/ / Общественно-политические и в области права
11.11.2014

«Как быть с беспокойными соседями» <em>(Аэлита Сюльжина, «Советская Белоруссия» от 11 ноября 2014 г.)</em>

Более 40 тысяч жалоб на нарушение соседями правил пользования жилыми помещениями написаны в 2013 году в органы внутренних дел, организации ЖКХ, исполкомы и санслужбы. В заявлениях люди сетовали на шум, крики и громкую музыку в ночное время. По закону за подобное веселье полагается штраф – от 2 до 30 базовых величин. Однако в государственном объединении «Минское городское жилищное хозяйство» за тот же период и по тому же поводу составлено всего 174 протокола. Это подтверждает очевидный факт: работники Министерства ЖКХ, на которых с 2007 года возложена обязанность мирить соседей, с поставленной задачей не справляются. Более того, Министерство признает это и вышло с инициативой: наделить работников органов внутренних дел полномочиями составлять протоколы на дебоширов за нарушение покоя граждан в ночное время и привлекать их к административной ответственности, так сказать, по горячим следам. Обсудить инициативу мы пригласили Алексея Кузьмича, заместителя председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по жилищной политике и строительству; Олега Каразея, начальника управления профилактики МВД; Наталью Кухарчик, начальника отдела юридической работы и кадров Минжилкомхоза; Дмитрия Мухина, начальника юридического отдела ЖРЭО Московского района Минска, и минчанку Галину Голуб, страдающую от шума соседей много лет. С ее рассказа о своих злоключениях и начался разговор.

Г.Голуб: Живу по улице Антоновской в Минске. Пятиэтажка, «хрущевка». 4,5 года назад в квартиру дедушки и бабушки заселился с супругой внук, который отсидел срок в тюрьме. С первого дня начали вести себя неадекватно. Практически каждый день после полуночи у них начинается веселая жизнь. Компании, танцы, громкая музыка. Три года подряд вызывала милицию, приезжали составлять рапорт. Но ЖЭС никак не реагировал.

«СБ»: А сколько раз вызывали милицию?

Г.Голуб: Где-то 30 раз в год. Хотя могла бы и 360. Но не могу же я сотрудников органов внутренних дел, занятых более важными делами, дергать каждый день! На все вызовы приезжают, поднимаются наверх, успокаивают.

«СБ»: И что?

Г.Голуб: Когда вступил в силу новый Жилищный кодекс, по рекомендации сотрудников правопорядка начала готовить документы в суд. Написала обращения в ЖРЭО, администрацию района. Это возымело действие: юрист ЖЭСа стала составлять административные протоколы. За год их было 7. В итоге подали иск в суд на принудительное отчуждение жилья.

«СБ»: И не выселили дебошира?

Г.Голуб: Нет. ЖЭС не смог соблюсти процедуру. Мотивировка суда: ответчика не предупредили.

О.Каразей: Должно быть подтверждено три факта нарушения порядка пользования жилым помещением. Затем местный исполком предупреждает гражданина о необходимости их устранить. Но если собственник в течение года после предупреждения привлекается к административной ответственности за аналогичные правонарушения, тогда возникает основание для подачи иска в суд на выселение. В этом конкретном случае не была соблюдена вся процедура.

Д.Мухин: Но даже если бы суд удовлетворил исковые требования, человеку не намного спокойнее стало бы жить. Потому что нарушителю дается еще год на корректировку своего поведения и только потом суд может принять решение о понуждении к отчуждению.

Н.Кухарчик: И то, если он в течение года не нарушит правила пользования и не будет привлекаться к административной ответственности, тогда суд может и не понудить к отчуждению.

О.Каразей: Мы можем только теоретизировать и предполагать. Судебной практики нет.

Д.Мухин: Накануне нашей встречи побеседовал с Галиной Григорьевной. У нее и сегодняшней ночью милиция была и составила рапорт. Но когда я у нее спросил, составлен ли административный протокол, она удивилась: так еще же рано! Именно так сейчас выглядит механизм наказания дебоширов. Только через несколько дней после случившегося мастер получит рапорт от работника внутренних дел. Какого он будет содержания – вопрос. Установлено ли будет лицо, нарушавшее порядок? И по этим документам мастеру ЖЭСа надо будет сформировать административное дело, включив в него протоколы опроса соседей.

«CБ»: А есть ли у мастера соответствующая юридическая квалификация?

А.Кузьмич: Вот с этого надо и начинать! 75 процентов жалоб избирателей касаются жилья и строительства. В 2007 году от органов внутренних дел полномочия составлять протоколы по фактам нарушения правил пользования жилыми помещениями передали ЖЭСам. Минжилкомхоз согласовал документ без замечаний, совершенно не подумав, на мой взгляд, кто же в их структуре этим будет заниматься. После вступления в силу закона пошла неразбериха.

«CБ»: Неудивительно, что протоколы не составляются.

А.Кузьмич: Потому что святая обязанность работников ЖЭСа – содержание жилья в надлежащем состоянии. Никакого отношения к дебоширам они не должны иметь! Это обслуживающая организация. Представьте: мастер пришел к нарушителю составлять протокол, а он ей: иди мой мусоропровод и убирай лестничную клетку, отмостку чисти. Когда же приходит человек в погонах, отношение к нему совершенно другое.

«CБ»: А есть срок давности?

О.Каразей: Два месяца – срок наложения взыскания.

Н.Кухарчик: А теперь представьте нелепость ситуации: у меня с вами договор на оказание услуг. А завтра я прихожу и составляю на вас протокол!

О.Каразей: Конечно, гораздо проще сказать: давайте все это поручим милиции. Их много. Они в форме. Их боятся. Очень поверхностный взгляд. Если так рассуждать, то и контролерам в общественном транспорте нужна помощь милиции. А девушкам из налоговой инспекции? А судебным исполнителям, которым приходится аресты накладывать на имущество? Но они же не ставят вопрос возложить эти функции на милицию. У нас 70 государственных органов, должностные лица которых уполномочены вести административный процесс. Представляете, что получится, если мы все эти обязанности возложим на милицию, которая вроде как лучше справится, потому что лучше подготовлена?

А.Кузьмич: Но в законе об органах внутренних дел закреплено: основными их задачами является защита жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и законных интересов граждан. А у Натальи Анатольевны основная задача – эксплуатация жилья и оказание коммунальных услуг. Галине Григорьевне от ЖЭСа прежде всего нужны теплая вода, чистый двор, а к Олегу Георгиевичу она обратится за защитой ее чести и законных интересов.

О.Каразей: Вы процитировали вторую статью закона, в первой же речь идет о назначении органов внутренних дел, а это – охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности. А статья 21.16 Жилищного кодекса как называется? «Нарушение правил пользования жилыми помещениями». Все читали? Вкратце напомню: это еще и о том, правильно ли постелен ламинат в квартире и сделана ли в соответствии с проектом перепланировка. Как вы милицию наделите одними полномочиями, исключив другие, в той же статье перечисленные и касающиеся исключительно эксплуатации жилфонда?

Н.Кухарчик: Мы разделим статью. И только за это правонарушение милиция будет составлять протокол. Не переживайте.

О.Каразей: Переживаю! Нам сейчас предлагают составлять протоколы по жестокому обращению с животными, за выход на лед рыбаков, не понимая, очевидно, что чем больше милицию станут наделять полномочиями, которые напрямую не связаны с охраной общественного порядка и безопасности жизни и здоровья граждан, тем меньше она будет уделять внимания своим профильным задачам. Те вопросы, которые мы сейчас обсуждаем, действительно мешают гражданам жить спокойно, но сам факт совершения подобных правонарушений на здоровье и жизнь не влияет. Если, конечно, сосед не угрожает расправой.

Г.Голуб: Вот именно: сосед мне регулярно угрожает расправой!

О.Каразей: За это есть ответственность. Но ведь большинство заявлений касаются совсем других вещей: ребенок бегает по ламинату, громко включен телевизор. За 9 месяцев нынешнего года к административной ответственности по статье 21.16, по первой части, за нарушение правил пользования, привлечены 4.025 граждан. Из них 3600 – организациями, осуществляющими эксплуатацию жилфонда. 400 протоколов составили райисполкомы и 4 – госсаннадзор. Но если в Гомельской области было 1200 протоколов, то в Минске, который значительно больше населен и жилфонд тут не сельского типа, в 4 раза меньше – 270. Очевидно, есть вопросы к организации работы.

Н.Кухарчик: Да. Но какова в этих цифрах доля нарушений, связанных с мелким хулиганством? Из 3600 привлечений ведь, уверена, в основном речь о перепланировках, нарушениях конструктивных особенностей жилья.

О.Каразей: Органами внутренних дел за мелкое хулиганство, совершенное в сфере семейно–бытовых отношений, привлечены 16 тысяч человек. В 4 раза больше, чем по статье 21.16. Более того, у нас нет доступа в помещение, если нарушитель не открывает дверь. А у ЖЭСов есть.

Н.Кухарчик: Доступ у работников ЖКХ есть в строго определенных случаях: профилактические осмотры, перепланировки, аварийные ситуации.

Д.Мухин: Давайте не будем утрировать. Ни один вменяемый и здравомыслящий человек сверлить в час ночи стену не будет. Как правило, шум создают компании, распивающие спиртные напитки. Бытовой конфликт между участниками гульбища сопровождается криками и руганью. Работников ЖКХ, которые уполномочены составлять протоколы, нет в это время на рабочем месте. В результате нарушается один из принципов административного процесса: неотвратимость привлечения к ответственности. По 70 процентам обращений граждан по поводу шума по ночам невозможно не только обращение в суд, но и составление административного протокола. Милиция составляет рапорт, отправляет его в ЖЭС. На это уходит 2–4 дня. Мастер начинает разбираться, и выясняется: сосед, который заявление писал, уже не хочет ничего говорить. Либо помирился, либо боится. Свидетели не помнят, что вчера ели. Ну а у самого нарушителя в квартире прописаны 7 человек. Ни один не признает себя виновным. Говорит: это был пропавший без вести сожитель моей сестры.

«СБ»: А разве милиция не записывает фамилии нарушителей спокойствия?

О.Каразей: Когда есть возможность, то записывает. Но если в 2 часа ночи сотрудникам внутренних дел не открывают дверь, что дальше? Берем заявление и направляем в ЖЭС.

Г.Голуб: А мастер нашего ЖЭСа даже не понимает, что это ее работа. Сейчас мне составлять документы помогают юрист и директор.

А.Кузьмич: Если работники милиции не имеют права войти в квартиру, где совершается правонарушение, значит, надо вносить изменения в законодательство.

О.Каразей: Кстати, не с 2007 года полномочия составлять протоколы по фактам нарушения правил пользования жилыми помещениями от органов внутренних дел передали ЖЭСу. На самом деле такими вещами милиция не занимается 15 лет, не меньше. И вы считаете нормальным, что столько времени в организации, которая уполномочена на это, должностное лицо не знает круга своих обязанностей?

А.Кузьмич: В тему приведу один случай из практики. Рассказывал житель Фрунзенского района Минска. Ночью соседи шумели. Он вызвал милицию. Приехали, зашли с жалобщиком в проблемную квартиру. Там квартиросъемщики. Двое молодых людей пригласили девушек и устроили танцы в 2 часа ночи. Никто у них не проверил документы, погрозили пальчиком и уехали. И в дальнейшем на мой депутатский запрос не смогли ответить, кто же там живет и нарушает общественный порядок. Только через две недели нам удалось выселить нарушителей. А после хозяйка квартиры зашла к жалобщику и сказала: я тебе за это заселю табор цыган.

Г.Голуб: Моя соседка тоже так говорит.

А.Кузьмич: Сегодня надо и органам внутренних дел, и ЖЭСам выработать такую стратегию решения проблемы, чтобы житель был не внакладе. И не бегал от одного ведомства к другому. Надо всем собираться и думать, как сделать, чтобы люди, нарушающие общественный порядок, знали: будут неминуемо привлечены к ответственности.

Д.Мухин: А вы знаете, какая в ЖЭСах текучесть кадров?

А.Кузьмич: У мастера в ЖЭСе совсем другой круг вопросов: лампочка в подъезде на горит, мусор не вывозят, хлорная обработка не сделана, крысы бегают. Потому у нее и мысли не возникает, что она еще должна мирить соседей, которые, скажем, курят в подъезде.

«СБ»: Кстати, и по поводу курения в подъездах практически не составляются протоколы.

А.Кузьмич: Работники ЖЭСа ограничиваются объявлением в подъезде: за курение – штраф. Все смеются. Никто эти таблички всерьез не воспринимает.

Н.Кухарчик: 25 постановлений о прекращении дел и 10 протоколов о наложении взыскания за курение в подъездах по Минску за 2013 год.

А.Кузьмич: Это ничто! Сегодня в любой жилой дом зайдите и увидите импровизированные пепельницы из кофейных банок.

«СБ»: А что может сделать сосед, если я, условно говоря, завтра начну курить в подъезде?

Н.Кухарчик: Это такое же нарушение общественного порядка, как и шум в ночное время.

О.Каразей: Милицию может вызвать.

«СБ»: И на меня составят протокол? Привлекут к административной ответственности?

А.Кузьмич: Ничего подобного: вы скажете, что не курили. А сосед на вас наговаривает. Он должен снять вас с сигаретой в руках на мобильный телефон, собрать улики и доказательства.

О.Каразей: Это называется процесс доказывания. То же самое, если милиция приезжает по вызову. Сосед говорит, что вы стучите, мешаете ему спать. А вы утверждаете – не стучал.

Г.Голуб: Что значит «не стучал»? У меня соседи начинают гулять, когда в 22.00 закрывается опорный пункт. Они тут же идут в магазин, затовариваются и поднимаются к себе. И когда я вызываю милицию, наряд сначала приходит ко мне в три часа ночи и слышит, как они бегают, прыгают, стучат каблуками. Я предлагаю дать милиции полномочия взимать на месте штраф. И не только с собственника, но и с любого нарушителя общественного порядка, который находится в момент совершения правонарушения.

«СБ»: Совершенно верно, как за мелкое хулиганство.

Г.Голуб: А так три года я вызывала милицию. И они никогда не записывали, кто находится в квартире. Паспорт посмотрят и все. А когда жену соседа на полтора года посадили, там жил родственник собственника, которого полтора года судебные приставы разыскивали как злостного неплательщика алиментов. Милицию тогда два раза в неделю вызывала. Его паспорт представители правоохранительных органов видели неоднократно. Если бы записывали, то наверняка обратили бы внимание, что человек объявлен в розыск.

«СБ»: Таким образом могли бы и преступников находить.

О.Каразей: Представители милиции – это еще и свидетели, которых можно опросить по делу о правонарушении. А если сотрудник милиции ведет процесс, то он уже свидетелем являться не будет.

Г.Голуб: На суд не был приглашен ни один милиционер.

О.Каразей: Потому что его никто не опросил и не пригласил на судебное заседание. Это опять–таки говорит о качестве ведения процесса.

Г.Голуб: Я к тому, что зафиксировать шум – не проблема.

О.Каразей: Ошибаетесь, это доказательство не прямое. У меня самого в жизни была ситуация. Ночью проснулся от звука дрели. Я был уверен, что это сосед сверху, а оказалось, тремя этажами выше источник шума был. Все очень условно.

«СБ»: А если сосед не унимается и продолжает дебоширить ночью, можно ли его забрать в участок?

О.Каразей: Статья 21.16 не предусматривает административное взыскание в виде административного ареста. Только если это будет квалифицировано как мелкое хулиганство.

«СБ»: А когда это будет квалифицировано как мелкое хулиганство?

О.Каразей: Мелкое хулиганство – это нецензурная брань в общественном месте и иное умышленное нарушение общественного порядка.

«СБ»: Так это же идеально подходит, если сосед ночью дебоширит!

Н.Кухарчик: И тем не менее милиция все отправляет в ЖЭС.

О.Каразей: Когда это просто бытовой шум. Но если на ноги он поднял весь подъезд, меры принимаются оперативно. Сейчас милиция по статье за мелкое хулиганство уполномочена накладывать штраф на месте, за исключением случаев, когда человек не признает своей вины. Тогда мы обязаны направлять дело в суд.

«СБ»: Если признает, то сразу можете оштрафовать?

О.Каразей: В том числе и сразу.

«СБ»: А задержать?

О.Каразей: А для чего задерживать? Должны быть основания применения мер обеспечения процесса. Для установления личности? Как правило, в квартире нет с этим проблем, если есть какой–то документ. Для составления протокола?

А.Кузьмич: Я еще являюсь председателем общественного пункта охраны порядка. Это у меня дополнительная общественная нагрузка. Поэтому тему знаю хорошо и уверен: это прямая обязанность работников внутренних дел – заниматься конфликтами между соседями и в семьях. А все остальное вторично: пустили вас в квартиру – не пустили. Доказано – не доказано. Только работники внутренних дел, а не ЖЭСы должны этим заниматься. Скажу больше: уже подготовлен проект нормативного правового акта на этот счет. Его суть: по вопросам перепланировки, антенн, кондиционеров – это в ЖЭС, а все, что касается семейных и бытовых конфликтов, – там должны быть должностные лица в погонах.

Д.Мухин: Кроме милиции, в ночное время на такой конфликт никого больше не позовут.

Г.Голуб: Милиция выполняет 90 процентов этой работы. Выезжает, составляет протокол. Остается только наложить взыскание и все.

Д.Мухин: Вы же все равно тратите время, пишете бумаги.

О.Каразей: Тот, кто приезжает на вызов, не ведет дело, не составляет протокол. Он фиксирует факт и кладет рапорт в дежурную часть. Утром приходит участковый, и уже он рассмотрит заявление и пойдет заниматься соседом–хулиганом, точно так же, как сейчас этим занимается ЖЭС.

А.Кузьмич: В свое время я работал директором завода «Горремавтодор». И вдруг выходит документ, согласно которому палы травы в районе должны тушить работники нашего предприятия. Я взял и написал в МЧС: дайте мне тогда бумагу, что в случае гибели моего сотрудника при исполнении вы берете полностью ответственность на себя. Мой работник – не пожарный. Он улицы чистит. Так и здесь: идея переложить составление протоколов между конфликтными жильцами на ЖЭС – весьма непродуманное решение.

О.Каразей: И у милиции есть только ей присущие функции. Когда речь идет о межличностном конфликте, конечно, это прерогатива милиции. А в рассматриваемых ситуациях нет конфликта: одному не нравится, что шумит другой. Сейчас наделить органы внутренних дел обязанностью, о которой мы ведем речь, собираются на уровне указа. И получится, что шум будет рассматриваться вне статьи 21.16 КоАП, не будет являться нарушением правил пользования жилым помещением. Если вы переложите эту функцию на милицию, то не будет оснований вести речь о выселении человека за нарушение правил пользования жилым помещением.

А.Кузьмич: Как депутат советую вам: про выселение лучше забудьте. Это крайняя мера. Самая страшная вещь, которая может произойти. И вряд ли на миллион одна такая ситуация возможна. Прежде чем выселять правонарушителей, следует в полной мере задействовать другие способы регулирования человеческих взаимоотношений.

«СБ»: Как нам кажется, даже само по себе существование нормы, что на шум по ночам приедет наряд милиции и немедленно тебя оштрафует, да еще, скажем, на несколько миллионов рублей, будет реально сдерживать и дисциплинировать жильцов.

О.Каразей: Но точно такие же полномочия сейчас имеет и ЖЭС, если человек сразу признает вину!

Д.Мухин: Через несколько дней?!

А.Кузьмич: Когда меня назначали председателем пункта общественного порядка, я не понимал поначалу, зачем это надо. А теперь знаю в своем районе проблемные семьи, сложных подростков. Точно так же участковый милиционер будет лучше знать, что происходит на его участке. Это источник информации.

О.Каразей: Участковый все неблагополучные семьи знает и так. И работает не с теми, кто сверлит стены, а с теми, кто допускает насилие в семье, иные правонарушения, которые могут повлечь тяжкие последствия.

Д.Мухин: Ради интереса ввел в интернет–поисковике словосочетание «нарушение правил пользования жилыми помещениями». И сразу обнаружил форум на эту тему. Знаете, какая главная мысль обсуждается? «Милиция этим не занимается. И максимум, что от нее можно ожидать, – это проведение беседы. Вот и гуляйте, не бойтесь». Никто, мол, кроме милиции, не придет, а она тут ни при чем.

Г.Голуб: Сегодня до 5 часов утра не спала из–за соседей. Милиция уехала в 2 часа ночи, а те еще громче стали танцевать. Будто специально. А мне говорят: нас штрафами не запугаешь! Поэтому и штрафы должны быть большими.

«СБ»: А сколько сегодня штраф?

Д.Мухин: До 30 базовых величин.

Г.Голуб: Реально штраф – 300 тысяч.

«СБ»: А много ли поступает обращений в ЖЭСы по поводу шума?

А.Кузьмич: Могу привести статистику по моему любимому Фрунзенскому району, которую мне подготовили два ЖРЭО. 50 тысяч проживающих. 2013 год – 423 заявления о нарушении гражданами правил пользования жилыми помещениями, 55 – о создании повышенных шумов. Как правило, конфликт создают граждане, ведущие асоциальный образ жизни, злоупотребляющие спиртными напитками. Однако работники ЖЭСов, которые уполномочены составлять протоколы, – преимущественно женщины, которые не могут принять исчерпывающие меры по привлечению нарушителей к ответственности по причине игнорирования ими законных требований.

О.Каразей: И вы поэтому предлагаете наших сотрудников снимать с расследования убийств и других тяжких правонарушений? Занимаясь непрофильными делами, мы попросту девальвируем погоны.

«СБ»: А какова зарубежная практика?

О.Каразей: За рубежом созданы специальные службы. А управляющую компанию это совершенно не волнует. Обиженный сосед подает на другого в суд и разбирается с ним в частном порядке. И взыщет с него такую сумму, что у того навсегда отпадет желание шуметь.

«СБ»: Кстати, очень часто жалуются не на дебоширов и пьяниц. Соседа может раздражать бегающий ребенок или музицирующая днем школьница. Потому что жилье у нас строят по таким нормативам, что слышно, как за стенкой чихают.

А.Кузьмич: Есть люди с повышенной чувствительностью к звукам. К таким фактам надо спокойно относиться. А то мы зайдем в такие дебри...

Д.Мухин: До 11 часов вечера можно сколько угодно бегать по ламинату и музицировать.

О.Каразей: Но к нам в МВД поступают такие жалобы.

Д.Мухин: В таком случае гражданину надо объяснить, что он проживает в многоквартирном доме. И не вправе беспокоить милицию.

О.Каразей: Так ведь беспокоят! И утверждают: специально сосед убрал ковры, чтобы ребенок шлепал по ламинату.

Д.Мухин: В таких случаях надо составлять протокол за ложный вызов. Если у людей это вызывает проблемы, то им следует переселиться в сельскую местность, где тишина и покой круглые сутки.

О.Каразей: Сейчас мы можем отказаться выезжать на такие вызовы. А когда на нас повесят статью 21.16 – будем обязаны реагировать. Это тоже шум!

Д.Мухин: Как правило, это не совсем уравновешенные психически граждане. И у нас есть право прекратить с ними переписку и отказать в возбуждении административного материала. У нас подобного рода анекдотов хватает. Вплоть до требований сделать операцию на связках у собаки соседа, вырвать ей когти.

О.Каразей: В общем количестве жалоб на шум – половина вот таких бытовых.

А.Кузьмич: Соседи должны договариваться.

Д.Мухин: Это культура поведения в обществе. Знаете, сколько поколений должно смениться, чтобы человек научился доносить бумажку до мусорницы?

«СБ»: А может, огромные штрафы ускорили бы процесс?

Г.Голуб: Я вызывала милицию на соседа 30 раз, а штраф он платил всего 7 раз. По 300 тысяч.

О.Каразей: К сожалению, усиление ответственности слабо влияет на количество правонарушений.

А.Кузьмич: Неотвратимость наказания более эффективна, и обеспечить ее, на мой взгляд, в случаях явного нарушения порядка в жилых домах сможет только передача этих функций органам МВД.

О.Каразей: Очень спорный вопрос!

Аэлита Сюльжина, «Советская Белоруссия» № 214 (24595) от 11 ноября 2014 г.