/ / Общественно-политические и в области права
16.10.2014

«Таможенный кодекс. Новая редакция»<em> (Александр Бенько, «Рэспублiка» от 16 октября 2014 г.) </em>

Последние барьеры сняты. На прошлой неделе Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) был окончательно ратифицирован в странах «тройки», и теперь с правовой точки зрения ничто не мешает тому, чтобы после 1 января 2015 года это экономическое объединение начало работу. Дело за интеграцией в финансовой сфере, на рынке труда, в товарных отношениях. Будут теснее сплетаться связи и в таможенном регулировании. В настоящее время Евразийская экономическая комиссия плотно работает над новой редакцией Таможенного кодекса ЕАЭС. Какие принципиальные новеллы появятся в этом документе, облегчат ли они жизнь бизнесу и каких перемен стоит ожидать Беларуси, России и Казахстану в сфере таможенных технологий, нам в интервью рассказал член Коллегии (министр) по таможенному сотрудничеству ЕЭК Владимир Гошин.

– Владимир Анатольевич, зачем вообще готовят документ, неужели нынешний ТК Таможенного союза так уж плох?

– Подготовка в первую очередь связана с подписанием Договора о ЕАЭС, в котором предусмотрено, что таможенное регулирование в союзе осуществляется, цитирую, «в соответствии с Таможенным кодексом ЕАЭС, а до его вступления в силу – в соответствии с Таможенным кодексом Таможенного союза и другими международными договорами, регулирующими таможенные правоотношения». То есть как только начнет функционировать Евразийский союз, необходимо новое таможенное законодательство, более четкое, конкретное и отшлифованное. Работа по подготовке и согласованию проекта документа сейчас организована таким образом, чтобы государства смогли подписать Договор о ТК ЕАЭС до конца 2015 года.

Действующий ТК ТС работает без каких-либо системных сбоев уже более четырех лет, с июля 2010 года. Но переход на новый этап интеграции – создание ЕАЭС, пересмотр всей договорно-правовой базы, действовавшей ранее, да и изменение терминологии и подходов к регулированию – потребовал пересмотра и международных договоров, регулирующих таможенные правоотношения. Могу сказать, что при подготовке проекта ТК ЕАЭС, помимо согласования его терминологии и норм с положениями Договора о ЕАЭС, а также имплементации в него положений 16 международных договоров, регулирующих таможенные правоотношения, и 6 проектов международных договоров, были решены многие другие задачи. Например, по модернизации таможенного администрирования с учетом современного уровня развития информационных технологий, по сокращению национального сегмента таможенного регулирования, по учету положений международных конвенций по таможенным вопросам и обязательств государств-членов, взятых в рамках ВТО, в том числе Соглашения по упрощению процедур торговли от 11 декабря 2013 года. Ну и, разумеется, мы посвятили время устранению существующих в ТК ТС недочетов и коллизий.

– Новое таможенное законодательство уже отдает приоритет электронному таможенному декларированию, а применение письменного будет постепенно сходить на нет. Наблюдаются ли определенные сложности при переходе на новые стандарты работы?

– Признаюсь, не без них. За последние годы информационные системы и информационные технологии, применяемые таможенными службами, ушли так далеко вперед, что нормы ТК ТС, предусматривающие бумажный документооборот при взаимодействии таможенных органов с лицами, совершающими операции, тормозят процесс совершенствования таможенного администрирования и даже входят в противоречие с практикой работы таможенных органов. Во всех странах «тройки» развитие IT и применение безбумажного документооборота, в том числе и в таможенной сфере, являются одними из ключевых. Сейчас можно сказать, что наши государства уже преодолели все сложности на пути к приоритету электронного декларирования и вышли в этом процессе на финишную прямую.

– Как будет происходить унификация таможенного законодательства стран-новичков с «тройкой»?

– Подписывая договоры о присоединении, государства будут автоматически присоединяться и к другим международным договорам. Вы, наверное, в курсе: чтобы обеспечить подготовку кандидатов к вступлению в интеграционное объединение Беларуси, Казахстана и России, были разработаны и утверждены «дорожные карты». Они предусматривают проведение целого комплекса взаимосвязанных мероприятий во всех отраслях экономики, как до, так и после подписания договоров о присоединении. В частности, уже проводится сравнительный анализ законодательств Кыргызстана и Армении на соответствие законодательству ТС и ЕЭП, в их национальных законодательствах выявляются акты и нормы, противоречащие наднациональному законодательству, которые нужно будет изменить либо вовсе отменить.

Не секрет, что уровень интеграции стран «тройки» в таможенной сфере уже достаточно высок, несмотря на наличие «принципа резидентства» и национального сегмента таможенного регулирования. Вместе с тем дальнейшая интеграция государств – членов ТС, выравнивание уровня социально-экономического развития, стабильное функционирование всех институтов ЕАЭС позволят нам в будущем пойти еще дальше и в таможенной сфере. Надеюсь, что в ближайшие годы мы сможем полностью отойти от «принципа резидентства».

– Какой, на ваш взгляд, будет таможня стран – членов ЕАЭС к 2020 году?

– Начиная работать над совершенствованием таможенного регулирования, мы для себя попытались составить образ «идеальной таможни». Думаю, что к 2020 году субъект хозяйствования станет общаться с таможенными органами исключительно в электронном виде. Для взаимодействия декларанта и таможенных органов будет закрепленная законодательно и обеспеченная информационными ресурсами система «одного окна» как на границе, так и при таможенном декларировании товаров. Существенная доля товаров (примерно 50 % деклараций) после автоматической проверки с применением системы управления рисками в случае, если риски не выявлены, будет выпускаться максимум за 10–15 минут, причем автоматически и без участия должностного таможенного органа. Одним из элементов совершенствования мы как раз и видим отмену «принципа резидентства», который сейчас является одним из основных барьеров для хозяйствующих субъектов наших стран при осуществлении внешнеэкономической деятельности.

Полагаем, что к 2020 году значение, функции, полномочия таможенных служб государств – членов ЕАЭС будут аналогичны тем, что имеют таможенные администрации других стран – основных торговых партнеров ЕАЭС. Сильные, обеспеченные надлежащими ресурсами и наделенные необходимыми правомочиями таможенные службы – необходимое звено экономической безопасности государств-членов. Таможенный кодекс ЕАЭС станет надлежащей правовой основой для качественного улучшения таможенного администрирования, обеспечит баланс интересов бизнеса и государства на разумной и справедливой основе, что способствует развитию транзитного потенциала и осуществлению внешней торговли государств – членов ЕАЭС без ущерба для эффективности таможенного контроля.

Александр Бенько, «Рэспублiка» от 16 октября 2014 г.