/ / Общественно-политические и в области права
13.02.2015

Были дела административными – станут уголовными

С 28 января вступили в силу поправки в ряд кодексов Беларуси. В том числе в УК введена статья за жестокое обращение с животными. Активная кампания по усилению ответственности за такие деяния началась после серии вопиющих фактов убийств и уродования собак, кошек, птиц…

Весной 2012-го дважды судимый минчанин в пьяном виде отрубил голову доберману. Летом 2012-го орнитологи на острове, что на озере Лукомльском в Чашникском районе, обнаружили птенцов бакланов с отрезанными надклювьями. Осенью 2013-го несколько десятков котов с выколотыми глазами и отрубленными хвостами нашли волонтеры зоозащитных организаций в столичной Серебрянке. Затем «следы» живодеров стали встречаться в Малиновке, в Заводском районе Минска…

Представители общественных организаций били тревогу, проводили акции, обращались в Правительство и Парламент, и как результат – с этого года УК стал толще на одну новеллу.

Статья 339-1 УК

Жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, совершенное из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений либо в присутствии заведомо малолетнего, – наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом.

То же действие, совершенное повторно либо группой лиц, – наказывается арестом, или ограничением свободы на срок до одного года, или лишением свободы на тот же срок.

Зоозащитники и все небезразличные люди восприняли новость с воодушевлением. Они благодарны законодателям за то, что были услышаны. Правда, максимальное наказание – до года лишения свободы – считают слишком лояльным. Председатель правления благотворительного общественного объединения помощи бездомным животным «ЗООшанс» Ольга Карпова уверена: те, кто издевается над животными, рано или поздно могут начать издеваться и над людьми. В то же время защитники животных полагают, что законодатель пошел на введение такой мягкой ответственности в качестве пробы, в любом случае это шаг вперед на пути гуманного отношения к тварям божьим.

Законодательное новшество прокомментировали и в МВД, в компетенцию которого до недавнего времени разбирательства по фактам жестокого обращения с животными не входили.

По словам начальника управления профилактики ГУОПП МВД Олега Каразея, уполномочены составлять протоколы были только должностные лица сельских, поселковых, районных, городских исполнительных комитетов, а также природоохранники. Соответственно, если обращения в милицию и поступали, то граждан перенаправляли по компетенции. Теперь составление протоколов за жестокое обращение с животными делегировано и милиции.

Имеющиеся факты зверского отношения к фауне, конечно же, были, соглашается Олег Георгиевич, но, к счастью, речи о разгуле в стране садизма не шло. За весь прошлый год за жестокое обращение с животными представителями компетентных органов был составлен 31 административный протокол.

– Ответственность за жестокое обращение с животными существует во многих странах. И такие действия, безусловно, должны наказываться. Важно понимать, что любая статья преследует не только наказание, но и предупреждение злодеяния под угрозой ответственности. А значит, нововведение должно вразумить и остановить злоумышленников. Следовательно, и случаев должно стать меньше. А какое это животное – домашнее, бездомное, брошенное – законодатель не определил. Ключевое слово в статье – «животное». Если лесного зайца кто-то замучает на глазах у всех, то будет нести должную ответственность. Решение будет приниматься, исходя из фактических действий.

***

Статья 15.45 КоАП «Жестокое обращение с животными» осталась без изменений. Она звучит так: «Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных – влекут наложение штрафа в размере от десяти до тридцати базовых величин или административный арест».

Статья 339-1 УК – это то же «Жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье…», только с учетом дополнительных квалифицирующих признаков – «совершенное из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений либо в присутствии заведомо малолетнего».

Иными словами, поясняет Олег Каразей, чтобы квалифицировать преступление по данной статье, должна произойти не просто гибель животного, а иметь место действия с хулиганскими мотивами, с попранием норм человеческой морали, способные взбудоражить общество, не говоря уже о ребенке с неокрепшей психикой. За это предусматриваются общественные работы, штраф, исправработы до одного года или арест.

В соответствии со второй частью новой статьи за повторность или совершение действий группой лиц уже грозит полгода ареста либо ограничение свободы на срок до одного года или лишение свободы на тот же срок.

Те дела, что раньше были только административными, теперь, при вышеуказанных условиях, станут уголовными. А значит, какая-то часть из того 31 факта жестокого обращения с животными сейчас могла бы относиться к уголовно наказуемым деяниям. Рассматривать же как протоколы, так и уголовные дела, будут по-прежнему суды.

Что касается готовности милиции выполнять новые для себя функции, то для стражей правопорядка это не вопрос: милиция по закону должна реагировать на все факты правонарушений в соответствии с компетенцией. Поэтому, если поступит заявление о жестоком обращении с животным, повлекшим его гибель, увечье либо об истязании, – это заявление, конечно же, рассмотрят. В ведомственные документы сейчас вносятся изменения: полномочия составления протоколов делегируются конкретным должностным лицам. В первую очередь это будут участковые инспекторы милиции, другие представители милиции общественной безопасности, криминальной милиции.

В то же время какая-либо реорганизация в МВД (создание специальных подразделений по защите живой природы и т.п.) в связи с нововведением не предусматривается. По республике в год совершаются десятки тысяч преступлений и сотни тысяч административных правонарушений. 31 протокол, даже с учетом незарегистрированных, латентных случаев, – незначительная цифра для того, чтобы создавать отдельное подразделение.

***

Несомненно одно: каждый случай жестокого обращения с животными будет сложно доказывать, считает Олег Каразей.

– Да, следы увечья на животном видны, но при каких обстоятельствах они получены? Без свидетельских показаний не узнать, а у животного не спросишь. Возможно, будут нюансы, в которые придется вникать по ходу. Скажем, природой собаке даны хвост и уши. Если разобраться, те хвосты и уши, которые отрезаются породистым собакам их хозяевами, – тоже нанесение увечий. Не говоря уже о кастрации… Понятие «истязание животного» остается неопределенным. В случае с людьми под истязанием (статья 154 УК) понимается умышленное причинение продолжительной боли или мучений способами, вызывающими особые физические и психические страдания. Как доказать, что, например, собаке причинены «особые психические страдания»? Очевидно, что понятие «истязание животного» нуждается в четком определении, и это должно быть закреплено на уровне законодательного акта.

Насколько успешно будет работать новая статья, покажет только время. Понимают это и защитники животных. Ведь мало принять закон, надо еще научиться его применять. А, как показывает практика, даже предусмотренная КоАП ст. 15.45 вызывает затруднения с ее применением.

В январе 2014-го в Минске в подъезде жилого дома на коврике нашли собаку со вспоротым животом. Она полдня пролежала в крови и умерла по дороге к ветеринару.

Как следует из заключения патологоанатома, проводившего вскрытие собаки, друг человека скончался от потери крови, предположительно от получения резаных ран. По словам одного из волонтеров-зоозащитников, хозяин заявил, что ночью выпускал собаку на улицу, и она уже пришла раненая. Ветврач только констатировал смерть и сказал, что таких ран животное животному причинить не может. Подозреваемого в истязании собаки нашли. Им оказался жилец того же дома. Но дело прекратили из-за того, что свидетель не явился на опознание, сам подозреваемый своей вины не признал.

Между тем следующий шаг, который ждут защитники животных, – принятие законодательного акта, регулирующего вопросы обращения с животными, дающего определение самого понятия «жестокое обращение с животными». В законодательстве имеется лишь толкование «жестокого обращения с дикими животными». В то время как есть животные-компаньоны, сельскохозяйственные, лабораторные, содержащиеся в неволе… В том числе по этой причине возникают проблемы, связанные с правоприменительной практикой, привлечением к ответственности за жестокое обращение с братьями нашими меньшими.