/ / Общественно-политические и в области права
22.07.2015

«Когда зовут на помощь адвоката?» <em>(Ирина Аникевич, «Гродзенская праўда» от 10 июля 2015 г.)</em>

Министерство юстиции Беларуси определило лучшие юридические консультации по итогам работы за 2014 год. В группе с численностью свыше десяти адвокатов победу одержала юридическая консультация Ленинского района Гродно. О коллективе профессионалов своего дела в беседе с корреспондентом «ГП» рассказала заведующая юридической консультацией Ленинского района Светлана Басалай.

– Слово «адвокат» произошло от латинского advocare и обозначает – звать на помощь. По каким поводам к вам обращаются?

– Чаще всего по грустным. 24 адвоката осуществляют защиту по уголовным, административным, гражданским, семейным делам, какой-то определенной специализации нет. Профессия связана не только с юридической помощью, но и с психологической, ведь в первую очередь мы должны морально поддержать людей. Редко к нам приходят с радостью, скорее с проблемами и даже с бедами. Наши адвокаты очень сопереживают каждому человеку.

– Видимо, сложно каждую беду пропустить через себя?

– Сложно, но иначе и работу свою хорошо не сделаешь. У клиента должно появиться доверие к адвокату. Он видит тебя в первый раз, а, по сути, должен вывернуть душу наизнанку. Иногда люди замалчивают какие-то моменты, считая их несущественными. Например, у обвиняемого были неприязненные отношения с потерпевшим, но он решает, что это ситуация сугубо личная и к уголовному делу не имеет отношения. А это приводит к тому, что его действия квалифицируются как совершенные из хулиганских побуждений, что означает совсем другую квалификацию и, соответственно, более тяжкое наказание.

– Могут ли люди самостоятельно выстраивать линию защиты?

– Порой люди находят в Интернете норму закона и сами себе «ставят диагноз», не задумываясь о том, что кроме нормы в кодексе еще масса нюансов, судебная практика. А потом, когда дело уже находится в суде, приходят к адвокату и просят помощи. Даже простейшее исковое заявление о расторжении брака, составленное самостоятельно, может явиться доказательством в пользу противоположной стороны. Были случаи, когда люди в таком заявлении указывали, что брак уже фактически распался, супруги полгода не живут вместе. А когда впоследствии начинали делить имущество, один из супругов заявлял, что в течение последних шести месяцев приобрел имущество и просил признать право собственности только за ним, поскольку в исковом заявлении о расторжении брака другой супруг указывал, что совместное хозяйство ими не ведется. Исковое заявление о расторжении брака в этой ситуации трассматривается как доказательство по делу.

– Какие дела сегодня превалируют?

– Среди уголовных это дела, связанные с незаконным оборотом наркотиков, спайсов. Много преступлений, связанных с хищением имущества, должностных за злоупотребление служебными полномочиями, получение взяток. А в гражданских делах больше всего дел связано с разделом имущества, в сфере жилищных правоотношений, земельные споры. Больше стало дел об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка. Раньше отцы были более пассивны, оставляли ребенка с мамой, теперь вступают в борьбу за малыша.

– Если адвокат заведомо понимает, что человек виноват, он может отказаться защищать преступника?

– Не может, кроме определенных рамок, когда адвокат участвовал по делу в качестве судьи, прокурора, понятого, свидетеля, в других случаях, оговоренных в законе. Каждый человек имеет право на защиту, и нужно найти смягчающие вину обстоятельства. Когда я только пришла на работу, мне казалось странным, как можно сочувствовать человеку, неоднократно осужденному. А моя заведующая тогда объяснила: его надо пожалеть только за то, что у него жизнь не сложилась. И она оказалась права. Редко дети из хороших семей попадают на скамью обвиняемых. В сложных ситуациях зачастую оказываются люди, еще с детства обделенные родительской любовью. Справедлива поговорка: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Можно ехать на машине и сбить на пешеходном переходе неожиданно выбежавшего человека. На самом деле никто не застрахован от таких ситуаций.

– В вашей практике было дело, которым гордитесь?

– Горжусь тем, что благодаря моей защите был вынесен оправдательный приговор по убийству. Молодого 18-летнего парня оправдали, и он был освобожден в зале суда.

– Признание юридической консультации лучшей в республике значимо для вас?

– Конечно. За то время, что я работаю заведующей, три раза мы становились лучшей консультацией в области.

Ирина Аникевич, «Гродзенская праўда» от 10 июля 2015 г.