/ / Общественно-политические и в области права
18.02.2015

«Налоги и пороги»<em> (Людмила Гладкая, «Советская Белоруссия» от 18 февраля 2015 г.)</em>

За покупкой особенно дорогих домов, машин, туристических путевок и прочим пристально наблюдают финансовые аналитики. Их работа – разоблачать тех, кто живет не по средствам. Добропорядочным налогоплательщикам опасаться нечего, речь о тех, кто тратит явно больше, чем зарабатывает. В прошлом году таких граждан в стране оказалось 22 тысячи. Это сказал мне начальник главного управления налогообложения физических лиц Министерства по налогам и сборам Михаил Рассолько: «В итоге им было предложено заполнить декларацию о доходах и имуществе (ее не следует путать с налоговой декларацией) и уплатить налог. Иначе эту сумму взыщут через суд. Только за три последних года таким образом в бюджет удалось вернуть 28 млрд. рублей».

Понятно, что перед государством стоит ряд непростых задач, в том числе вычислить тех, кто явно скрывает свои доходы. Нередко за «серыми» схемами прячутся аферисты и коррупционеры. Однако не менее важно, заставив платить налог с неучтенных доходов и узаконив контроль за расходами, не нарушать при этом права и свободы простого человека.

Михаил Рассолько говорит, что среди проверенных 22 тысяч граждан есть и бизнесмены, и безработные, и пенсионеры. Большинство «попались» на покупке недвижимости и автомобилей, которые, судя по официальным доходам, им явно не по карману. К примеру, минчанин Н. приобрел машину за 100 тысяч долларов, хотя его годовая зарплата в среднем составила миллионов 60. Гомельчанка Д. купила с аукциона дорогостоящий участок для строительства дома, причем потратила на 1 млрд. больше заработанного. Кстати, предъявленные ей к уплате 94 млн. подоходного налога выплатила сразу же. Так же, как и 78 млн. уплатил житель Бобруйска Г., покупавший нежилые помещения и ценные бумаги. Он тоже не смог объяснить, где взял более полумиллиарда рублей.

Такая информация в МНС поступает в основном из правоохранительных структур, поясняет Михаил Рассолько: «Особенно в тех случаях, когда речь идет о миллионах долларов. Если неуплаченный налог превышает 1000 базовых величин, то может даже рассматриваться вопрос о возбуждении уголовного дела. Кроме того, у нас есть доступ к базам ГАИ, Госкомимущества, к данным банков, таможенных органов (допустим, смотрим, кто, что и как часто возит из–за границы). Нередко налоговую информируют граждане.

Ситуацию с расходами мы «мониторим» регулярно, и это весьма эффективный способ выявления теневых доходов. Также, если человек попадает в поле зрения налоговых инспекторов, в любую интересующую нас организацию – будь то автосалон, риелторская фирма, турагентство – может быть направлен запрос с требованием представить сведения о клиенте. Потом они анализируются, и человеку, явно живущему не по средствам, предлагается объяснить, откуда взялись деньги на столь дорогостоящие приобретения. Конечно, здесь учитываются все расходы, даже коммунальные платежи и мобильная связь, прожиточный минимум за каждый месяц и прочее».

В МНС уверены, что для некоторых граждан одним из основных источников дохода являются заемные средства. Речь идет о крупных суммах, которые одалживаются человеку, официально зарабатывающему гроши. Такие займы предоставляют в том числе иностранцы под выгодные проценты и на длительный срок. Однако теперь полученные заемные средства из–за границы в нашей стране нужно декларировать. К тому же белорусские налоговые органы шлют запросы и в другие государства, выясняя, на самом ли деле заключался договор и существует ли названный заимодатель. Недавно был случай: гомельчанка Б. пересылала из Турции матери 30 тысяч долларов, хотя сама нигде не работала. Ситуацию объяснила тем, что деньги заняла у гражданина Турции. Что при проверке не подтвердилось, и отправительнице перевода пришлось заплатить в бюджет 29 млн.

В последнее время в поле зрения налоговой все чаще попадают скупщики валюты. Именно им с неподтвержденных доходов в прошлом году было предъявлено к уплате более 7 млрд. Минский пенсионер К., за два года купивший в банках 5 миллионов долларов, говорит, что обменять деньги просили какие–то люди, решившие не светиться. В любом случае свою деятельность по оказанию такого рода услуг он поставил на поток, наверняка получая от этого проценты. Теперь должен уплатить почти 6 миллиардов рублей налога. Немногим меньше предстоит выплатить 19–летнему безработному из Гомеля О., за пару лет скупившему столько валюты, что хватило бы на покупку не одного приличного коттеджа под Минском... О таких деятелях налоговую информируют в основном правоохранительные органы, а нередко по запросам МНС – и банки. «С этого года мы сможем получать данную информацию гораздо быстрее, – отмечает Михаил Рассолько. – Сейчас готовится соглашение с Нацбанком, куда поступают данные из всех банков. Суть договоренности в том, что мы сможем получать в электронном виде обобщенную информацию всех банковских структур. Допустим, человек купил валюту либо снял ее в банкомате. Тут же, независимо от суммы, данные гражданина попадают в банковскую базу, которая затем пополняет общую, в НБ. После чего вся информация идет к нам, являясь уже налоговой тайной, которую не выдадут даже близкому родственнику».

Контроль должен быть разумным

Бесспорно, контроль за приобретением за баснословные суммы недвижимости, автомобилей, за покупкой валюты в сумасшедших размерах и прочего со стороны государства должен быть. Однако прежде всего он должен быть разумным и взвешенным. Сама жизнь показывает, что важные государственные решения порой принимаются наспех, без всестороннего изучения вопроса, без учета мнения тех же граждан. Взять, к примеру, прошлогоднее введение госпошлины за выдачу разрешения на допуск машин к участию в дорожном движении – всех, как говорится, под одну гребенку. В этом году подумали. Подумали и решили: саму госпошлину на авто увеличить, но для пенсионеров и инвалидов I и II группы все же предусмотреть 50–процентные льготы по выплате. Так почему бы не продумать все нюансы сразу, чтобы не разводить потом руками да новые инициативы не продвигать? Так и здесь.

«Избегайте крайностей, господа законодатели, – пишет наш читатель, назвавшийся Семеном Семеновичем. – Вот вам ситуация. Дедушка и бабушка, отец и мать со своих скромных зарплат и пенсий выделяют ребенку энные суммы, а тот их в валюту переводит. И в один прекрасный момент к молодому специалисту приходит налоговая инспекция, требуя отчета. Вот тут и начинается самое интересное. И попробуй докажи, что ты не вор». В таком случае, отметили в МНС, инспектор проверит официальные доходы за все указанные годы.

«Зарплата в «конвертах» и «серые» схемы по–прежнему популярны у некоторых коммерсантов. Что вызывает вполне справедливый интерес налоговой и милиции, – замечает Вероника Пашук из Бреста. – Однако не всех нужно одной меркой мерить. Одно дело, когда вся семья годами сбережения собирает, и совсем другое – высоченные коттеджи за 500 тысяч долларов строить. Вот и нужно поинтересоваться у владельцев таких особняков: за какие средства? Здесь наверняка без левых доходов не обошлось. Только маловероятно, что с таких владельцев спросят». В МНС говорят, что для них «неприкасаемых» нет, проверяется каждый попавший в поле зрения инспекторов гражданин, будь то прокурор, председатель исполкома, руководитель крупного предприятия или сантехник Федя, который еще и валютчиком «подрабатывает». Есть непонятно откуда взявшиеся суммы – объясни.

Опять же: надарили тебе на свадьбу конвертов, и сумма немаленькая. Как ее объяснить? Может, невесте с собой на праздник кассовый аппарат брать да чеки выдавать? Ведь когда потратишь, окажется, что не по средствам живешь... Лично мне столь пристальный контроль чуть ли не за каждым заработанным и потраченным мной рублем неприятен. Ощущение, будто инспектор с тобой и ест, и пьет, и по обменникам ходит да спать рядом ложится, подсчитывая спрятанные под подушкой купюры. Утрирую, конечно. Но подумать, как мне кажется, действительно есть над чем, не зря же этот вопрос уже который год народ будоражит.

«А я вообще не понимаю, кому какое дело, что я покупаю и за какие шиши? – негодует на интернет–форуме некто Василий S. – Ведь никогда чужого не брал – все свое, собственным горбом заработано. А разбираться так тщательно надо в тех случаях, когда налицо явное преступление... Другая история, где тоже не все, как мне кажется, гладко. У друга с десяток точек, где он сладости продает. Все по закону. Так с этого года обязали на всех торговых объектах, помимо кассовых аппаратов, ввести терминал для расчета пластиковыми карточками. Один стоит 10–15 миллионов. И вот представьте: приятелю моему их нужно на каждой точке поставить, хотя реально они нужны только на трех, на остальных невыгодно. Да, можно взять и в аренду, но это ж тоже деньги. Почему бы не оставить этот вопрос на усмотрение владельца?»

Другой предприниматель признается, что с налоговой старается контактировать по минимуму. К примеру, турпоездки заказывает не в белорусских, а в российских агентствах: «Я вынужден так поступать после приключившейся со мной эпопеи с покупкой в салоне новенькой машины. Умаялся за каждую копейку оправдываться». Так в общем–то поступают многие наши состоятельные путешественники.

Есть еще один важный момент, на который обратило внимание большинство критиков налоговых правил. Выручил вас, к примеру, с крупной покупкой друг, и вы, если потребуют, об этом должны рассказать инспектору, а тот начнет интересоваться доходами уже вашего приятеля. И что получается? За доброе дело вы отплатите человеку головной болью и необходимостью оправдываться – это в лучшем случае. В худшем – обеспечите ему дополнительные траты и напрочь испортите с ним отношения. Вот и думай, как тут быть.

Людмила Гладкая, «Советская Белоруссия», № 31 (24661) от 18 февраля 2015 г. 
(фото – «Советская Белоруссия»)