. В итоге договорились: в качестве компенсации за испорченное настроение молодожены получили подарок — недельный тур в Прагу. И на этот раз все остались довольны.

У минчанки Натальи другая история: в частном медцентре сделала подтяжку век. Но все прошло не так, как планировали. На верхнем веке образовался рубец, пациентка потребовала исправить ситуацию, однако пластический хирург отказался. Дескать, о возможных осложнениях операции вас предупредили, вы соответствующий документ подписали. В московской клинике врачи Наталье помогли, но по возвращении она все же потребовала вернуть деньги за первую не совсем удачную операцию. На переговорах у медиатора стороны пришли к соглашению: Наталья получает бесплатный полугодовой абонемент центра на дорогостоящие anti–age процедуры.

Кстати, медиация помогает не только конкретным людям — обществу в целом. Практика других стран свидетельствует: так значительно снижается нагрузка на судебную систему. Ведь в суде обычно кто–то так или иначе остается в проигрыше и часто стоит на своем — обращается с кассационной жалобой в вышестоящую инстанцию. Так из года в год и растет число исков...

Дело принципа

Существуют обязательные правила, которыми должен руководствоваться медиатор. Прежде всего это условие добровольности. То есть обе стороны без какого–либо принуждения вступают в переговоры. Это невозможно под давлением, угрозой или с оговариванием каких–то условий. Второе правило — равноправие и сотрудничество сторон. Значит, для медиатора обе они совершенно равны и ни у одной нет преимущества в принятии решений (в отличие от дел, которые рассматриваются в гражданском суде, где превосходство за тем, у кого есть убедительные аргументированные доказательства, ведь суд обязан мотивировать свои решения). Далее — правило беспристрастности и независимости медиатора. Наконец, принцип конфиденциальности — сохранения тайны полученных в процессе переговоров сведений. Тогда как судебный процесс (за редким исключением) проходит открыто и гласно. Цифры «СБ» В 2014 году в суде Минского района на медиацию было направлено 113 дел, и 25 из них было прекращено. С начала нынешнего года из 38 дел 21 (55%) разрешилось во внесудебном порядке при помощи переговоров у медиатора.

Алла Мартинкевич, «Советская Белоруссия» № 114 (24744) от 18 июня 2015 г.