/ / Общественно-политические и в области права
17.03.2014

«Каждый имеет право» <em>(Роман Рудь, «Советская Белоруссия» от 15 марта 2014 г.)</em>

Белорусская Конституция родилась 15 марта 1994 года. Этот день справедливо называют символом нашей государственности. И сегодня особо торжественная дата: мы отмечаем 20–летний юбилей Основного Закона страны. Накануне корреспондент «СБ» побеседовал с Председателем Конституционного Суда Петром Миклашевичем.

– Петр Петрович, как вы считаете, за прошедшие 20 лет стала ли Конституция настоящей правовой платформой Беларуси?

– Безусловно, сегодня можно с полной уверенностью утверждать, что наша Конституция действительно является правовой основой, на которой устойчиво развиваются белорусское общество и государство, достигаются стабильность и правопорядок, общественное доверие и согласие. Это, можно сказать, стержень, вокруг которого формируется все текущее законодательство.

– Как известно, задача Конституционного Суда – обеспечивать верховенство и прямое действие Конституции в Беларуси. Раскройте механизм – как это происходит на практике?

– В первую очередь – путем судебного контроля конституционности нормативных правовых актов в государстве. Кроме того, ежегодно Конституционный Суд направляет Президенту и палатам Национального собрания послания о состоянии конституционной законности в стране. В них делаются выводы о том, насколько усилия госорганов и должностных лиц направлены на неукоснительное соблюдение Конституции как в нормотворчестве, так и в правоприменении. Наконец, вынося решения по рассматриваемым делам и материалам, суд ориентирует все органы на соблюдение норм и принципов Конституции, необходимость конституционализации общественных отношений в законодательстве, на формирование конституционной культуры в обществе.

– Все ли законы проходят судебный контроль? Или только особой важности?

– Не важных законов не бывает. Поэтому все без исключения. Более того, я вам скажу, что в 2008 году белорусский Конституционный Суд первым на постсоветском пространстве был наделен полномочиями по обязательному конституционному контролю всех законов, принятых Парламентом, до подписания их Президентом.

– Сколько законов подверглись проверке? Были ли случаи, когда какие–либо из них не получили одобрения Конституционного Суда?

– Чтобы закон отклонялся целиком – такого не было. Но в отдельных нормах присутствовали правовые пробелы и неопределенность, которые, впрочем, не носили системного характера. Они вполне устранимы в процессе совершенствования законодательства. Мы изложили более 100 правовых позиций, в которых указывалось на эти недостатки. Всего же Конституционным Судом проверено более 600 законов, положения которых в целом признаны соответствующими Конституции. Я бы хотел отметить тенденцию постоянного совершенствования правотворческого процесса. Сейчас внимание тому вопросу, насколько соответствуют Конституции положения правовых актов, уделяется еще на стадии их подготовки.

– Могу ли я обратиться в Конституционный Суд с просьбой проверить не устраивающий меня закон?

– Можете, но не лично. В законодательстве не закреплено право граждан на подачу индивидуальной конституционной жалобы. Вместе с тем предусмотрена особая форма – косвенный доступ граждан к конституционному правосудию через субъектов, уполномоченных обращаться в Конституционный Суд.

– Имеются в виду Президент, Палата представителей, Верховный Суд?

– Нет, не только. С предложениями о проверке конституционности законов могут также обращаться Совет Республики Национального собрания и Совет Министров.

– Поступают ли в Суд обращения граждан, не связанные с конституционным контролем, но все-таки носящие правовой характер?

– Свыше 1000 в год! На основании некоторых из них принимаются решения об устранении пробелов и правовой неопределенности в нормативных правовых актах.

– Пожалуйста, приведите примеры таких решений.

– Скажем, в 2013 году именно на основании обращений граждан Конституционный Суд признал необходимым определить в Процессуально-исполнительном кодексе об административных правонарушениях порядок доступа людей к правосудию с учетом их затруднительного имущественного положения. Также принято решение закрепить в Гражданском кодексе правовой механизм ограничения дееспособности граждан – он должен учитывать степень фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими. Может быть, кому-то эти слова покажутся сложной юридической казуистикой, но на деле для многих людей – это серьезные проблемы, решение которых было необходимо.

– Петр Петрович, сейчас судебная система Беларуси проходит довольно сложное, но необходимое реформирование – объединены общие и хозяйственные суды. Какие задачи в связи с этим стоят перед Конституционным Судом? Как они решаются?

– Право на судебную защиту – важнейшее конституционное право любого человека. В соответствии со статьей 60 Конституции Республики Беларусь каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом. Поэтому процессы, связанные с появлением единой системы судов общей юрисдикции, возглавляемой Верховным Судом, крайне важны: ведь они направлены на дальнейшее повышение эффективности судебной защиты как граждан, так и юридических лиц. В Послании Конституционного Суда уже отмечено, что в связи с этой реформой возникла объективная необходимость уточнения некоторых положений Конституции. Необходимо не допустить правовой неопределенности.

– Что вы хотели бы пожелать гражданам Беларуси в День Конституции?

– Желаю, чтобы каждый из нас добросовестно и в полной мере пользовался своими правами и свободами, но в то же время ответственно исполнял конституционные обязанности, тем самым внося личный вклад в достижение наших общих конституционных целей.

– Спасибо, Петр Петрович. Примите наши поздравления с праздником и наилучшие пожелания

Роман Рудь, «Советская Белоруссия», № 49 (24432) от 15 марта 2014 г.