/ / Общественно-политические и в области права
06.11.2014

Валентин Шаев: «Формы коррупционных преступлений постоянно меняются»

Одна из самых обсуждаемых в обществе тем – борьба с коррупцией. В текущем году возбуждено более 2,5 тыс. уголовных дел коррупционной и экономической направленности. Уголовные дела по 1,5 тыс. эпизодов преступной деятельности направлены на рассмотрение в суд. По результатам расследования установлен материальный ущерб на сумму около Br135 млрд. Однако, несмотря на принимаемые правоохранителями меры, коррупция продолжает жить. Почему так происходит и как с этим бороться, рассказал Председатель Следственного комитета Республики Беларусь Валентин Шаев.

– Валентин Петрович, почему не удается полностью искоренить коррупцию?

– Расследованию коррупционных преступлений всегда уделяется особое внимание. Уголовные дела по кражам и убийствам совершаются одними и теми же способами. Формы коррупционных и экономических преступлений постоянно меняются. Поэтому следователи должны более внимательно и детально подходить к рассмотрению таких дел. Сегодня мы можем констатировать, что такие дела расследуются достаточно успешно.

В текущем году следователями уже рассмотрено более 3 тыс. заявлений и сообщений об экономических и коррупционных преступлениях. На данный момент в производстве следственных подразделений находится ряд резонансных уголовных дел о коррупционных преступлениях в органах государственной власти.

Так, на завершающем этапе расследования находится уголовное дело в отношении ректора государственного учреждения образования «Институт культуры Беларуси». Продолжаются судебные слушания по уголовному делу, расследованному Следственным комитетом, в отношении должностных лиц ОАО «Антасам» (жилой комплекс «Самоцветы»). Вступил в законную силу приговор в отношении бывшего генерального директора строительной фирмы «Облик», хозяйственная деятельность которой осуществлялась по принципу финансовой пирамиды.

– Можно ли сегодня говорить о появлении транснациональной коррупции?

– Да. Уже выявлены отдельные преступные группы. В их деятельности участвовали чиновники, которые способствовали продаже государственного имущества за пределы страны. Одним из примеров может послужить дело в отношении бывших должностных лиц Гомельского облисполкома, ранее задержанных по подозрению в злоупотреблении властью и служебными полномочиями.

Преступления в сфере коррупции, как правило, совершаются группами лиц. Часто кто-то из этих групп сотрудничает со следствием, помогает раскрывать схемы преступлений, устанавливать все обстоятельства. Таким лицам смягчается наказание, либо они освобождаются от уголовной ответственности.

– Считаете ли вы, что, например, ужесточение ответственности за недонесение о фактах коррупции позволит эффективнее бороться с этим злом?

– В Беларуси предусмотрена ответственность за недонесение о совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Но я никогда не считал и не считаю, что ужесточение ответственности за это принесет серьезный результат. На мой взгляд, если говорить об отношениях коллег по работе, подчиненных и начальников, больший результат принесет идеологическая работа и моральные устои. В первую очередь, это отношение самого руководителя к данной проблеме. Не сообщая о правонарушении или не проводя разбирательства, любой чиновник-правоохранитель совершает преступление по ст. 425 УК Беларуси (бездействие власти).

Эффективнее бороться с коррупцией позволит развитие правосознания граждан. Человек, который хорошо знает закон, не будет искать возможности его обойти, а заставит чиновника делать так, чтобы закон исполнялся. 

По сообщению БЕЛТА